На круги своя. Часть 2

account_circle ВР
visibility
За полвека существования посёлок Круглово, расположенный в 36 км к юго-западу от Выксы, прошёл путь от расцвета до полной ликвидации.

После окончания Великой Отечественной войны жизнь в Круглове стала мало-помалу возвращаться на круги своя. В 1947 году, после отмены карточной системы, были снижены на 10-12% цены на мучные изделия. Вместо маленького ларька в посёлке появился магазин, а в период 1957-1959 гг. в дома кругловских колхозников наконец-то пришло долгожданное электричество.

В 1930-е годы в поселковом колхозе не было собственной техники, практически все работы выполнялись при помощи конной тяги или вручную. «Универсал», трактор на железных колёсах из районной мехстанции, приезжал в Круглово лишь во время посевной или уборки урожая. А вот гусеничные трактора и малотоннажные грузовички на местных полях появились только после войны. В начале 1950-х годов, после выхода правительственного указа об укрупнении мелких коллективных хозяйств, кругловский колхоз «Красный Октябрь» де-юре объединили с соседними сельхозпредприятиями – «8 Марта» (с. Сноведь, 9 км от Круглова) и «Красной Норковкой» (д. Норковка, примерно 8 км от Круглова). Не изобретая колесо, укрупнённому колхозу присвоили одно из прежних названий («8 Марта»), а центральная усадьба отныне располагалась в Сноведи. Но вся эта реорганизация носила скорее формальный характер, труд простых людей в упомянутых хозяйствах во многом оставался на прежнем уровне. 

24.jpg

На данной фотографии, снятой предположительно в начале 1970-х, кругловский старожил Алексей Васильевич Бурмистров запечатлён вместе с дочерьми Марией (вверху), супругой Анисьей (справа) и малолетним внуком Ваней.

Как и многие другие переселенцы с Владимирщины, Алексей Бурмистров перебрался в наши края из Дмитриевых Гор в надежде улучшить своё материальное положение. Долгое время он трудился в местном колхозе, воспитывал с супругой детей, а когда состарился, вовсе не стремился покинуть кругловские просторы. Но жизнь рассудила иначе. В начале 1970-х, когда посёлок стал стремительно угасать, Алексея Васильевича забрала к себе одна из дочерей, вышедшая к тому времени замуж за жителя Дмитриевых Гор. Так в преклонном возрасте бывший владимирский житель снова вернулся в родные пенаты, где и был похоронен спустя какое-то время...

 

21.jpg

Уж что-что, а в свободное от работы время наши сельские жители погулять всегда любили. Русские народные песни и частушки под гармонь, лёгкий флирт, шутки и пляски вносили в рутинную жизнь молодых колхозников хоть какое-то разнообразие (данный снимок сделан ориентировочно в конце 1950-х – начале 1960-х годов во время гуляний в Круглове)


Колхозная страда

Пожалуй, бессмысленно описывать лишний раз производственную систему в советских колхозах, старики это время прекрасно помнят, а нынешняя молодёжь, даже прочитав в Интернете многочисленные статьи о коллективизации, вряд ли поймёт, как можно было работать в деревне без оплаты, «за палочки». А ведь в сталинские времена кругловские колхозники ещё и сельхозналог исправно платили, ежегодно сдавая государству 6 кг масла, 40 кг мяса, 40 яиц (позже эту норму увеличили до 80 яиц ). Чтобы полностью прочувствовать советскую жизнь со всеми её достоинствами и перекосами, её надо было прожить в реальности. Словами это не передать. И всё же на некоторых эпизодах местной летописи стоит остановиться чуть подробнее.

Первым председателем «Красного Октября» стал Иван Петрович Шиков, который переехал в Круглово из Дмитриевых Гор в 1932 году. 

– До войны в нашей избе стояла широкая лавка, на которой отец раскладывал стопками колхозные книжки, – вспоминает сталинскую эпоху 90-летняя Екатерина Ивановна Фильчагина, дочь Ивана Шикова. – В эти книжечки папа записывал трудодни людям. А нам, детям, было жуть как интересно посмотреть! Бывало, только подойдём к лавке, а отец сразу грозит: «Не тронь!»

После Шикова сельским хозяйством недолго руководила приезжая женщина, фамилия которой затерялась в истории. Из бесед со старожилами удалось восстановить  лишь её забавное прозвище в народе – Евдя (от имени Евдокия), а также любимое занятие: по территории посёлка председательница предпочитала передвигаться на двуколке. На стыке 1930-1940-х во главе «Красного Октября» встал Сергей Григорьевич Панфилов, во время войны – некий Краснов (имя и отчество неизвестны). Затем председательствовал вернувшийся по ранению с фронта Иван Матвеевич Артамошкин, которого позднее сменил Николай Фёдорович Шамов (из «тридцатитысячников»).

После объединения колхозов в Сноведском сельсовете руководителем «8 Марта» долгие годы был выксунец Степан Фёдорович Танцевов (во времена его правления в Круглове построили клуб).

Общая площадь местных сельхозугодий в послевоенный период составляла около 150-160 гектаров, при этом под картофель отводили площадь не более 25 га. По воспоминаниям бывшего кругловского жителя, 87-летнего Ивана Степановича Шиморянова, «колхозная картошка была отменная» – сорт «американка» (или, как его называли местные, «розовка») славился в народе своими вкусовыми качествами. По осени урожай из Круглова, Сноведи и Норковки загружали в большие ящики и отвозили на лошадях к 16-му километру – участку местной узкоколейки. В каждом умещалось примерно 300-350 кг картофеля. Клубни большие, чистые – любо-дорого посмотреть! На 16-м километре Выксунской УЖД (в сторону Некрасовского болота) в своё время находился небольшой разъездик, и всю привозную колхозную картошку высыпали вдоль железнодорожной линии. Затем сюда подгоняли крытый вагон, загружали в него урожай и отправляли в Выксу. Так в советскую эпоху проводились госзаготовки в местном сельсовете.

На протяжении многих лет в Круглове регулярно сеяли лён, гречиху и рожь, а после прихода к власти Хрущёва на местных полях появилась ещё и кукуруза. Это однолетнее теплолюбивое растение в наших климатических условиях росло не ахти как здорово. Однако в иные сезоны в посёлке умудрялись собирать её до 200 тонн.

Местные старожилы рассказывают, что в 1930-1940-е годы в посёлке периодически заготавливали дубы – из их древесины колхозники делали прочные колёса для телег. Это сейчас заводские станки за смену штампуют металлические ободы в немыслимом количестве, а сделать деревянное колесо в сельских условиях было не так-то просто. 

Нашими предками выработана своя уникальная технология. Сначала спиленный ствол обрабатывали вручную, делая заготовку плоской и необходимой ширины. Обработанные деревянные планки крестьяне укладывали рядами в постройке с паровым котлом и нагревали помещение до необходимой температуры. После пропарки дубовые заготовки при помощи троса крепили на простеньком станке с барабаном. Но прежде чем согнуть пластину, её предварительно обвязывали лыком. Итак, вроде бы всё готово для решающего процесса: мужики крутят барабан, трос натягивается, привязанная планка под давлением начинает загибаться по кругу. Затем заготовку ставили на стопор и в таком положении оставляли на некоторое время – высыхая, древесина теряла влагу и принимала требуемую форму… 

25.jpg

Алексей Иванович Шиморянов (62 года, работающий пенсионер): «Я родился и жил в Круглове до ноября 1965 года, именно тогда вся наша семья переехала из посёлка в Вилю. Окончил школу, некоторое время работал по комсомольской путёвке в СМУ-8 плотником-бетонщиком, затем два года служил в армии в Нижнем Тагиле. Демобилизовался и… захотелось романтики. В Горьком устроился в мехколонну и поехал покорять север страны сварщиком-монтажником. Обслуживал буровые и насос-ные станции, линии электропередачи. Работы хватало. В своё время в качестве сварщика трубопровода даже ездил в командировку в Болгарию. В последние годы работаю в «ВМЗ-Комфорте» слесарем-сантехником. Время бежит быстро, оглянуться не успел, а мои дети уже взрослые, подрастают два внука и две внучки. Так получилось, что уже в зрелом возрасте меня очень увлекла кругловская летопись. Пообщался с нашими бывшими жителями, стал искать свои корни. И чем больше узнавал, тем интереснее становилось. Я постоянно читаю вашу рубрику «Деревеньки», вырезаю и храню статьи о деревнях – это же наша история, мы обязаны её знать!»

 

12.jpg

Ноябрь 2018 г. Бывшие кругловские жители Иван Степанович (слева) и Алексей Иванович Шиморяновы во время посещения местного кладбища рассматривают надгробие на могиле поселкового лесника Николая Ивановича Чалышева 


Кругловские оказии

После окончания посевной и сбора урожая колхозное руководство традиционно созывало всех кругловских тружеников на общий обед. Люди выносили на улицу столы и миски с нехитрым угощением, после чего дружно приступали к трапезе. И весной 1949 года, как раз после одного такого всеобщего застолья, произошёл случай, о котором в тихом посёлке ещё долго судачили в домах и на улице. Об этом происшествии поведал Иван Шиморянов, очевидец событий. 

Дело было так. Отобедав, молодёжь отправилась гулять по Круглову с гармошкой. Компания с шутками-прибаутками шла в сторону Сноведи, когда местный паренёк Владимир П. спел озорную частушку: «Кто посмеет снять фуражку с хулиганской головы, тот понюхает кинжала из мозолистой руки».  Фронтовику Александру З., стоявшему рядом, эти строчки не понравились. По иронии судьбы у бывшего солдата как раз имелся с собой кинжал, который он зачем-то выхватил из-за пазухи. При этом ножны оружия случайно упали на землю. Ребята вмиг замолкли и уставились на обронённый чехол. Владимир П. поднял ножны и отдал их владельцу. Казалось бы, ничего особенного не случилось, песнопения продолжились, и молодые люди направились в обратном направлении, к пруду. 

Но проходя мимо поселковых домов, кто-то из ребят рассказал местным мужикам про опасное оружие, хранящееся у фронтовика. Помочь вызвался Александр Иванович Чалышев, кругловский лесник. Он подошёл к компании, стал спрашивать о ноже, а через мгновение сильно ударил владельца кинжала по лицу. И тут произошло то, чего никто не ожидал. Александр З. отскочил на несколько метров в сторону, выхватил пистолет (ещё один военный трофей) и направил его на лесника! Нажал на курок, а выстрела не прозвучало – осечка. Моментально оценив ситуацию, бывший вояка отдал главную улику своему младшему брату Ивану – дескать, беги, малец, как можно дальше и спрячь.

– И этот младший брат схватил пистолет и побежал в сторону речки, но там его быстро поймали и отобрали ствол, – рассказывает Иван Шиморянов. – А потом состоялось колхозное собрание. Председатель собрал мужиков, составил акт об изъятии оружия. До сих пор помню этот пистолет ТТ на председательском столе. На следующее утро приехали милиционеры. Был суд. Александру З. дали 5 лет тюрьмы.

Ещё одно происшествие в Круглове, где фигурировало огнестрельное оружие, случилось значительно позднее – в 1965 году. В соседнюю Сноведь приехали выксунские артисты из ДК им. Лепсе, и один кругловский мальчик из многодетной семьи, 10-12 лет от роду, очень хотел попасть на этот концерт. Мать не разрешила, но тот продолжал настойчиво упрашивать. Бесполезно. Мальчик плакал, психовал, а потом взял отцовское ружьё. Каковы были истинные мотивы этого поступка, уже не узнать. Грянул выстрел, заряд попал ребёнку в плечо. На шум сбежался народ. Раненого мальчика погрузили на телегу и вызвали «скорую» (единственный телефон в посёлке был в доме Чалышевых). Пока машина с красным крестом добиралась до отдалённого поселения, жизненные силы стремительно покидали юное тело. По дороге в Выксу (по другой версии – в больнице) мальчик умер…

Ориентировочно в период 1962-1964 гг. в посёлке произошёл пожар, во время которого сгорело несколько домов. Первой загорелась крайняя изба, принадлежащая местному пастуху Николаю Васильевичу Кикееву, пока тот находился на выпасе. Причина возгорания привычна для тех лет: дети залезли на сушила и что-то подожгли. Ветер дул в сторону пруда, и от первого дома огонь перекинулся на соседнее строение, где проживал Иван Максимович Филатов с сыном, а затем – на избу Матвея Григорьевича Артамошкина. Дом Ивана Матвеевича Артамошкина, четвёртый по счёту, удалось отстоять: пожарный расчёт оперативно примчался в посёлок и смог быстро обуздать «красную стихию».

Несколько мелких, некриминальных случаев в Круглове были связаны с дикими зверями, которые периодически приходили к посёлку, чтобы полакомиться говядинкой. Например, в 1944 году корова на выпасе отстала от стада и была атакована стаей волков. Бурёнка сумела отбиться от хищников и даже самостоятельно пришла домой, хотя сильно пострадала от волчьих зубов. Люди смотрят – а у коровы вымени-то нет, одни лоскуты кожи под брюхом болтаются!

В 1950 году на стадо коров напал медведь, причём даже рядом стоящего пастуха не испугался. Запрыгнул косолапый на корову, хребет ей кусает, когтями дерёт. Пастух кнутом щёлкает, кричит, а мишке хоть бы хны. В итоге медведь всё-таки убрался восвояси без добычи, но бурёнку здорово потрепал.

Или вот ещё похожий случай: в мае 1958 года медведь в лесу напал на колхозное стадо. Кругловский пастух прибежал в посёлок, рассказал о беде. Двое мужиков взяли ружьё и вызвались помочь. Пока шли по лесу, стало темнеть. Добрались до места, где был обнаружен медведь, стали присматриваться. Сумерки тем временем ещё больше сгустились. Неподалёку виднелся какой-то силуэт, но смутно. Мужики решили: давай туда дуплетом бабахнем. Стрельнули, но подходить не стали – раненый зверь (да ещё в темноте) вдвойне опасен. С тем и ушли. Как оказалось, выстрел кругловских следопытов был на редкость точным: позже пастух, прогоняя стадо по этому участку, обнаружил полуразложившиеся останки медведя… 

26.jpg

1965-1967 гг. Кусочек кругловского лета на память: сёстры Вера, Валя и Надя Кикеевы (слева направо) и Наташа Бурмистрова позируют в центральной части посёлка. Слева на заднем фоне отчётливо виден местный деревянный магазинчик с входным тамбуром-крыльцом


Вот и сказочке конец…

Начало заключительного этапа кругловской летописи следует отнести к середине 1960-х, когда начался массовый отъезд местных жителей в город и в соседние населённые пункты – Сноведь, Тамболес, Ближне-Чёрную и т.д.

– Я выехал с семьёй из Круглова в 1965 году; к этому времени подрос мой старший сын, ему нужно было идти в пятый класс, а в нашем посёлке была только школа-четырёхлетка, – объясняет Иван Шиморянов. – Вариант с переселением в Сноведь не подходил, так мы и перебрались в Вилю. А после нас другие семьи тоже постепенно стали разъезжаться кто куда....

По словам Ивана Степановича, первым из Круглова в 1960-е годы выехала многочисленная семья Петра Денежкина. Кроме проблем с дальнейшим обучением своих детей, местные жители столкнулись в те годы ещё с одной напастью: колхозное отделение стало трещать по швам, и народ страдал от пустых кошельков.

– Мои родители переехали из посёлка в Выксу в 1974 году, а я остался и ещё год прожил в Круглове с бабушкой по материнской линии, – рассказывает 63-летний Алексей Алексеевич Кондрушин. – В 1975-м меня призвали в армию, после этого в посёлок я больше не вернулся. Жалко, конечно, что так получилось. Ведь моя бабушка из Дмитриевых Гор переселилась и жила в Круглове с конца 1920-х, с момента основания посёлка. Здесь выросла и вышла замуж моя мама, родились мы с братом и сёстрами…

Что интересно: к середине 1970-х, когда больше половины кругловских жителей уже выехали, местные поля продолжали засевать различными культурами. Более того, в полупустом посёлке попрежнему работал магазин (в Круглово в те годы регулярно приходили за продуктами жители из соседнего угасающего села Гуд). Весьма забавным выглядит тот факт, что буквально за несколько лет до ликвидации поселения тут открыли третью по счёту школу! Первую деревянную четырёхлетку, построенную ещё в 1930-х годах, в своё время выкупил в качестве жилья местный колхозник Алексей Бурмистров, вторую школу построили за речкой уже в послевоенный период. К сожалению, новое учебное заведение просуществовало недолго, поскольку в Круглове в застойные годы практически уже не оставалось детей…

Предпоследними выехали из посёлка в конце 1970-х Масленниковы. Самым стойким оказался инвалид войны Алексей Максимович Филатов. Фронтовик занимался пчеловодством и всей душой прикипел к родным местам, именно этим и объясняется тот факт, что он до последнего тянул с переездом.

В 1979 году Круглово окончательно опустело. Свыше 10 лет местные угодья зарастали травой, пока за дело не взялся некий предприимчивый фермер. На заброшенной местности он построил летний загон для скота и начал активно разрабатывать землю. Однако трудовой запал агрария быстро иссяк, и в 1990-е годы он забросил сельское хозяйство. А в конце 1999 года на бывшей поселковой территории было основано охот-общество «Круглово». Сегодня общая площадь этого охотничьего хозяйства составляет 37 тысяч гектаров, а его границы в южном и юго-западном направлении от Выксы доходят до Ермишинского и Касимовского районов Рязанской области.

В 2019 году исполнилось 40 лет с момента ликвидации Круглова. 

48 домов, свыше полутора сотен жителей, развитое местное сельское хозяйство – всё это давно осталось в прошлом. Но пока народная память хранит воспоминания о родном поселении, Круглово будет жить… 

Дмитрий Макаров. Фото автора и из архива Алексея Кондрушина

blog comments powered by Disqus