Под пятой переименований

visibility
Пятово – ещё один посёлок в печальном списке исчезнувших пунктов Выксунского района во времена существования СССР.

Посёлок Пятово в бытность свою располагался примерно в 37 км в южном направлении от Выксы. Летопись этого крохотного пункта уложилась в семь десятков лет: зарождение и развитие в 1910-1920-х годах, тяжёлые тыловые будни в 1940-х, затем быстрый расцвет в послевоенное время и столь же стремительное угасание в эпоху брежневского «развитого социализма». Спустя 40 с лишним лет разыскать пятовских уроженцев оказалось не так-то просто, но автору этих строк всё же удалось найти четырёх бывших жительниц этого ныне порядком забытого поселения и подробно расспросить о советском быте. Более того, одна из них – Анна Семёновна Тёщина – любезно согласилась составить нам компанию в поездке и указать прежнее местоположение пятовской инфраструктуры в 1960-е годы.

Все деревни и посёлки нашего округа, появившиеся на свет в XX веке, можно  условно разделить по производственному признаку на две группы. Первая – сельскохозяйственные поселения, образованные в результате массового переезда крестьян на свободные территории. К таковым можно отнести, к примеру, выксунские деревни и посёлки Малиновка, Старая, Осиповка, Пустошка, Солнце I и II, Ореховка, Ягодка, Михайловка и т.д. В период существования Советского Союза в этих поселениях функционировали колхозы (или совхозные отделения), и вся жизнь местных жителей практически целиком была связана с аграрным производством. Вторая – это так называемые «промышленные» пункты, созданные для обеспечения заводских нужд (добыча торфа и леса). Посёлки Указки, Внутренний, Дедовское Болото, Каменный Шолох – классический пример таких поселений. Так вот, Пятово относится к первой группе, сельскохозяйственной.

Пятово – чисто наш, славянский топоним. По словам бывшей жительницы посёлка 80-летней Марии Степановны Осиповой, название произошло от гидронима Пятовка – небольшой лесной речушки, которая протекала рядом с поселением. На вопрос о том, сохранилось ли сейчас русло этой реки, пенсионерка лишь пожимает плечами – мол, времени прошло много, может и пересохла.

Однако есть и вторая версия происхождения названия, и эта гипотеза основана на географическом расположении посёлка. Расстояние между Пятово и соседним селом Семилово – аккурат пять километров. Могло ли так сложиться, что числительное «пять» со временем трансформировалось в топоним? Вполне. Даже если посёлок появился на свет раньше 1918 года (то есть в период действия старорусской меры длины), это ничего не меняет – путевая верста равна приблизительно 1066,8 метра. Таким образом, и в старой системе отсчёта между Семилово и Пятово всё равно фигурировало число «5» – пять вёрст.

И ещё пару слов о топонимах. Подготавливая материал для статьи, я был немало озадачен путаницей с названием посёлка. Дело в том, что это поселение в нескольких советских документах указано под разными названиями! Я попытался разобраться в этом, и вот что удалось выяснить.

Для начала обратился к «Алфавитному списку населённых пунктов Нижегородской губернии» (1925 г.) и в разделе «Выксунский уезд» нашёл искомый посёлок Ново-Пятая Новодмитриевской волости Семиловского сельсовета с численностью населения 85 человек. Дальше я попросил бывшую пятовскую жительницу Марию Осипову посмотреть название пункта в её свидетельстве о рождении. Так вот, в документе, выданном в 1936 году на имя Марии Степановны, значилось… «Новое Пятово». Получается, пункт переименовали в промежутке между 1925-м и 1936-м годами. Затем я связался с другой пятовской жительницей, Анной Тёщиной, с целью узнать, что указано в её метрических данных. В свидетельстве о рождении Анны Семёновны, выданном в 1957 году, посёлок записан как «Пятово», без всяких приставок (к слову, у других местных селян, родившихся в 1950-1955 годах, было записано то же самое). Ну что ж, по крайней мере, удалось восстановить последовательность в цепочке советских переименований: «Ново-Пятая» – «Новое Пятово» – «Пятово».

Точный год основания посёлка неизвестен, но установлено, что практически все первые жители Пятово были выходцами из соседнего села Семилово. Новообразованное поселение со всех сторон было окружено лесом, в здешних местах было вдоволь грибов и ягод. «Из леса всегда с полными корзинками приходили, – делится воспоминаниями из своего детства Анна Тёщина. – Из грибов ценили в первую очередь боровики, а уж подосиновики и всякие там сыроежки вообще не признавали». 

Предположительно массовое переселение семиловских крестьян на новую территорию произошло в середине-конце 1910-х годов. Причина переезда банальна и весьма характерна для того периода в нашей губернии – острая нехватка земли. Рождение нового пункта происходило следующим образом: несколько семей выбрали участок в лесу под строительство, добились разрешения на переезд, а затем на протяжении длительного времени расчищали площадь от деревьев. корчевание пней, расчистка делянок, рубка сруба, разработка земли под посевы – все эти тяжёлые и монотонные работы велись, разумеется, вручную. 

Под пятой переименованийАнна Семёновна Тёщина (60 лет): «Пятово – моя малая родина, в этом посёлке я родилась и жила до 1975 года. После получения школьного аттестата я окончила городское училище, некоторое время проработала на горьковском предприятии «Красное Сормово», а потом возвратилась в Выксу. Устроилась на ВМЗ, где 28 лет трудилась электромонтёром по обслуживанию подстанций. Вот сколько лет уже минуло, а я постоянно вспоминаю свои юные годы в Пятово – жили там интересно и весело. На мой взгляд, сегодня все малые деревни в стране без наличия необходимой инфраструктуры и работодателей обречены на вымирание. Молодёжь уезжает из сельской местности из-за безработицы и безысходности. Вот и получается, что в наших небольших деревушках зачастую остаются коротать свой век лишь одни старики…»


– Давным-давно моя мама рассказывала мне, что в посёлок она переехала с родителями из Семилова в 1921 году, ей на тот момент было восемь лет, – рассказывает семейную историю Мария Осипова. – Уже тогда в Пятово жили люди, значит, посёлок к этому времени существовал как минимум несколько лет…

Крестьянская жизнь в русской деревне в 1920-е годы – это ежедневная физическая работа. А всё ради того, чтобы хоть как-то обеспечить свою семью. В тёплый сезон пятовские жители чуть ли не сутками пропадали на огородах и лугах. Неграмотность среди крестьян в тот период была ужасающей. Понять людей можно – какое тут обучение наукам, когда летний день год кормит. Ситуацию с тотальной необразованностью в выксунских сёлах и деревнях в 1920-1930-е годы ярко характеризует следующий пример. Упомянутая мама Марии Осиповой, будучи взрослой незамужней девушкой, после полевых работ приходила к местной учительнице, чтобы научиться писать свою фамилию. Корпеть над букварём и счётными палочками у молодой крестьянки времени и желания, по всей видимости, не было, поэтому она старательно пыталась запомнить и затем воспроизвести собственную подпись, чтобы потом самостоятельно расписаться в документах…

В 1934 году в посёлке был образован колхоз с немудрёным названием «Красное Пятово». После этого в кратчайшие сроки здесь появилось несколько скотных дворов и были увеличены посевные площади под сельхозкультуры. В конце 1930-х, незадолго до войны, в Пятово сгорели два дома. К счастью, огонь не распространился дальше, иначе последствия ЧП в крохотном поселении могли быть более масштабными.

– Как мы жили в колхозе? Да плохо, сынок, жили, – вздыхает бывшая пятовская жительница, 81-летняя Раиса Петровна Азина. – Паспортов у нас не было, это лишь при Брежневе документы дали на руки. Целыми днями вкалывали на полях, а придёшь домой, ещё и по хозяйству до позднего вечера возишься. Даже в воскресенье работали! Тяжело,

тяжело было! Одного только сливочного масла в год нужно было девять килограммов сдать государству, а ведь сельхозналог платили ещё мясом, яйцами, брынзой! Денег вечно не хватало. Зимой, бывало, договоришься с председателем, возьмёшь справку и едешь калымить на 3-4 месяца по району. Везде подрабатывали, любой копейке были рады. Лично я одно время на строительстве столовой ЛТУ месила и таскала раствор на носилках, на Чистом болоте помогала метровые чурбаки в вагоны грузить. Вот так и жили, мил человек…

В 1951 году, в период тотального укрупнения мелких коллективных хозяйств, «Красное Пятово» вошло в состав колхоза им. Дзержинского с центральным управлением в соседнем посёлке Осиповка. Кроме пятовского и осиповского колхозов, в новообразованный «общак» вошли техника, имущество и скот двух ближайших населённых пунктов – посёлка Унор и деревни Казачка. В 1958 году колхоз им. Дзержинского снова подвергся реорганизации. Управление перенесли в деревню Покровка, а в обновлённый состав колхоза-гиганта включили ещё три пункта: село Семилово, деревни Малиновка и Вежонка. Чехарда с переименованиями продолжалась и дальше: в 1964 году колхоз им. Дзержинского вошёл в состав совхоза «Вилянский», а через полтора года и этот совхоз сменил своё название, превратившись в «Новодмитриевский». Наконец, во времена брежневского правления Пятово из Семиловского сельсовета перевели в ведение новодмитриевского местного органа власти. Триумф бюрократической мысли, иначе и не скажешь! 

Впрочем, каких-либо кардинальных изменений в лучшую сторону в жизни местного населения после всех этих объединений и переименований не наблюдалось. В посёлке никогда не было газа и водопровода, а магазин долгое время вообще располагался в одной из комнат жилой избы. Пятовские старики, всю трудовую жизнь проработавшие на колхозных полях и скотных дворах, лишь в 1960-е годы стали получать мизерные пенсии по 12-20 рублей. Правда, позже пенсионерам повысили денежное обеспечение за выслугу лет до 80-120 рублей (для сравнения – цены в СССР в конце 60-х: водка «Московская» – 2 руб. 87 коп., мужские ботинки – 18 руб. 70 коп., пальто – 125-128 руб.), что послужило определённым признанием трудовых заслуг работников аграрного сектора.

Под пятой переименованийДвоюродные сёстры Мария Осипова (справа) и Наталья Бородачёва покинули родной посёлок в начале-середине 1970-х, переехав в Выксу. В тот период отсутствие каких-либо перспектив и безработица в Пятово вынуждали всех местных жителей перебираться ближе к городу, к цивилизации…


В 1950-е годы пятовская повседневная жизнь мало чем отличалась от быта других мелких населённых пунктов Выксунского района. Селяне исправно и много трудились, водкой не баловались. Даже во времена тотального атеизма и коммунистических лозунгов многие здешние жители считали себя верующими и тайком возили своих детей крестить в Кулебаки (в этом соседнем городе действовала одна из немногих сохранившихся в советские времена церквей). Отмечали в посёлке и местный первопрестольный праздник – Введение во храм Пресвятой Богородицы (4 декабря). Досугового клуба в Пятово не было, на собрания или гулянки жители собирались в сторожке – небольшой комнате с печкой и лавками. Пятовские мужики после трудовой смены любили перекинуться в «три листа» – карточную игру с обычной ставкой в 10 копеек. Бытовая обстановка в местных избах тоже была вполне заурядной для тех лет: простенькая мебель и кухонная утварь, керосиновая лампа под потолком, печное отопление, фотографии родни на стенах. За домами были расположены большие огородные участки (около 30 соток) и бани. Каждая поселковая семья жила натуральным хозяйством – держали домашний скот, выращивали овощи и фрукты. Хозяйки на зиму заготавливали в бочках различные соленья-варенья, а в тёплое время года все продукты переносили в погребицы – небольшие деревянные сооружения, внутрь которых в марте-апреле набивали снег для поддержания низкой температуры. 

Период брежневского правления для большинства выксунских сёл и деревень – время наивысшего расцвета, однако здесь пятовская история отклонилась от общего пути. А всё началось с того, что в 1966 году здесь закрыли начальную школу-четырёхлетку, и немногочисленной местной детворе пришлось ходить на занятия в соседнюю Осиповку. Закрытие учебного заведения было вынужденной мерой – невыгодно держать в штате учительницу, когда в каждом классе числились один-два человека. Поселковую школу не демонтировали, так и стояла она на протяжении многих лет, постепенно разрушаясь под воздействием природных осадков.

Под пятой переименований«На этом снимке середины 1970-х запечатлены проводы в армию пятовского жителя Алексея Ерошкина. По давней традиции родители призывника накануне отправки сына в воинскую часть приглашали на застолье многочисленных родственников, друзей и соседей. Гуляли всю ночь, с песнями и танцами. А проводы в армию, по сути дела, и должны быть такими – весёлыми и шумными, чтобы настроить призывника на нужный лад» (А. Тёщина)


К началу 1970-х годов социальный кризис в Пятово достиг высшей точки. Вчерашние школьные выпускники стремились получить образование и достойную работу, а отдалённый бедный посёлок, разумеется, ничего не мог предложить своим жителям. Некоторые пятовские подростки переезжали в Выксу и, снимая жилплощадь или квартируя у родственников, продолжали своё обучение в ПТУ или техникуме. Мобильность, отсутствие страха перед испытаниями, желание достичь успеха – вот основные факторы, которые во все времена отличали молодёжь от более старшего и консервативного поколения. Однако, по словам Марии Осиповой, вопрос об отъезде из посёлка также постоянно бередил умы взрослых жителей, просто дальше разговоров о грядущем переселении дело не заходило. Боязно! А потом из Пятово за короткое время выехали сразу несколько семей (Дёгтевы, Пчёлкины, Пеговы, Масловы), и пошло-поехало. Дома оперативно продавали или перевозили на новое место жительства. Люди, словно очнувшись от многолетнего гипноза, выселялись из посёлка целыми семьями… 

Судьбы бывших пятовских жителей сложились по-разному. Кто-то переселился в близлежащие выксунские посёлки и сёла (Проволочное, Виля, Новодмитриевка, Борковка), некоторые жители приобретали (или строили) дома в черте города, а кто-то вообще переехал в другой регион. Характерный пример – расселение близких родственников бывшей пятовской жительницы, 60-летней Натальи Андреевны Бородачёвой. 

– В семье нас было шестеро детей, – рассказывает пенсионерка, – два мальчика и четыре девочки. Все давно выросли и разъехались кто куда, у каждого своя жизнь. Я много лет живу в районе ПМК, две сестры и брат в итоге тоже остались в Выксе. Другая моя сестра в молодости переехала в Ивановскую область, а ещё один брат, призванный в армию на Алтай, после демобилизации так и остался жить в этой республике.

К концу 1970-х над Пятово нависла реальная перспектива полного опустошения. На тот момент в посёлке проживало всего несколько человек. На что надеялись эти люди, отрезанные от благ цивилизации? По всей видимости, у каждого из них имелись свои особые причины раз за разом переносить время отъезда. Так или иначе, но развязка была близка. В 1986 году из Пятово выехал последний житель – пенсионер Анатолий Петрович Фимин, после чего посёлок официально признали нежилым. Всё, как говорится, тушите свет…

В 1990-е годы на бывшей пятовской территории был оборудован летний совхозный загон, однако на стыке веков данная площадь снова оказалась бесхозной. В конце нулевых нынешнего столетия некий частный предприниматель приобрёл местную землю и возвёл несколько построек, но это уже совсем другая история. К настоящей пятовской летописи события XXI века никакого отношения не имеют…

Под пятой переименованийПосёлок Пятово, середина 1970-х. Старейшая местная жительница Екатерина Васильевна Азина позирует на фоне своего дома. Судьба этой крестьянской женщины сложилась очень непросто. В 1941 году, в самом начале войны, супруг Екатерины Васильевны погиб при обороне Ленинграда, и вдова осталась одна с пятью детьми. Замуж она больше не выходила, посвятив себя воспитанию детей и сельскому труду


Под пятой переименованийПо словам бывшей пятовской жительницы Марии Осиповой, отличительной особенностью её родного посёлка была поразительная чистота на улицах. «Жили мы очень дружно и частенько собирались все вместе на уборку территории, – вспоминает пенсионерка. – Грязь на дорогу не выливали, всякий хлам складировали обычно на задворках огородов, поэтому в Пятово всегда царили чистота и порядок!»


Под пятой переименованийВ 1930-1970-е годы, когда у большинства деревенских жителей отсутствовал личный транспорт, развитая сеть выксунской узкоколейки была для селян самой настоящей «дорогой жизни». УЖД воедино связывала отдалённые посёлки с городом. К примеру, по пути следования маршрутов «Выкса – Сарма» и «Выкса – Внутренний» находилось свыше полутора десятков населённых пунктов. Увы, технический прогресс не оставил шансов нашей узкоколейке в XXI веке, и в начале нулевых годов Выксунская УЖД прекратила своё существование. На снимке: так сегодня выглядит участок бывшей ж/д линии в сторону Выксы (вид со стороны автотрассы Новодмитриевка – Семилово) 


Под пятой переименованийСхема расположения основных объектов инфраструктуры в посёлке Пятово в 1960-е годы

Фото автора и из архива Анны Тёщиной

Еще по теме: Деревеньки