Господь о нас помышляет и каждого своей дорогой ведёт

visibility
Его детство прошло в Автозаводском районе Нижнего Новгорода, армейская служба – в нескольких воинских частях, в том числе и в бригаде морской пехоты, а после увольнения в запас он вернулся домой и пришёл в Карповский храм, в Церковь.

Сегодня отец Иоанн возглавляет епархиальную канцелярию, является наместником кафедрального собора в честь Рождества Христова в Выксе и настоятелем Крестовоздвиженского храма в Большом Окулове. 

– Как получилось, что морской пехотинец решил пойти служить в церковь, а не в охрану «новых русских»? Наверняка были такие предложения, учитывая Вашу армейскую спецподготовку?

– Предложения были, да и время было сложное – «лихие девяностые», но Господь отвёл меня от той жизни, которой жили приятели, бывшие однокашники. 

Демобилизовавшись, встретив друга детства Александра, я узнал, что он помогает во время богослужений в храме на Карповке. Удивило ли меня это? Скорее, заинтересовало.  Я сразу подумал о своей бабушке…

Самые яркие и светлые воспоминания детства у меня связаны с ней! Она обязательно начинала с молитвы каждое утро и приговаривала: «Яник, у тебя свои уроки, у меня – свои». В церковь ходила и часто меня с собой брала, бывало, иконочку мне покупала. Но никогда не навязывала своих духовных убеждений, и я был обычным мальчишкой, рос в рабочем квартале. Всякое среди нас, подростков, случалось: дрались, хулиганили. Законы улицы были суровыми. Мама переживала за меня: как бы младший сын Ян не попал в беду. Но тут пришла повестка из военкомата. 

О службе, несмотря на все её трудности, остались самые тёплые воспоминания. Так получилось, что у меня ни одной армейской фотографии не сохранилось – вещмешок пропал, когда нас перебрасывали из Балтийска. Очень сожалею об этом. И с сослуживцами жизнь развела, всякое общение прекратилось.

Ну а с Александром мы продолжали общаться. Он предложил мне ходить в храм вместе. И я пошёл.

– Когда Вы поняли, что хотите не просто приходить в церковь, а в ней быть? Православную веру сразу приняли или метались в духовных поисках?

– «Господь о нас промышляет и каждого своей дорогой ведёт». В отличие от друга, который быстро рукоположился и 

уехал служить на сельский приход, я к тому, чтобы стать священником, шёл постепенно, шажок за шажком. Но каких-либо метаний не было. Я вырос в православной среде и воспринимал её как данность, как своё родное. Потом, уже позже, изучал углублённо различные религиозные направления, но безотносительно избрания жизненной стези. 

– Кто-то помогал, наставлял на этом пути? 

– Мама ко времени моего возвращения из армии была уже воцерковлённым человеком. Она, конечно же, всячески поддерживала мои стремления. Она жила тогда на Бору, вместе мы ездили в деревню Кресты на богослужения. А в Нижнем Новгороде мы помногу беседовали с отцом Виктором Носковым. Он-то и предложил мне попробовать себя на клиросе. Направил в Высоково в Троицкую церковь, где меня должны были встретить, поставить на клирос, чтобы я пообвык, начал немного петь, молитвы читать. Встретить-то меня встретили, а дальше всё пошло иначе, чем я предполагал. Стою на клиросе тихонько так, а тут подходит псаломщица и интересуется, могу ли я читать «Отче наш»? Я кивнул, а она мне тут же: «Читай!» Я от неожиданности и волнения испариной покрылся, руки дрожат, но прочитал. А на следующий день уже должен был читать 50-й псалом. За ночь его освоил, и дальше всё пошло, как само собой разумеющееся: я читал на клиросе, пел, и мне это нравилось, я чувствовал, что у меня всё получается! А священников в то время не хватало, и готовили их, так сказать, по ускоренной программе. И владыка Николай (Кутепов) вызвал меня и предложил рукополагаться и подавать документы в семинарию. Вот так в 22 года я стал священником. 

Меня направили служить в село Вад. Приехал… Храм разрушен, стоит лишь маленький молельный домик. Там и служил, а церковь мы постепенно восстанавливали. Сейчас в том домике сделали часовню в честь святителя Николая. В Ваде я служил 10 лет, с этим местом связано много добрых воспоминаний о простых, открытых людях, о восстановлении храма.

– Из Вада Вас направили...

– По решению митрополита Георгия меня перевели в Арзамас, где стал благочинным и настоятелем кафедрального собора. А через два года последовал перевод в Нижний Новгород, в Сормовский собор старшим священником и помощником благочинного по общим вопросам. К тому времени я уже окончил семинарию и учился на заочном отделении Московского открытого университета – решил, что специальность менеджера будет полезной. Позже окончил психолого-педагогический факультет университета им. Лобачевского. 

Жизнь шла своим чередом, перемены следовали одна за другой, и сейчас я – в Выксунской епархии. Помимо священничес-кой деятельности несу ряд внебогослужебных послушаний.

– А чем занимаетесь в свободное время? Ваши литературные предпочтения?

– Увы, читать приходится больше документы и различные официальные бумаги, связанные с выполнением служебных обязанностей. Вот в прошлом году был у меня праздник для души. Сам не ожидал, что наш владыка, епископ Варнава, отпустит в длительную командировку в Израиль. Я там служил в церкви апостола Петра и праведной Тавифы в городе Яффа. Свободного времени было больше, чем здесь, и я довольно много читал, точнее, перечитывал. И если роман Достоевского «Идиот» вызывал, как и прежде, сильнейшие впечатления, не ослабевающие в течение многих дней, то, например, булгаковский «Мастер и Маргарита» вызывал более сдержанные эмоции. Когда читал его первый раз, то как-то не ощутил того восхищения этой необычной книгой, которым делились знакомые. Видимо, в тот момент я что-то не смог понять и прочувствовать, поскольку был молод. И теперь не сказал бы, что прочёл её на одном дыхании, однако воображение эта книга, безусловно, будоражит.

– А какая книга стала следующей?

– «Сто лет одиночества» Габриеля Маркеса, а за ней – «Божественная комедия» Данте… Вот так меня побросало по литературным волнам. Давно мне не выпадало такой благодатной возможности для чтения! Командировка закончилась, я вернулся домой. Теперь на чтение художественной литературы – а читать я очень люблю! – время приходится выкраивать буквально по минутам.

– А к музыке как относитесь, есть какие-то любимые композиторы, исполнители?  

– Моё поколение росло на песнях Булата Окуджавы, Владимира Высоцкого, Александра Розенбаума. До сих пор мне нравятся эти исполнители и песни той поры. 

Серьёзные жанры? Признаюсь, я не любитель оперы, но когда услышал выступление трио теноров Пласидо Доминго, Лучано Паваротти и Хосе Каррераса, то был просто сражён, испытав внутренний восторг, который не передать словами. Наверное, с возрастом становлюсь сентиментальнее. 

У нас в Большом Окулове, при храме, где я – настоятель, хорошая воскресная школа, в ней занимаются ребята разного возраста, в том числе дети-инвалиды. Все участвуют в различных концертных программах. Слёзы наворачиваются, когда смотрю выступления детей, столько эмоций они вызывают! Хорошо, что в этот момент в зале темно, но знаете, мне нисколько и не стыдно за такое проявление чувств.

– Что любите делать в быту? Что у Вас хорошо получается?

– Как-то я семь месяцев жил в Высоковском монастыре в Ковернинском районе. Там были только иеромонах и один-два послушника. Мне предложили выбрать самому себе занятие, и я решил научиться готовить. Нашёл две кулинарных книжечки, ими и руководствовался. По выходным, на воскресные богослужения, в монастырь приезжали гости. Всех их надо было накормить. Мои угощения хвалили. Не скажу, что готовить – это хобби, но когда сын ко мне переехал, полученные поварские навыки пригодились. Ужин приготовить сумею всегда. 

– Сын взрослый? Вы хотели бы, чтобы он пошёл по Вашим стопам? 

– Николаю 23 года, скоро будет дипломированным специалистом. А какую дорогу в жизни выбрать – это ему решать. Хочу и стараюсь, чтобы он ходил в церковь.

– Вы говорили о бабушке, о маме, о сыне…  А братья или сёстры у Вас есть?

– Да, у меня есть старший брат. У нас разница в возрасте девять лет, что не способствовало нашей дружбе в детстве. А когда я пошёл в первый класс, Олег уехал из дома, поступил в Астраханское мореходное училище. Сейчас он живёт в Севастополе, у него трое детей. 

– Как брат относится к тому, что Вы священник? Поддерживаете с ним отношения? 

– Моё священство брат воспринимает спокойно, с пониманием. Он выбрал море, я – Церковь. Каждому своё. Отношения у нас с Олегом хорошие, я несколько раз ездил к нему в Севастополь. Очень люблю этот город, надеюсь ещё там по-бывать. 

– Каким видите себя через 10 лет? Чего себе желаете?

– На всё воля Божия. Хотелось бы не устать от жизни и через 10 лет, чтобы каждый день тебе открывал что-то новое, и ты принимал его как милость Божию, чтобы душа не черствела, сердце трепетало и умело любить. Этого же желаю и вашим читателям.

Фото Ольги Поповой

Еще по теме: Эксклюзив