Жила-была одна деревня. Часть 1

visibility
Начальная история Гагарской – отдалённой деревни на юго-востоке Выксунского округа – на примерах биографий местных жителей

В начале сегодняшней публикации хотелось бы обратить внимание читателей на два занятных факта. Первый момент: на дорожном знаке, установленном около поворота на трассе Выкса – Вознесенское, в названии деревни присутствует ошибка (смотри фоновый снимок). Топоним женского рода «Гагарская» всегда имел окончание «-ая», и досадный ляп на указателе можно объяснить лишь халатностью уполномоченных сотрудников дорожных служб, в чьи обязанности входит проверка наличия и правильной установки знаков. Впрочем, в нынешнюю цифровую эпоху эта оплошность не должна смущать наших водителей – сегодня в длительных поездках все автовладельцы повсеместно пользуются смартфонами и навигаторами, а на онлайн-картах название деревни указано верно. Второй эпизод тоже относится к работе государственных служб, только в данном случае речь уже пойдёт о другом временном отрезке. Дело в том, что месторасположение Гагарской на картах нашего района впервые было отмечено во времена правления большевиков, однако есть все основания полагать, что крестьяне-переселенцы обосновались в этом небольшом поселении как минимум за 20 лет до образования СССР. Но почему же тогда в 10-20-е годы прошлого столетия Гагарская не числилась в списках населённых пунктов нашей губернии? Парадокс!


Основные объекты инфраструктуры Гагарской в период 1965-1970 гг.

Жила-была  одна деревня. Часть 1


1-3 – трёхквартирные дома (здесь жили семьи Киселёвых, Родиных, Зобковых, Киреевых, Зайцевых, Баюшевых, Куприяновых и др.), 4, 20, 27, 28, 56 – дома Цыпляевых, 5 – трёхквартирный дом, жителей которого не удалось установить, 6, 35, 36, 37, 62, 66, 74 – дома Панкратовых, 7 – столовая, 8 – восьмиквартирный дом (в разные годы здесь жили семьи Суховодовых, Шабуниных, Бондарей, Селезнёвых, Закалистовых, Мольковых и пр.), 9, 24, 40, 46 – дома Ганиных, 10,12, 14, 19, 25, 73 – дома Куплиновых, 11, 17, 50, 68 – дома Мочалиных, 13 – контора, 15, 16, 71, 72 – дома Махровых, 18, 26, 51 – дома Андрияновых, 21, 38, 54 – дома Вдовиных, 22 – дом Копеиных, 23, 57 – дома Игошиных, 29 – дом Батуровых, 30, 63 – дома Максимовых, 31, 32 – дома Крисановых, 33 – дом Балабановых, 34 – дом Баюшевых, 39, 69 – дома Климовых, 41 – общежитие, 42-44 – совхозные дома для приезжих специалистов, 45, 47, 53, 65 – дома Сазоновых, 48 – дом для приезжих специалистов, 49 – дом Кузнецовых, 52 – дом Кишкиных, 55 – почта, 58 – дом Косоноговых, 59 – дом Бычковых, 60 – дом Осиповых, 61 – пятистенный двухквартирный дом, в котором жили Рюмины и Исаевы, 64 – дом Горячевых, 67 – магазин, 70 – дом Беловых, 75 – дом Горюновых, 76 – котельная/баня/гараж, 77 – гараж, 78 – шерстобойка, 79 – сторожка, 80 – кузница, 81 – ремонтная мастерская, 82 – котельная, 83 – телятник, 84 – молочно-товарная ферма, 85 – складское хоз-во, 86 – зерноток, 87 – склад запчастей, 88 – столярная мастерская, 89 – пилорама, 90 – школа.


– Моя семья уже много лет хранит историю о трёх братьях Куплиновых, основателях нашей деревни, – рассказывает 62-летняя бывшая гагарская жительница Людмила Степановна Шаронова. – До переезда эти братья жили в селе Новодмитриевке, считались простыми русскими крестьянами, и имена у них были самые обычные - Василий, Иван и Кузьма. Самым умным из них считался Иван, мой прадедушка, и именно ему на стыке XIX-XX веков местный барин Гагарин выделил кусок земли – как раз в том месте, где сейчас расположена деревня. Братья переехали и взялись за дело: валили лес, корчевали пни, копали землянки. Со временем к ним из Новодмитриевки переселялись родственники, так и образовалось поселение. У нас в Гагарской, кстати, практически все жители друг другу роднёй доводились – не в первом, так во втором или третьем поколении…


Жила была одна деревня. Часть 1

Дом одного из первых гагарских поселенцев – зажиточного крестьянина Ивана Савельевича Куплинова – до наших дней не сохранился. На том месте, где когда-то стояла его деревянная изба (левая часть фото), ныне пустырь


Малоизученная хроника

Пусть эта история о трёх братьях и послужит отправной точкой в нашем небольшом историческом расследовании. 

Итак, начнём с благодетеля Куплиновых – дворянина Гагарина. Многочисленные носители этой княжеской фамилии известны с давних времён (род происходит от именитых князей Стародубских), причём как минимум один из них имел прямое отношение к нашим краям. В частности, во времена правления Елизаветы I губернатором Нижегородской губернии в 1741-1742 годах был подполковник Семён Гагарин. 

В выксунских источниках автору этих строк не удалось найти какие-либо сведения о жизнедеятельности дворянина Гагарина, одарившего новодмитриевского крестьянина Ивана Куплинова. Неизвестно даже имя-отчество данного аристократа. Все документы тех лет (если они вообще сохранились), связанные с куплей, продажей, арендой или дарением земли, следует искать в одном из трёх крупных нижегородских учреждений – Государственном архиве документов, Центральном архиве Нижегородской области или Государственном общественно-политическом архиве. Переписка с сотрудниками этих организаций и ожидание ответа может занять долгие недели, учитывая громадную загруженность региональных архивистов. 

Однако не в этом суть, тут важно другое: несоответствие между топонимом и фамилией дворянина. Если следовать логике, то благодарные крестьяне должны были назвать новое поселение в честь своего филантропа именно так – Гагаринская, но на деле мы имеем искажённый вариант. Вполне вероятно, русские мужики попросту не заморачивались этими тонкостями топонимики, но именно такой ход размышлений и навёл меня на неожиданную мысль: а если предположить, что деревня в начале XX века существовала под другим названием?

В таком случае очень интересно взглянуть на список населённых пунктов Ардатовского уезда по состоянию на 1916 год. К примеру, в этом перечне среди разных поселений указаны деревни Старая и Новая, которые благополучно сохранились до сегодняшних дней и ныне входят в состав Выксунского округа. Также в упомянутом списке присутствует таинственный выселок Новодмитриевский, однако сколько на тот момент в этом поселении проживало людей и где данный пункт находился, неизвестно.

После многочасового разбора оцифрованных книг, в которых фигурировали подсчёты переписи населения в различных пунктах Нижегородской губернии в 1900-1910-х годах, остался следующий вариант: в начале прошлого века в Гарской волости Ардатовского уезда существовал посёлок Гагаринская Пустошь (население – 143 человека). Победа?!

Ан нет, красивая версия, но рассыпается в прах при первой же проверке, если взглянуть на топографическую карту того времени. В распоряжении автора есть ксерокопия старой карты Выксунского уезда, составленной ориентировочно в 1920-е годы. Так вот, на ней отображены все соседние деревни и сёла, граничащие с Гагарской (Чёрная, Песочная, Александровка), но самой Гагарской – и вообще пункта под любым названием на месте нынешней деревни – на схеме нет! Поселение-невидимка, иначе не скажешь!

Версия о том, что чиновники-статисты в начале прошлого столетия не могли добраться до отдалённой деревни, не выдерживает критики. Если уж с XVI века русские первопроходцы в экспедициях регулярно исследовали дремучую Сибирь и загадочный Дальний Восток, составляя карты и скрупулёзно записывая количество людей в глухих поселениях, то уж нижегородскую деревню Гагарскую в начале XX века по-любому должны были внести в списки. Однако по неизвестной причине этого не произошло.

И всё же можно с уверенностью утверждать: Гагарская в начале прошлого столетия существовала. Информацию о том, что бывшие новодмитриевские крестьяне вовсю обживали новые площади в начале прошлого века, можно почерпнуть из электронного pdf-документа «Формирование и развитие системы расселения Выксунского района Нижегородской области», который можно скачать в свободном доступе на просторах Рунета. В частности, там встречаются такие строки со ссылкой на Центральный архив Нижегородской области (ЦАНО):

«Малоземелье и плохие урожаи вынуждали крестьян прибегать к аренде у владельцев-помещиков лесных участков, которые расчищались и использовались под пахоту, сенокосы и участки для выгона скота. Именно таким образом в районе Новодмитриевки сформировался небольшой фонд земель, пригодных для ведения сельского хозяйства. Впоследствии арендуемая земля стала выкупаться. Активно этот процесс начался после открытия в Нижнем Новгороде в 1886 году отделения Крестьянского поземельного банка, главной целью которого было «облегчение крестьянам всех наименований возможности увеличивать свои наделы покупкой продающихся земель». Достаточно сказать, что уже к 1902 году ссуду из банка на приобретение земли получили около 40 крестьянских обществ и товариществ Ардатовского уезда…»


Жила-была  одна деревня. Часть 1

На фото – рухнувшая крыша старого гагарского дома, покрытая дранкой (снимок из личного архива Ольги Шароновой). Примерно до 1970-х годов шифер, оцинкованное железо и другие кровельные материалы жителям Гагарской были не доступны, потому большинство местных домов были покрыты именно дранкой или соломой. Деревянная кровля на Руси насчитывает многолетнюю историю, уходящую корнями в глубину веков. В северных и центральных районах нашего государства славяне традиционно предпочитали крыть крышу дощечками разной ширины. Шумоизоляция, доступность материала и низкая теплопроводность – именно из-за этих качеств наши предки ценили покрытие из дранки. Технология укладки, разработанная древними зодчими, действительно уникальна: смотришь снизу вверх на такую крышу – сплошные щели, даже небо видно, а во время дождя древесина разбухала и ни одна капля внутрь помещения не попадала! Существуют, правда, у такого вида покрытия и минусы: пожароопасность, достаточно короткий срок службы и слишком трудоёмкий процесс заготовки пластин (колотые дощечки из деревянных чурбаков приходилось изготавливать на протяжении долгого времени). Сегодня на строительном рынке крыша из дранки считается элитной, поскольку это штучный дорогой продукт, да и мастеров, умеющих работать с таким экзотическим материалом, в стране уже практически не осталось…


Именно на купленных или арендуемых крестьянами земельных участках впоследствии и стали появляться в нашем крае различные деревушки и посёлки. Важно отметить, что все эти новые поселения (Пустошка, Малиновка и пр.) были образованы переселенцами из ближайших пунктов и уездов, а также из соседней Владимирской губернии.

Поэтому вполне может быть, что из нескольких десятков ардатовских семей, получивших в 1902 году ссуду на приобретение земельных наделов, кто-то переехал на ПМЖ в Гагарскую. А если учесть, что братья-основатели Куплиновы к тому моменту жили в новом поселении, то осторожно предположу примерную дату основания деревни – 1890-е годы. Разумеется, мнение автора этих строк – не истина в последней инстанции; трудно собрать все пазлы местной исторической мозаики воедино, оперируя в основном лишь обрывочными документальными сведениями и догадками. Поэтому если со временем кто-то из наших настойчивых краеведов дополнит схему расселения выксунских крестьян конкретными фактами, буду только рад.


Жила была одна деревня. Часть 1

Сентябрь 2018 года, деревня Гагарская. Бывшая местная жительница Людмила Шаронова посетила родительский дом, стоящий на окраине поселения. «Эта изба изначально стояла в центральной части деревни, а в 1956 году мой отец перевёз и установил её на южной стороне Гагарской, – рассказывает Людмила Степановна. – С этим домом у меня связано столько детских воспоминаний! В последние годы сюда частенько приезжает мой племянник с друзьями, используя постройку как охотничий домик. В кладовке хранится запас продуктов, в доме есть печь – можно приготовить пищу и согреться в холод. Я с семьёй тоже периодически наведываюсь в Гагарскую. На прошлую Пасху, например, мы приехали сюда полным составом, и в это время на улице стояла чудесная весенняя погода. Посидели на крыльце, попили чаю, сын-аккордеонист раздвинул меха, и я таки спела пару песен, вспомнила здешнюю жизнь…»


Судьбы простое полотно

– Мой прадедушка Иван Савельевич Куплинов был очень уважаемым человеком в округе, в том числе и в церковном обществе, поскольку он пел на клиросе, – рассказывает Людмила Шаронова. – Своей церкви в Гагарской не было, наши жители ходили за четыре километра в соседнюю Александровку. Когда я была ребёнком, моя мама рассказывала, как она с дедушкой ходила в александровскую церковь. Я слушала и узнавала, сколько одеяний батюшка сменял во время службы, как на обратной дороге Ивана Савельевича всюду звали в гости, как моя мама в 1937 году старшую дочь (мою сестру) крестила в Большой церкви. Конечно, я не всё тогда понимала, ведь в стране повсюду был атеизм, почти все церкви были закрыты.

Кстати, именно из-за вопроса вероисповедания Иван и Василий Куплиновы в начале XX столетия разругались, что называется, в пух и прах. Василий Савельевич был упёртым старовером, а Иван Савельевич придерживался традиционных христианских ценностей. Взаимная обида была настолько большой, что в итоге братья так и не помирились, хотя всё время жили в одной деревне, периодически встречались друг с другом, но принципиально не здоровались.

Биография русского крестьянина Ивана Куплинова, одного из основателей Гагарской, заслуживает отдельного упоминания. Всё своё состояние (мельница, крупорушка, маслобойка и т.д.) он нажил трудом и природной смекалкой. Дело в том, что Иван Савельевич пользовался безграничным уважением не только у местных жителей – в царские времена ему оставляли на хранение свой товар уездные купцы. А чтобы заслужить доверие у купцов, людей прижимистых и осторожных от природы, нужно действительно обладать талантом переговорщика и безоговорочным авторитетом. Откуда в Гагарской взялись представители сословия, занимавшегося оптовой торговлей? Неподалёку от деревни проходила так называемая «большая дорога», которая вела из Выксы в сторону Арзамаса и Ардатова. Именно по этому пути торговые люди регулярно везли свои товары в обоих направлениях. Доставлять в нужный пункт продукты и вещи для некоторых купцов было, по всей видимости, накладно, потому в зимнее время они частенько оставляли товар у Ивана Савельевича. Таким образом, в царские времена в Гагарской существовал небольшой перекладной пункт, который организовал у себя местный предприимчивый крестьянин. 

– Бывало, мой прадед возвращался после очередной поездки, заходил в избу и для домочадцев раскладывал на столе разрубленную красную рыбу. Моя мама вспоминала, что в те годы никто из жителей нашей деревни не знал вкуса красной рыбы, а она её кушала, – продолжает делиться семейной историей Людмила Шаронова. – Купцы верили на слово Ивану Савельевичу, они знали: сколько-то мой прадед возьмёт за услуги, но не больше оговорённого количества.

Расстояния, которые приходилось преодолевать Куплинову для решения каких-то вопросов, были вовсе не шуточными даже по деревенским меркам. К примеру, от Новодмитриевки до Гагарской – 25 км, от Гагарской до Выксы по старой дороге – около 60 км. И далеко не всегда крестьяне пользовались лошадиной повозкой для того, чтобы попасть в город. В своё время Иван Савельевич пешком за сутки доходил из Гагарской до Выксы и обратно (общее расстояние – свыше 110 км!), недаром местные жители всегда говорили, что он «лёгкий на ногу». Однако такие изнурительные походы не могли пройти бесследно – в конце жизни Куплинов мучился от грыж и умер, будучи далеко не старым человеком.

И всё же стоит оговориться, что на такие марафонские дистанции крестьяне решались крайне редко. В начале прошлого века гагарские жители обычно поступали так: засветло выходили из деревни, доходили до Новодмитриевки и там останавливались на ночлег. Утром выходили из села, добирались до города, в конце дня снова возвращались в Новодмитриевку, ночевали и на следующий день возвращались в родную Гагарскую. Долго и утомительно, а куда денешься: автомобили в наших краях в те времена были большой редкостью, местной узкоколейки ещё не существовало, про пригородные автобусные маршруты вообще молчу – до них ещё добрых 60 лет.

Трагически сложились судьбы двух других братьев-основателей. Кузьма Савельевич Куплинов погиб в Первую мировую войну, а большую семью Василия Савельевича «повязали» прямо во время полевых работ и выслали в город Копейск Челябинской области (ориентировочно это случилось на заре сталинской коллективизации – в период 1928-1931 гг.). Полный состав высланных Куплиновых неизвестен, но в одном из архивов портала vgd.ru упоминается глава семейства вместе с сыновьями Иваном (1907 г.р.) и Семёном (год рождения неизвестен), невесткой Анной (1907 г.р.) и внучкой Катей (1928 г.р.). 

– Мама рассказывала мне, что когда семью Василия Савельевича выслали из Гагарской, местные жители начали растаскивать вещи из опустевшего дома, – вспоминает Людмила Шаронова. – Люди поняли, что Куплиновы, скорее всего, никогда не вернутся в деревню, поэтому хватали всё подряд – ухваты, чугуны, миски и так далее. Смотреть на это мародёрство, по словам мамы, было невыносимо тяжело…


Жила была одна деревня. Часть 1

Могила Марии Кузьминичны Андрияновой (1912-2001) – старейшей местной жительницы и дочери одного из основателей Гагарской (фото из личного архива Ольги Шароновой)


Красное колесо истории

Собирая по крупицам материал и знакомясь с различными сведениями из жизни местных крестьян в 1930-е годы, я отметил такой печальный факт: деревня Гагарская – один из наиболее пострадавших населённых пунктов Выксунского района в период сталинских репрессий и коллективизации. Приведу некоторые примеры. Павел Дмитриевич Цыпляев (род. в 1906 г. в Гагарской, год смерти неизвестен), работник местного колхоза, был осуждён в 1933 году на три месяца по уголовной статье 58-10 («Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению контрреволюционных преступлений»), и дальше его следы затерялись в водовороте истории. Кстати, Анна Дмитриевна Цыпляева (урождённая Бритова, 1904 г.р.), супруга упомянутого крестьянина, через несколько лет вышла замуж за другого гагарского жителя, Павла Балабанова, и вскоре второй раз осталась без мужа – Павел Павлович погиб на фронте 5 февраля 1944 года…

От действий районных партработников и чекистов также натерпелась горя многодетная семья Акишиных, которая проживала на отдельном хуторе неподалёку от Гагарской (в позднесоветские времена местные жители называли этот участок «штанами» – там лесные заросли образовывали два выступа, внешне похожих на упомянутый элемент одежды). В «Книге памяти Нижегородской области» приведены следующие данные:

  • «Акишин Андрей Васильевич (1885 г.р., с. Новодмитриевка – 16.01.1938 г.), русский, крестьянин-единоличник, житель д. Гагарской Выксунского района. Арестован 27.12.1937 г. Осуждён тройкой 31.12.1937 г. Обвинение – ст. 58, ч.10. Расстрелян 16.01.1938 г.»;
  • «Акишин Василий Васильевич (1900 г.р., д. Гагарская), русский, крестьянин. Обвинение – ст. 58, ч. 10. Приговор – 13 дней».

Смущает, правда, запись – «13 дней». Что она означает – приговор приведён в исполнение через 13 дней? Но тогда, вероятно, была бы указана дата смерти, как в деле Андрея Акишина…

(Продолжение в следующем номере)


Жила была одна деревня. Часть 1

Редкий для сегодняшних дней кадр: заброшенная деревенская изба с красной звездой. В этом доме ранее жила гагарская жительница Тамара Игошина, у которой на фронте погиб отец. После окончания Великой Отечественной войны практически на всей территории нашей громадной страны советские жители массово крепили на фасадах своих построек деревянные или металлические звёзды, означающие, что в данном доме живёт (или жил) участник ВОВ. К великому сожалению, время неумолимо бежит вперёд, и в настоящее время в Выксунском округе подобных частных строений с пятиконечными советскими символами уже практически не осталось…

Фото автора и из архива Людмилы Шароновой

Еще по теме: Деревеньки