Деревеньки. Неопубликованное. Часть 2

visibility
Продолжение публикации снимков периода 2015-2017 гг., не вошедших в печатные статьи рубрики «Деревеньки».

У архивных документальных снимков есть особенное качество, благодаря которому при просмотре мы легко можем перенестись в прошлое и обратиться к далёким реальным событиям. Взгляните на старую чёрно-белую фотографию из архива Мотмосского школьного краеведческого музея под названием «Сеятель». В кадре изображён во время посевной усталый пожилой крестьянин – один из тех миллионов тружеников, что испокон веков кормили и поили наше государство. До массового прихода тракторов и комбайнов в отечественные деревни ещё добрых 30 лет, поэтому мужчина сажает старым дедовским способом – разбрасывает семена из берестяного короба вручную. Данный метод считался, конечно, долгим и нудным, но посевная – очень ответственная пора для деревенских жителей: весенний день год кормит, или, как ещё говорили в народе, что посеешь, то и пожнёшь.

Сеятель – давно забытая профессия, равно как и десятки других крестьянских специальностей. Что поделать – технический прогресс безжалостен к традициям. А ведь сколько разных сельских специальностей канули в Лету за последние два столетия! Дегтекуры (добытчики дёгтя из берёзы), углежоги, прасолы (скупщики мяса и рыбы), рудокопы, коробейники, водовозы… 

Были мастера в выксунских сёлах в советское время (например, в деревне Маевка), профессионально занимающиеся изготовлением бочек – бондари. Их продукция на протяжении многих лет (и вплоть до середины прошлого века) пользовалась спросом у населения и заготовительных предприятий: в деревянных бочках традиционно солили помидоры, капусту и огурцы, хранили вино. 

Или вот ещё одна замечательная и забытая ныне профессия – плевальщик. Уверен, подавляющее большинство читателей, услышав об этой исчезнувшей профессии, недоумённо вскинут брови вверх – мол, это ещё кто такой? А плевальщик – это самый обычный сеятель репы. Дело в том, что у этого овоща семена настолько мелкие, что в одном килограмме их может быть около миллиона. Поэтому сажать в поле привычными способами (разбрасыванием или закапыванием в землю) эту мелюзгу не получится: ряды будут очень неровными. Плевальщик набирал в рот семян и, проходя по ниве, «выдувал» их в определённом направлении. Кому-то данный процесс может показаться простым, но в реальности же требовалась определённая сноровка и, конечно, терпение – как-никак сажали на обширных полях. До повсеместного признания картофеля (то есть до XIX века) в нашем государстве репа была главнейшим продуктом на крестьянских столах, под неё отводили самые большие площади, потому-то и толковый плевальщик (то есть сеятель) был на вес золота. 

Представителей этой профессии очень уважали в народе, а в весенний период за хорошую плату наперебой звали из одной деревни в другую. Более того, на Руси испокон веков существовали целые семейные династии плевальщиков, и свои маленькие «производственные» хитрости передавались от старшего поколения к младшему.

…Тяжела была жизнь простого землепашца на Руси. Кстати, отечественный этнолог и социолог Светлана Лурье считает, что «именно русские крестьяне XV-XVII веков стали основой формирования современного русского народа». Может быть, именно поэтому – из-за терпеливого характера нашего простого мужика – периодически появлялись в нашем государстве разные невнятные указы и распоряжения в сельском хозяйстве? Если вспомнить основные реформы в оте-чественном аграрном секторе за последние 160 лет, то можно лишь посочувствовать нашим предкам – сколько тягот и лишений они вытерпели по вине господ-самодуров и бюрократов! Начиная от кособокой реформы 1861 года, отменившей крепостное право, но не изменившей тяжёлого положения крестьян, и заканчивая жестокой сталинской коллективизацией с последующим раскулачиванием, – всё стерпел наш простой народ. Накапливая печальный опыт, многие крестьяне старались тихой сапой дистанцироваться от государства, ибо ничего хорошего такая «дружба» не сулила. И это не секрет, на протяжении десятилетий так жили тысячи деревенских семей в разных советских областях и республиках: партийные чиновники со своими указами и нормами словно существовали на одной планете, сельские труженики – на другой. 

Простой пример из жизни. Год назад автор этих строк случайно познакомился с бывшим жителем Боевого – посёлка,

что находится в 34 км к юго-востоку от Выксы. На вид мужчине было около 55 лет, самый что ни на есть обычный рабочий. Разговорились про сельхозналог. Я рассказал, что лично видел в выксунских архивах старые советские ведомости, в которых указывалось количество домашнего скота и плодовых деревьев – от общего числа свиней, коз и груш в личных хозяйствах жители в своё время платили пошлину.

– Да знаю я, – отмахнулся мой собеседник, – все дудры этот сельхозналог выматывал. У колхозников и так денег не было, так ещё три шкуры с них драли. Но бодались с государством, хитрили, чтоб не платить…

– Как?

– А так. Матушка рассказывала, что мужики в посёлке брали два медных гвоздя и забивали в дерево с двух сторон таким образом, чтобы они в стволе кончиками соприкасались. Дерево медленно погибало. Затем гвозди вытаскивали, отверстия маскировали и звали ответственного к себе в огород – дескать, смотри, у меня яблоня засохла, зафиксируй и вычеркни. Некоторые умудрялись половину сада «загвоздить».

– Но ведь и семья тогда без яблок оставалась…

– Ну и что? Тут как раз тот самый случай – ни себе, ни людям. Пусть лучше засохнет, чем платить за это дерево, убытков больше…

К чему я клоню? На календаре 2018 год, отечественный агропромышленный комплекс уже несколько лет как перепрофилировался и действует в рамках программы импортозамещения, наблюдаются определённые успехи в этом деле. Однако ряд отечественных сельхозпроизводителей выражают недовольство как самой схемой распределения, так и общим объёмом субсидий. Аграриев можно понять – господдержка сельского хозяйства по-прежнему недостаточная. Люди хотят работать на земле, но денег в бюджете для льготного кредитования не хватает. Цифры говорят сами за себя. На содержание всего российского АПК в 2018 году планируется выделить 242 млрд рублей, а бюджет одной только Московской области на этот же год составляет… 513,7 млрд рублей! Здорово, правда? И пока будет существовать такой невообразимый дисбаланс, долго ещё нам с вами, товарищи, жарить в своих квартирах белорусскую картошку и хрумкать турецкими помидорами…

Впрочем, это было «лирическое отступление», а теперь перейдём к обещанным фотографиям.



01.jpgПрошло 40 лет с того момента, как последние жители покинули посёлок Дедовское Болото. В настоящее время на территории урочища практически не осталось видимых признаков, свидетельствующих о былом присутствии человека в этом месте. Пожалуй, лишь нескольких железнодорожных шпал да заросших травой ям косвенно указывают на то, что в здешней глуши когда-то жили люди. К слову, эти углубления в грунте есть не что иное, как следы от погребов. В отдалённых советских деревнях и посёлках даже в 1950-1970-е годы холодильники были большой редкостью, поэтому многие сельские жители перед своими домами выкапывали  ямы, укрепляли стены досками, камнями или брёвнами, а затем над сооружением возводили крышу. Немаловажное значение имело наличие вытяжки в погребе – правильно оборудованная вентиляция препятствовала образованию конденсата на стенах хранилища, защищая продукты от загнивания. В весенний период (март-апрель) деревенские жители закидывали в погреб снег – таким образом, даже с наступлением майского тепла и примерно до конца июня внутри помещения поддерживалась соответствующая температура для хранения собранного урожая

03.jpg

Тяжёлое это чувство – делать фотографии заброшенных поселений. Зная историю конкретного исчезнувшего пункта, ты проникаешься уважением и интересом к судьбам тех людей, которые здесь росли, трудились, рожали и умирали за десятилетия до твоего рождения. Эта лесная полянка находится в самом начале посёлка-призрака Дедовское Болото (вид со стороны села Верхняя Верея, юго-западное направление от Выксы). В 1940-1960-е годы здесь находился большой барак для приезжих рабочих, а позади этого общежития располагались баня и огородные участки местных жителей

04.jpg





Вокруг деревни Макаровки (юго-западное направление от Выксы) всегда было полно грибов и ягод. Однако в настоящее время проехать на обычной легковой машине к этому заброшенному поселению – серьёзная проблема, поскольку грунтовая дорога распахана постоянно курсирующими лесовозами. Пробившись кое-как во время поездки в макаровские окрестности, мы были приятно удивлены изобилием грибов, растущих прямо у обочины, и буквально за час без особых усилий набрали ведро и несколько пакетов лесных даров

05.jpgВ неспокойные 1990-е годы некий предприимчивый выксунец, ранее занимавший высокую должность заместителя директора на одном из городских предприятий, решил заняться сельским хозяйством в заброшенном посёлке Илькино (40 км к юго-востоку от Выксы). Коммерсант оформил документы на землю, закупил стройматериалы и стал возводить на территории урочища кирпичный коровник. Однако бывший служащий не учёл (или забыл?), что для ведения фермерского дела нужно трудолюбие, коим так славились наши крестьяне. В итоге проект прогорел, коровник за ненадобностью разобрали. Остатки этого кирпичного строения спустя четверть века до сих пор видны на въезде в Илькино

06.jpg


Так сейчас выглядит бывшее колхозное поле на въезде в посёлок Пятово. За долгие годы простоя большинство местных сельско-хозяйственных участков давно заросли луговой травой и превратилось в единую дикую территорию

10.jpg



Поразительно, как создателям мотмосского школьного краеведческого музея удалось разместить в небольшом помещении сразу несколько интереснейших исторических экспозиций, которым позавидуют даже большие городские музеи! К примеру, на этом фото представлено множество предметов военнослужащих времён Великой Отечественной войны: макеты пистолетов-пулемётов Шпагина и МР-40, красноармейская форма, переносная радиостанция, солдатские медали и походный котелок, маскировочная сеть и – куда ж без неё! – знаменитая русская гармонь, на которой, вероятно, сыграли не одну мелодию в честь Великой Победы 

12.jpgБлизко расположенные друг к другу панельные пятиэтажки, редкие деревца в жилом секторе, детские игровые площадки и небольшие пустыри – картинка из жизни в посёлке Дружба похожа на ту, что можно увидеть в обычном провинциальном микрорайоне

07.jpgЗабытый факт: самые ранние упоминания о рельсовых дорогах в Выксе относятся ещё к периоду первой половины XIX века. Однако эта эпоха считалась конной, поэтому ни о каких паровозах тогда, разумеется, речи не шло. Первые локомотивы в наших краях появились лишь в 1910-1912 годах, а своего расцвета выксунская узкоколейка достигла в 1930-1970-е годы. Увы, технический прогресс не оставил шансов местной железной дороге в XXI веке, и в начале нулевых годов Выксунская УЖД прекратила своё существование. А ведь было время, когда наша узкоколейка связывала воедино отдалённые выксунские посёлки и деревни с городом. При этом все 8-10 пассажирских вагонов в составе поезда, следующего по самому дальнему маршруту Выкса – Сарма, были практически всегда забиты под завязку: в указанном направлении находилось свыше полутора десятков постоянных населённых пунктов и ещё несколько временных. На снимке: так в настоящее время выглядит один из демонтированных участков ж/д линии Выкса – Сарма (вид со стороны автотрассы Новодмитриевка – Семилово)

08.jpg









Сеятель. Ориентировочная дата создания снимка – начало XX века







14.jpg



Ежедневный физический труд – такова была жизнь в советской деревне. На фото: михайловские жители только что закончили погрузку брёвен для местной пилорамы (дата съёмки – 1962-1963 г.). Фото из семейного альбома Л.Ф. Макаровой, бывшей жительницы Михайловки

15.jpgЗаброшенный деревенский дом в Покровке (ул. Центральная). Обратите внимание на правую часть снимка. В русских деревнях и сёлах дверь из жилого помещения всегда отворялась в сени, чтобы уменьшить выход тепла в стужу. В царские и советские времена в наших небольших населённых пунктах – там, где все жители знали друг друга в лицо, – калитки, двери и врата практически никогда не запирали. Крестьянская община – одна большая семья, потому кражи случалось крайне редко, да и воровать в бедных избах, по сути, было нечего. Стоит отметить, что во многих отечественных деревнях (в том числе и выксунских) неофициальные местные правила дозволяли входить без стука в избу к любому соседу, но при этом гостю необходимо было оповестить о своём приближении позвякиванием щеколдой на крыльце или, к примеру, стуком в оконце в сенях. А ещё в наших деревнях существовало множество приёмов символического очищения дверей. К примеру, на Крещение крестьяне повсеместно окропляли двери освящённой водой, рисовали на них углём кресты. С этой же целью (очищение) на дверной косяк или на порог крыльца прибивали случайно найденные подкову, нож или обломок косы

11.jpgДо начала 1960-х годов в нашей стране под словом «посёлок» в представлении обычного горожанина подразумевался разный по численности населения пункт с частными домами, огородами и наличием домашнего скота в хлеву. Однако в разгар «хрущёвской оттепели» в СССР был дан мощный старт промышленному домостроению – началось возведение панельных пяти- и девятиэтажных домов. Поскольку себестоимость такого строительства была относительно низкой, в стране многократно увеличилась общая площадь ежегодно вводимого в эксплуатацию жилья. Дружба – единственный посёлок в Выксунском округе, в котором большинство людей живёт в двух-, трёх-, четырёх- и пятиэтажных панельных и кирпичных домах. С момента основания (1975 год) и в последующие позднесоветские годы этот населённый пункт был своеобразным символом новой качественной жизни и перемен к лучшему

09.jpgПечальный привет из лихих 1990-х: недостроенный объект ДЗМО-2 на окраине Досчатого (бывшая территория села Решное). Этот завод медицинского оборудования начали строить аккурат перед распадом СССР. Строители возвели бетонные стены и перекрытия, провели коммуникации и подвели к предприятию ветку железной дороги, однако в начале 1990-х стройку остановили из-за недостатка финансирования. Первые месяцы после «заморозки» завод охраняли, и ещё теплилась надежда на успешное завершение строительства. Однако шли месяцы и годы, оборудование и материалы начали потихоньку растаскивать все кому не лень, а со временем мародёры добрались даже до рельсовой колеи. Нестабильная экономическая ситуация в стране в ельцинский период правления поставила жирную точку в истории этого перспективного предприятия: Досчатинский медицинский завод №2 умер, так и не родившись…

13.jpgПервый камень при возведении Троицкой церкви в Досчатом был заложен в 1798 году на средства промышленника Ивана Баташева. Строительные работы продолжались без малого 11 лет и были закончены только в 1809 году. В 1937 году, в самый разгар сталинских репрессий, Троицкую церковь закрыли. Больше полувека храм стоял без дела, однако перед распадом СССР (в 1989 году) в посёлке началась передача местного культового здания в ведение РПЦ, а затем дан старт небольшим реставрационным работам. В 1991 году Троицкая церковь снова открыла свои двери для прихожан. Стоит отметить, что досчатинский храм построен в стиле позднего классицизма (направление в искусстве, которое было очень распространено в России во второй половине XVIII – первой половине XIX века). Именно поэтому общий архитектурный вид Троицкой церкви довольно необычен: к главному зданию (однокупольная центрическая постройка с вытянутым «барабаном») слева примыкают помещение трапезной, колокольня и два придела 

Фото автора, из архивов Л.Ф. Макаровой и Мотмосского школьного  краеведческого музея

Еще по теме: Деревеньки