На обложке: Кира Хольнова

visibility
Фотография выксунки украсила первую страницу первого в этом году выпуска журнала «Веста».

Само издание увидели совсем недавно: принёс один из читателей, и Киру мы разыскали только-только. Спросили, как удалось попасть на обложку издания, поинтересовались мечтами и планами. Забегая вперёд, скажу: очень удивила её профессия. Она работает крановщицей, и сложно представить такую хрупкую девушку за управлением столь серьёзной техникой. Но реальная жизнь и люди часто далеки от стереотипов.

Кира Хольнова– Как вы стали лицом одного из выпусков «Весты»?

– Случайно. Мама покупает этот журнал, она и предложила отослать снимки на конкурс – вдруг получится победить. Я отправила фото и, неожиданно, заняла второе место, автоматически став лицом на обложку январского номера. 

– Специально для конкурса фотографировались?

– Нет, снимки из моего архива. Я люблю пробовать разные образы, и с большим удовольствием участвую во всевозможных фотопроектах. (Недавно снималась для одного из них в Нижнем Новгороде.) Записываюсь на кастинги, предлагаю сотрудничество фотографам, которые ищут моделей. Но большинство моих снимков сделано в Выксе Ольгой Будинской. 

– А когда впервые поучаствовали в профессиональной фотосессии?

– Около полутора лет назад. Не могу сказать, что до этого часто фотографировалась, а тут решила заказать фотосессию, как раз у Ольги. В итоге она предложила мне ещё одну, уже бесплатную, с условием, что будет использовать снимки для своего проекта. Я согласилась, тем более что работать в студии понравилось.

– Глядя на ваши фотографии, сложно представить, что такая воздушная девушка работает крановщицей...

– Это очень ответственная работа, потому что тяжёлые грузы переносишь буквально над головами людей. Нужно следить за каждым своим движением, быть всегда внимательной.

– Что подвигло выбрать эту профессию?

– По первому образованию я – повар-кондитер. Работала по специальности, но зарплата там небольшая, поэтому, посоветовавшись с родителями, решила отучиться на крановщицу. Профессию повара-кондитера, кстати, выбрала потому, что действительно люблю готовить.

– И какое блюдо коронное?

– В моей семье любят всё, что связано с картошкой и мясом. Бывает, пеку – сама люблю круассаны, торт-медовик. Чаще всего в нашей семье всё-таки готовит мама, но я начала проводить больше времени на кухне теперь, когда перестала работать поваром.

– Как при любви к готовке и круассанам сохранить хорошую фигуру?

– Ходить в спортзал. Я занимаюсь бегом и слежу за питанием – стараюсь есть в основном отварное, не заправляю блюда майонезом.

– Во время подготовки к фотосессиям наверняка следите за работой визажистов. Приходила в голову мысль обучиться ещё и на специалиста в сфере макияжа, стилиста?

– Думала об этом, даже ногтевой сервис интересен был одно время, но пока я не чувствую в себе большой тяги к этому. Правда, подружкам иногда маникюр делаю.

– Всегда нравится то, как красят к сессиям?

– За всё время неудачным считаю лишь один образ. Но я не смогла обидеть человека и сказать, что мне, как модели, макияж не нравится и смотрится плохо (хотя и спросили мнение). В итоге сам фотограф, отсмотрев сделанные снимки, сказал, что нужно бы переснять. 

Вообще, меня чаще всего фотографируют в образе очень яркой девушки (возможно, из-за рыжих волос), и меня это устраивает – сама себя так не накрасишь. А в повседневной жизни я предпочитаю спокойный макияж, обычно крашу только ресницы.

– А что самое важное в процессе съёмок?

– Вести себя естественно. Первый раз это всегда сложно, а после второй или третьей фотосессии получается легко.

– В больших городах возможностей, говорят, больше. Есть желание переехать?

– Я уже уезжала. В Норильск, потому что заинтересовала перспектива заработать северный стаж, к тому же в этом городе живут знакомые. Думала, что переехала надолго, а оказалось, на четыре месяца. Было очень сложно без возможности увидеть родных, ведь приехать оттуда на выходные нереально, сотовая связь не всегда «ловит». Практически все деньги, которые там успела заработать, потратила на авиабилет, чтобы вернуться обратно. Самое сложное в случае с такими городами – это сообщение с Большой землёй.

– Чего не хватает Выксе, чтобы молодёжи не хотелось уезжать отсюда?

– Здесь мало развлечений, вариантов интересного отдыха, саморазвития. Когда я уезжала, например, не было возможности записаться на какие-то современные модные танцы. А в Норильске я ходила на вог, поул-денс. И увлечение поул-дэнсом, если вы о нём расскажете, не вызывет у знакомых норильчан какого-то нездорового возбуждения и обсуждения. В Выксе, мне кажется, чаще всего иная реакция. На Севере люди проще, меньше злословят. Видимо, сказывается суровость климата, когда важно быть сплочёнными, помогать друг другу, относиться по-доброму. Когда я только приехала туда, меня, например, сразу и очень тепло приняли в коллективе.

– Но за прошедшие несколько лет Выкса всё-таки сильно изменилась?

– Согласна, стала красивее. И если по архитектуре сравнивать с Норильском – там более серая старая типовая застройка. Здесь виды лучше.

– У вас на страничке в соцсети много снимков с животными. Это всё ваши домашние питомцы?

– У меня мама очень любит животных, так что дома живут как дворовые, так и породистые кошки и собаки. С последними она ездит на выставки, если выигрывает, то награду обычно передаёт фонду «Вторая жизнь». 

– Каковы ближайшие планы?

– Я пока в поисках. Возможно, действительно, запишусь на курсы ногтевого сервиса. Ну и фотографироваться продолжу – мне это интересно, смотришь на себя со стороны, по-новому.

Фото из архива Киры Хольновой

Еще по теме: Общество