Железные тапочки 54-го размера, пафиопедилюм, жизнь в сфере

visibility
Всё это стало темой разговора с братьями Карпеевыми, мастерами художественной ковки.

В июле «ВР» разыграл эксклюзивный мангал, сделанный братьями Карпеевыми. Люди они известные, и мы (раз уж напросились в мастерскую) решили не просто показать, как Сергей и Алексей работают и что создают, но и рассказать о них самих как о разносторонних, творческих людях. Точнее, чтобы о себе рассказали они сами, отвечая на наши вопросы.

– У меня в прошлый раз сложилось ощущение, что мангал вы рисовали только потому, что нужно было показать нам, как будет выглядеть готовое изделие – понятно, что подобное делаете не впервые. А для себя эскизы рисуете?

Алексей: – Обязательно, потому что нужно понимать, каким будет конечный результат.

Сергей: – Идея должна сначала родиться, а потом уже воплотиться. Эскиз важен для понимания не только того, что делать, но и как.

– Художественное образование есть?

Сергей: –  Нет. Зато есть опыт: я 15 лет работал гравёром по памятникам в похоронном агентстве и семь лет занимался изготовлением сувениров из камня.

КарпеевыАлексей: – А вот, кстати, эскиз для лестницы в Доме Баташевых (показывает тетрадь со схемами). Вот мангалы. Здесь же составляем расчёты: какой материал понадобится, сколько, примерную  цену изделия.

– А какая работа была для вас самой сложной?

Алексей: – Наверное, перила, которые мы делали для одного из московских банков. Толщина квадрата – 25 мм, бесшовные – всё на клёпках. 

– Долго делали?

Алексей: – Мы вчетвером работали неделю.

Сергей: – Причём с утра до ночи.

– А перила в музее истории АО «ВМЗ» сложно дались, ведь эту «достроечную» часть состыковывали с оригинальной лестницей?

Алексей: – Основное требование – чтобы визуально они не сильно отличались от оригинальных перил, вписывались гармонично. 

Сергей: – Но при этом чтобы не выглядели в точности как старые – была видна граница новодела. Ну и главное – не оставить на лестнице ни царапинки. Так что сложности возникали ещё на этапе обсуждения с заказчиком наиболее правильного технического решения. Да и по времени мы были сильно ограничены. 

– Это – заказ, а что нравится самим делать, для души?

Алексей: – Розы. 

Сергей: – Скульптуры, сувенирные вещи, то, что делаешь впервые.

Алексей: – Что-то более творческое, чем стандартные ограды и перила. Взять, к примеру, розы. Уже сколько штук сделали, тем не менее каждая – индивидуальна...

Сергей: – Один в один практически никогда не получается.

– Что используете для ковки?

Алексей: – Молот, фрезеры, трубогибы и т.д. Рынок требует удешевления работ, поэтому всё по старинке делать не будешь – слишком дорого.

– А есть вещи, которые принципиально делаются по старинке?

Алексей: – Да. Есть клиенты, которые хотят именно такую работу. Бутоны для цветов мы изготавливаем только вручную, потому что на станке такого эффекта не достичь. Они отличаются от штамповки, которую сейчас активно производят в Китае и Италии.

Сергей: – У нас, кстати, тоже есть свои, собственноручно изготовленные штампы.

Алексей: – На толстую металлическую заготовку наносим рисунок и вытачиваем.

КарпеевыСергей: – Эти листья, например, мы именно так и делали. Наш штамп – в единственном экземпляре, и даже мы сами вряд ли сможем повторить его точь-в-точь.

– Где достаёте материал?

Алексей: – Покупаем на металлобазах или даём вторую жизнь вещам из металлоприёмки.

Сергей: – Из новой стали изделия получаются слишком дорогие, не каждый готов платить за них.

– Давно ковкой занимаетесь?

Алексей: – С 2007 года.

Сергей: – Я по образованию сварщик, знаю, как с металлом работать. У Лёши – руки золотые. Попробовали, получилось.

– Были опасения, что дело не пойдёт?

Сергей: – Нет.

Алексей: – Кузня была, есть и будет всегда.

Сергей: – Вопрос только в том, как она «кормит». Но в принципе даже при самой неблагоприятной экономической ситуации работа есть.

– Вы ведь ещё выезжаете на какие-то выставки, участвуете в праздничных мероприятиях?

Алексей: – Да.

Сергей: – Скоро поедем в Ромашково. Под Нижним Новгородом состоится выставка-продажа художественных промыслов. Мы планируем организовать там мастер-класс: научим людей гвозди делать.

– Мастер-классы востребованы?

Сергей: – Людям они интересны, поэтому мы часто их проводим.

Алексей: – Недавно для учеников школы №3 организовали мастер-класс в парке.

Сергей: – Всем всегда любопытно посмотреть, как металл течёт, как куётся, как потом приобретает нужную форму.

– Сколько человек работает в вашей мастерской? Как распределяются функции?

Сергей: – Сейчас работаем втроём: мы и Вадим Гадалов. Он занимается, как правило, ювелирной работой, поскольку педантичен и технически подкован, мы же больше по художественной части.

Алексея: – Не получается специализироваться на чём-то одном, потому что либо начнёшь брать на себя слишком многое, либо станешь обучать других тому, чего они не могут.

Сергей: – Здесь нужно быть универсальным.

– Вообще, что самое сложное в вашей работе?

Алексей: – Ожидание её  окончания.

– Почему?!

Алексей: – Зачастую с клиентом обговаривается одно, а потом ему хочется что-то добавить, где-то сделать иначе, и сам до конца не понимаешь, каким будет результат и сумеешь ли уложиться в заранее оговорённую стоимость изделия, а это при рыночных отношениях очень важно. Вообще всё зависит от того, над чем работаешь.

Сергей: – Взять те же розы. Можно за день сделать их десять штук, а бывает, изготовишь две и всё…

Алексей: – Дальше дело не идёт, как ни старайся.

– Вдохновение кончилось?

Сергей: – Муза пришла, муза ушла – работа у нас всё-таки творческая.

– Чем вдохновляетесь?

Алексей: – Бывает, какая-то идея приходит сама по себе. Иногда видишь что-то интересное по телевидению или слышишь по радио. Цепляешься за мысль и начинаешь её прорабатывать.

Сергей: – Особенно хорошо думается ночами.

– Но при этом особая любовь сохраняется к розам?

Сергей: – Розы мастера делали всегда. Мне кажется, что это – возможность доказать профессионализм, потому что передать природную естественность в металле очень сложно.

Алексей: – Цветы – это прекрасно.

Сергей: – Они символизируют женщину. Мы уже делали розы, лилии…

Алексей: – …каллы…

Сергей: – …лотосы и кувшинки. 

Алексей: – Даже пафиопедилюм.

– Что?

Алексей: – Это венерин башмачок. Специально покупали книгу о цветах, чтобы понять, как правильно его сделать.

– Надо же, вы и такую специфическую литературу изучаете…

КарпеевыСергей: – За десять лет самообучения мы уже дошли и до строительства. Сейчас нам очень интересна тема сферических домов.

Алексей: – Стереотипы у людей в наше время ломаются, многие приходят к тому, что нужно жить в гармонии с природой, брать пример с создаваемого ею. Уходят от углов, приходят к сферическим домам.

– Из какого материала их делают?

Алексей: – Несущий металлический каркас заполняется любым утеплителем. Мы считаем, что лучше всего подходит монолитный арболит.

Сергей: – Из-за обтекаемой формы сферические дома, кстати, самые устойчивые. 

Алексей: – Именно круглый дом, единственный из всех, пережил ураган Катрина.

– А вы почему заинтересовались этим?

Сергей: – Лёха по специальности строитель, я понимаю принципы использования металлоконструкций. Он дом уже построил, я в то время только готовился к стройке. Читали специальную литературу, научные статьи, диссертации. Так и пришли к пониманию того, что именно сферическая форма является самой правильной и надёжной. Кстати, сейчас мы находимся в процессе патентования предлагаемой нами технологии их постройки.

– Я сейчас вдруг поняла, что и мангал для нас вы тоже сделали круглый. Неслучайно, наверное?

Алексей: – Наш лозунг – «Сфера жизни – жить в сфере». 

Сергей: – Подобные мангалы мы сначала делали из пустых газовых баллонов. Такая круглая форма даёт большую устойчивость, равномерный прогрев.

– Мы недавно брали интервью у известного художника Андрея Бартенева, который в своём творчестве тоже использует сферические формы. Он сказал, что его до сих пор вдохновляет дневное полярное солнце Норильска. 

Алексей: – Я 25 лет прожил в Ковдоре Мурманской области, Сергей – 27 лет.

Сергей: – Если сначала рассказывать историю, то отец и мать (она из Чупалейки) по комсомольской путёвке поехали строить Тольяттинский завод. Там они познакомились, потом вместе поехали на Север. 

Алексей: – Нас северное солнце, конечно, вдохновляет. Летом оно там не садится вообще. Чуть-чуть коснётся горизонта и снова встаёт. Ночи нет. 

Сергей: – А потом полтора месяца вообще его не видишь.

Алексей: – Но к этому привыкаешь.

– Я так понимаю, что сейчас ковка для вас уже отходит на второй план. Она теперь для вас больше работа, чем увлечение?

Алексей: – Да.

– Тем не менее, благодаря вам совсем недавно в городе появились тапочки «Чисто, как дома». Какого размера?

Сергей: – 54-го. Даже на валенки зимой их можно примерить.

Алексей: – Вместе с плитой они весят около 40 кг. Один тапочек – примерно 1,5 кг.

– У вас в домах много кованых изделий?

Сергей: – Нет.

Алексей: – Сапожник без сапог…

Сергей: – Зато у мамы дома большая коллекция, которую мы частенько забираем и вывозим на выставки. Ну а когда построим себе сферические дома – будет где ковку хранить.

– Про самое сложное в работе мы уже говорили, а что самое главное?

Сергей: – Было бы желание… При большом желании у человека задуманное обязательно получится.

Фото автора и из архива братьев Карпеевых

Еще по теме: Культура