У истока Велетьмы

16 дек
2015
Посмотреть статьи за:
Дмитрий Макаров
chat_bubble
Нет комментариев
local_offer
Рубрика:
Деревеньки
Выпуск:
№ 94 (18010)
visibility
Всего: 379 просмотров
За месяц: 23 просмотра
История зарождения Верхней Велетьмы – опустевшей ныне деревни Выксунского округа, привычный уклад жизни которой окончательно разрушился в 90-е годы прошлого века.

14 марта 1921 года Х съезд РКП(б) принял историческое постановление о проведении новой экономической политики (НЭП), направленной на восстановление народного хозяйства. Данное событие имеет прямое отношение к сегодняшней теме, поскольку, прежде чем поведать историю Верхней Велетьмы и рассказатьчитателю о причине, в результате которой эта деревня появилась на свет, следует описать общее экономическое положение в нашей стране в 20-х годах прошлого века.

Очевидно, что смена стратегии на государственном уровне взамен политики «военного коммунизма» в 1921 году была для большевиков вынужденной мерой, поскольку к этому времени Гражданская война, полыхавшая в России уже четыре года, тяжёлым катком прошлась по всей стране, оставляя за собой разруху, болезни и голод. В основу НЭПа были заложены идеи лидера большевиков В.И. Ленина, который, впрочем, не считал новую политику естественным развитием социализма. Наоборот, во время своих выступлений неустанно повторял, что эта принятая стратегия – всего лишь «тактическое отступление, жизненно необходимое в тяжелейших и очень сложных условиях». Так или иначе, новый экономический курс в кратчайшие сроки помог буквально за уши вытащить нашу страну из глубокого кризиса. 

Придерживаясь выбранного курса, правительство реанимировало работу железнодорожного транспорта и промышленности, разрешило открыть биржи и ярмарки, а также аренду средств производства. Эти меры позволили привлечь в страну инвестиции и провести денежную реформу в период 1922-1924 гг. Но говоря о преобразованиях того времени, нас, конечно, интересует в первую очередь сельскохозяйственное направление. Так вот, важнейшими мероприятиями НЭПа, которые реально помогли восстановить разрушенное войной сельское хозяйство, были следующие: замена продразвёрстки (при которой у крестьян изымали до 70% имеющегося зерна) на продовольственный налог и введение различных форм собственности и рыночных отношений. Продналог, при котором в условиях НЭПа у землепашцев стали изымать 30% зерна от общего урожая (ощутите разницу по сравнению с продразвёрст-кой!), вкупе с новоявленными рыночными отношениями (теперь крестьяне могли свободно покупать продукцию и продавать излишки урожая) способствовали резкому подъёму социально-политического уровня в деревнях и сёлах страны.

Приведу несколько цифр тех лет, чтобы наглядно показать читателю то, как стремительно набирал обороты сельскохозяйственный сектор. Итак, в сезон 1921-1922 гг. государство получило в общей сложности 233 млн пудов зерна, а в 1922-1923 гг. – уже 429,6 млн пудов! В период 1923-1924 гг. наблюдался некоторый спад производства, при котором в закрома Родины поступило «всего» 397 млн пудов зерна, но уже в следующем сезоне (1925-1926 гг.) снова резкий подъём – 496 млн пудов! Кроме того, существенно увеличились государственные заготовки масла (в 3,1 раза) и яиц (в 6 раз).

С введением НЭПа крестьяне почувствовали общее послабление режима и стали активно заниматься тем, что они умели лучше всего – обрабатывать землю. Во всех регионах страны в крестьянских подворьях быстро росло поголовье скота и домашней птицы, а общая площадь пахотных земель стремительно увеличивалась. Разумеется, многодетные деревенские семьи в скором времени столкнулись с новой проблемой – катастрофической нехваткой земельных участков. Эти трудности в полной мере испытывали и наши нижегородские крестьяне в начальный период НЭПа. Например, в деревне Чупалейка Выксунского уезда ситуация с дефицитом земли дошла до того, что в 1922 году часть местных жителей решили переселиться и образовать новое поселение. Но легко сказать – «переселиться», а на деле это означало на совершенно необжитой территории сначала наметить участки, вручную повалить лес, выкорчевать пни и только потом строить дом и распахивать непокорную тяжёлую землю для сева. Однако переселенцы были полны решимости, и работа кипела. Таким образом, вскоре в шести километрах южнее Чупалейки, рядом с рекой Велетьмой, появился новый населённый пункт. Именно из-за географического положения новообразованная деревня и получила своё название Верхняя Велетьма, поскольку находилась практически у самого истока реки. Попутно замечу, что у топонима «Велетьма» мордовское происхождение. Формант «ма» (часть географического названия, имеющая отдельное значение – прим. авт.) в переводе означает «вода» («родник») и довольно часто встречается в названиях населённых пунктов и рек по всей России. Начальная часть топонима «велеть» – множественное число от существительного «веле», в переводе с мордовского имеет два значения. Первое – «рой пчел», второе – «деревня», «поселение». Вот что писал по этому поводу редактор газеты «Кулебакский металлист» Владимир Чернов в своей книге «Кулебаки, Велетьма, Тумалейка… Тайны географических названий» (2009 г.): 

«Получается, имеем два варианта расшифровки топонима «Велетьма» – «несколько поселений на речке» и «рой пчёл на речке». Первый вариант отпадает, т.к. нескольких поселений на Велетьме-реке, когда о ней впервые упоминается в наших летописях, ещё не было. Поэтому остаётся одна-единственная верная версия: название Велетьма произошло от мордовских слов «велеть» и «ма», что означало «речка, по берегам которой много пчёл» (или «пчелиная речка»). Дело в том, что первые поселенцы в здешних местах занимались бортничеством, т.е. получением мёда от лесных пчёл».

От премудростей топонимики снова вернёмся к нашей истории. В начале 30-х годов прошлого века, когда НЭП уже канул в Лету и началась эпоха коллективизации, в Верхней Велетьме столкнулись с проблемой школьного обучения. Попросту говоря, негде было учить детей уму-разуму. Жители решили использовать в качестве школьного здания пустующий дом в деревне. Велетьминский житель Алексей Иванович Логинов, который учился в то далёкое время, позднее вспоминал:

«Первым директором в нашей школе был Константин Иванович Денисов. В Верхней Велетьме я окончил четыре класса, а пятый и шестой – уже в чупалейской средней школе. Дальше желания продолжать учёбу не было, да и никто не заставлял. Так и не получив полного образования, пошёл работать в колхоз…»

Кстати говоря, колхоз, о котором упомянул Логинов, был образован в 1935 году на волне всеобщей коллективизации и носил гордое имя «Красная Велетьма». Первым председателем местного коллективного хозяйства стал Н.Т. Шуянов. Примерно в то же время (середина 30-х годов прошлого века) в Верхней Велетьме открылся первый магазин. Он представлял собой простое деревянное строение, в котором можно было купить самые необходимые товары.

…После начала Великой Отечественной войны местные мужчины призывного возраста получали повестки и отправлялись на фронт, а часть оставшихся трудоспособных велетьминских жителей направили в Саваслейку на строительство аэродрома. Упомянутый А.И. Логинов тоже был в числе тех строителей и позднее вспоминал, что «во время строительства, в основном, занимались земляными работами на лошадях, а жили и питались за счёт колхоза». Кстати, в 1943 году и самого Логинова призвали в Красную Армию, где после обучения молодой боец освоил военную профессию разведчика. В 1944-1945 гг. он участвовал в боях у реки Висла под Варшавой, в Познани, штурме Зееловских высот и взятии Берлина. На стенах поверженного рейхстага в мае 1945-го Алексей Иванович, как и многие советские солдаты, тоже оставил свой автограф, но «для этого пришлось приставить к стене лестницу, поскольку на уровне человеческого роста свободного места нигде не было». Интереснейший факт: после победы, в июле-августе 1945 года, Логинов находился в наряде по охране глав правительств стран-участников Потсдамской конференции, на которой лидеры СССР, США и Великобритании согласовывали дальнейшие шаги по послевоенному устройству Европы. «Я видел Клемента Эттли (лидер лейбористской партии Великобритании в период 1935-1955 гг. – прим. авт.) и Гарри Трумэна (33-й президент США – прим. авт.), а вот Сталина увидеть не удалось», – позднее вспоминал Алексей Иванович. 

Ветеран, безусловно, прожил насыщенную жизнь. Получил множество наград как за ратные подвиги («За освобождение Варшавы», «За боевые заслуги», орден Отечественной войны II степени и др.), так и за ударную работу в мирное время (орден Трудового Красного Знамени). 

А как жила в военное время малая Родина нашего героя-фронтовика, пока он отдавал солдатский долг стране? Тяжело. Надрываясь, тянула «тыловую лямку», внося свой маленький вклад в общую Победу. И тем обиднее осознавать, что все труды наших предков сейчас сведены на нет. Если бы те деревенские жители, что жили и трудились в Велетьме в 40-е годы прошлого века, могли хоть на пару минут заглянуть на 50-60 лет вперёд, то они наши разговоры про импортозамещение и мечты о тёплом кабинете в офисе, конечно, не поняли бы. Ясно как божий день, что велетьминские женщины и подростки, на чьи хрупкие плечи легла вся тяжесть тыловой жизни в военное время, мечтали совершенно о другом и деревне своей они желали совсем иной участи. Как же могло случиться, что Россия, будучи на первом месте в мире по количеству плодородных земель, закупает чужие продукты за границей? 

Наметившийся в первые десятилетия после войны мощный подъём отечественного сельскохозяйственного сектора плавно сменился топтанием на месте в 70-е годы прошлого века, медленным сползанием назад в 80-е и, наконец, стремительным падением в пучину инфляции и безработицы в 90-е годы. Естественно, после распада СССР местные жители стали массово уезжать из родной деревни. Ждать, что добрый дяденька чиновник взмахнёт волшебной палочкой – и привычный быт в Верхней Велетьме снова наладится, было бы, конечно, верхом наивности. Уж кто-кто, а крестьяне всегда тонко чувствовали: когда в деревне становится голодно, наступает пора перебираться ближе к городу. 

Кто-то из числа уезжающих разбирал свою избу по брёвнышку и перевозил на новое место, а некоторые дома, как пишет чупалейский краевед Иван Алексеевич  Колобаев, «просто сжигались». Ни себе ни людям, как говорится, – это в духе русского крутого нрава. В конце 90-х годов прошлого века А.Л. Махров, фермер из соседней деревни Чупалейка, взяв в аренду велетьминские земли, начал строительство склада для сена и двух кирпичных домов. Однако начиная с 2000 года махровское хозяйство пришло в упадок, а спустя некоторое время и вовсе перестало существовать. Так уж получилось, что история Верхней Велетьмы – это своеобразное зеркало, в котором правдиво отражалось общее состояние сельского хозяйства в нашем регионе в разные годы. От расцвета – до разброса…

«В Верхней Велетьме временно проживает семья Зайцевых и один пчеловод, – писал в 2012 году краевед И.А. Колобаев. – Строится овцеводческое хозяйство и зона отдыха на площади свыше одного га. Связанная автобусным маршрутом из Выксы и расположенная между деревнями Чупалейка и Димара, Верхняя Велетьма может быть привлекательной для новых жителей».

Нет, Иван Алексеевич, увы, не стала она привлекательной и вряд ли вообще когда-нибудь будет! На календаре конец 2015 года, а в Верхней Велетьме – всё та же унылая картина, что и несколько лет назад. Нагромождение деревянных построек с правой стороны от дороги, парочка крепеньких домов в начале и середине деревни, несколько полуистлевших изб, недостроенные махровские кирпичные дома и невесть откуда взявшийся в поле железнодорожный контейнер. Здесь уже нет былой советской инфраструктуры, местные колодцы давно заброшены и пересохли, а бывшие колхозные поля покрыты густым ковром дикой травы. Вот она, дешёвая земля, господа фермеры и молодожёны без жилья! Но желающих нет. Что ж, подождём взмаха волшебной палочки?


Фото Дмитрия Макарова

Использован материал с сайта www.grandars.ru

Автор выражает благодарность жителю д. Чупалейка И.А. Колобаеву
за предоставленные краеведческие данные из личного архива

Еще по теме: