«Хорошо мы жили!..»

visibility
Краткая летопись Чураевки – небольшой деревушки, расположенной в бытность свою в 15 километрах к югу от Выксы.

Сразу следует оговориться: точная дата появления на свет деревни Чураевки в Выксунском уезде не указана в местных краеведческих работах. Нет данных о существовании упомянутого поселения и в объёмных общероссийских справочниках – таких, например, как «Волости и важнейшие селения Европейской России» (1886 г.). Однако бывшие чураевские жители, с которыми удалось пообщаться в процессе подготовки материала, в один голос утверждают, что возникновение их родной деревни произошло при советской власти и совпало с годом смерти вождя мирового пролетариата Ленина.

– Мой дедушка, Григорий Филиппович Соколов, ходатайствовал о переезде в наши края в 1923 году, – делится семейной историей 77-летняя Елена Александровна Савченко, уроженка рабочего посёлка Виля, а ныне – жительница Выксы с более чем полувековым стажем. – Дедушка к тому времени был женат и проживал в деревне Анохино Владимирской губернии. Многодетным крестьянам тогда постоянно не хватало земли, вот они и переезжали кто куда. В 1924 году дедушке дали добро на переселение, и он с семьёй тут же перебрался в Чураевку.


Деревня Чураевка (Выкса, 2018 г.)После ликвидации деревни в 1977 году местное кладбище пришло в запустение, поскольку бывшие чураевские жители редко наведывались на погост почтить память своих умерших родственников. Во время фоторепортажа Елена Савченко посетила могилу своей бабушки, похороненной в Чураевке в 1966-м году. В этих краях Елена Александровна побывала впервые за 40 с лишним лет…


Бывшая чураевская жительница, 81-летняя Нина Ивановна Бударгина, тоже утверждает, что именно 1924-й год – дата рождения её родного поселения:

– В 1923 году несколько многодетных семей из Вили, соседней Ляпухи и других деревень хлопотали о переезде. Взрослым надо было кормить своих детей, сами понимаете – крутились как могли. В 1924-м от властей было получено разрешение, тогда свыше десятка семей сразу стали обустраиваться на новом месте.


Деревня Чураевка (Выкса, 2018 г.)Нина Ивановна Бударгина (81 год): «Родилась я в Чураевке в большой семье. Мама, Мария Петровна, числилась разнорабочей в нашем колхозе. Папа, Иван Григорьевич Меркулов, был обычным рабочим. В начале войны отца призвали на фронт, а в 1942 году в одном из боёв его сильно ранило в ногу, он в итоге до конца жизни хромал. Я была малолеткой, но помню, как ходила встречать папу после выписки из госпиталя – он тогда приехал в Вилю на поезде. Отца комиссовали. Всякое было… После войны я окончила четыре класса в местной школе, больше нигде не училась – семье нужны были деньги. Подростком два раза в неделю на велосипеде ездила в Новодмитриевку за почтой, зимой чистила дороги в Чураевке, по одному сезону отработала на кирпичных заводах в Фирюсихе и Ляпухе… С 1961 года трудилась несколько лет в «Стройтермоизоляции», изолировала рубероидом и шлаковатой трубы отопления, причём не только в нашем городе, но и в Гремячеве, Ельце, Арзамасе, даже в грузинский Рустави один раз пришлось в командировку ехать! Когда уехала из деревни, то первое время, конечно, часто вспоминала родные места. Но рано или поздно наша Чураевка развалилась бы – безработица, удобств никаких, да и до города далеко…»


По моей просьбе Нина Ивановна составила список самых первых жителей Чураевки. В этом перечне значатся 11 фамилий: «М.И. Любшин с семьёй (шесть человек), Ф.Я. Соколов с семьёй (четыре человека), М.Ф. Соколов с семьёй (шесть человек), А.? Маркин (с семьёй четыре человека), Г.? Потапов с семьёй (шесть человек), Г.Ф. Соколов с семьёй (четыре человека), В.? Вдовин с семьёй (шесть человек), П.А. Маркин с семьёй (пять человек), А.К. Хебнев с семьёй (пять человек), Г.П. Меркулов с семьёй (шесть человек), Н.М. Чураев с семьёй (четыре человека)».

Из этих перечисленных семейств самым первым на необжитую территорию приехал Николай Чураев со своей супругой и двумя детьми. В первое десятилетие большевистского правления крупные и малые деревни появлялись на карте нашей страны как грибы после дождя, а с присвоением названий новым пунктам тогда зачастую не мудрствовали. Раз Чураев был первым жителем – быть деревне Чураевкой. Однако в данном случае топоним официально был присвоен поселению, по всей видимости, не сразу. А как иначе объяснить тот факт, что в солидном отечественном справочнике «Алфавитный список населённых пунктов Нижегородской губернии», изданном в 1925 году, нет ни слова об этой деревне?!

К концу 1920-х годов в Чураевке насчитывалось свыше двух десятков семей, а общее количество жителей приближалось к сотне. К этому времени сформировался окончательный вид поселения, который не менялся вплоть до самого развала деревни. Представьте прямую улицу длиной около полукилометра, по обеим сторонам которой стояли деревянные избы. Позади домов – огороды. Деревня находилась на ровной площадке, потому проблемы затопления в весенне-осенние сезоны для чураевцев не существовало. В 1930-1940-е годы крохотный магазинчик, в котором продавали предметы первой необходимости, размещался в половине пятистенного кондрушинского дома (на схеме – №12), а в послевоенное время для торговли построили отдельное деревянное здание в центре поселения. Палисадники – небольшие участки, отгороженные от уличной территории деревянным заборчиком, – были, как это ни странно, лишь у половины местных жителей. На этих клочках земли заботливые хозяйки, как правило, выращивали декоративные цветы. В каждом чураевском хозяйстве имелось большое поголовье домашнего скота – поросята, коровы, овцы и пр. Ещё до коллективизации силами жителей в деревне были выкопаны два крохотных прудика для различных нужд.


Чураевка-схема.jpg


– Старшие дети в жару обычно ходили купаться на Железницу и Паршивку, которые протекали поблизости от Чураевки, ну а малышня плескалась в пруду, который находился в центре деревни, – с улыбкой вспоминает юные годы Елена Савченко. – В этом прудике домашние гуси и утки тоже любили поплавать. Бывало, заходишь в воду, чувствуешь – под ногой что-то круглое. Раскопаешь грунт, а там – гусиное яйцо. 

Был в деревне и свой престольный праздник – Троица. В этот день православные чураевцы ставили на улице берёзку – древний символ христианского праздника. В период сталинского правления в крупных населённых пунктах священники и миряне регулярно подвергались гонениям, но в отдалённых деревнях партийные руководители зачастую смотрели сквозь пальцы на чудачества крестьян – главное, чтобы норму выдавали. 

…В 1933 году в Чураевке был образован колхоз имени Кагановича. К слову, в дальнейшем в деревне произошёл пересмотр частных огородных владений. Цель этого изменения просматривалась легко – заманить людей в «общак». Чураевцам-колхозникам разрешалось иметь в пользовании огородные участки площадью до 50 соток, а для остальных жителей, не работающих на местном сельхозпредприятии (в основном это были труженики лесной промышленности), действовало ограничение – не более 20 соток земли на одну семью. Долгое время председателем чураевского колхоза был Иван Васильевич Залётин. Работа в местном хозяйстве была налажена быстро по советскому стандарту: в Чураевке в кратчайшие сроки возвели амбар и скотный двор, распахали поля для посевов гречихи, ржи, проса, овса и картофеля. На первых порах никакой техники в деревне не имелось, все работы велись исключительно вручную.

– Прекрасно помню, как в послевоенное время взрослые косили гречиху на колхозном поле, а мы, дети, им помогали, – рассказывает о колхозных буднях Нина Бударгина. – Гречиха вырастает до метра высотой, поэтому мужчины приделывали к косе специальный гребешок. Косишь – и гречиха не осыпается, ровненькой дорожкой укладывается…


Деревня Чураевка (Выкса, 2018 г.)Кроме мотоциклов, никакой другой техники у чураевских жителей в личном владении отродясь не было. При этом единственный в деревне мотоцикл с самодельным коробом для перевозки груза был только у лесника Григория Соколова (за рулём). Ориентировочное время создания снимка – начало 1950-х годов


Рутинная жизнь для советского колхозника в любом населённом пункте – это изнуряющий физический труд: посевная, уход за скотиной, уборка урожая. Работали за «палочки» – так в простонародье называли вертикальные отметки за трудодень в специальном журнале, по числу которых осенью производился расчёт продукцией с колхозниками («палочная» система просуществовала свыше трёх десятилетий, первые зарплаты в отечественных колхозах были выданы в июле 1966-го). Но как бы сильно ни окутывала организм расслабляющая сонливость после трудовой смены, у колхозников каждый вечер скапливалась куча обязательных домашних дел: накормить скотину в личном подворье, приготовить пищу, да и с огородом всегда было много хлопот.

Однако все бытовые проблемы показались местным жителям несерьёзными в роковом 1941 году, когда началась Великая Отечественная война. В эти первые месяцы чураевцы с замиранием сердца следили за фронтовыми сводками и дружно копали на окраине деревни окопы – конечно, не такие широкие и глубокие, как в Досчатом или Шиморском, а самые обычные, пехотные.

За четыре военных года в ряды Красной Армии было призвано больше половины трудоспособных чураевских мужчин (17 человек), четверо из них погибли в боях.

– С началом войны мой отец, Александр Петрович Маркин, работавший осмотрщиком вагонов на узкоколейке, получил повестку из военкомата, а в августе 1941-го  от него пришло последнее письмо, – рассказывает Елена Савченко. – Моя мама в ту пору была на последнем месяце беременности, и папа писал ей: «Если родится дочь, назови Леной, а если сын – Володей. Письма не пишите, ухожу в бой». И всё. С тех пор отец считался пропавшим без вести. Позже, когда я училась в школе, мне удалось узнать о папиной судьбе. Получилось это случайно: в конце 1940-х в наших школах ученики платили за обучение, вот я и обратилась в военкомат за справкой, что являюсь безотцовщиной – в этом случае ребёнка от оплаты освобождали. Тогда-то я и узнала в военкомате, что папа погиб в декабре 1942 года. Кстати, его имя выбито на памятнике павшим в ВОВ воинам рядом с железнодорожным депо ВМЗ. Ну а мама долгое время не могла получить компенсацию за потерю кормильца. В 1980-м ей наконец-то помогли оформить нужные бумаги, три месяца она получала деньги как вдова погибшего бойца, а потом умерла…


Деревня Чураевка (Выкса, 2018 г.)Информационный щит, прикрученный к стволу погибшего тополя в самом начале заброшенной деревни, – один из немногих артефактов, указывающих на то, что в данной местности полвека назад жили люди


После окончания Великой Отечественной жизнь в деревне мало-помалу вернулась в привычное русло. И следующий временной отрезок в Чураевке, конец 1940-х – середина 1950-х, с полным правом можно назвать самым благополучным в местной летописи.

– Хорошо мы тогда жили, – уверена Нина Бударгина. – Картошки по осени в подпол насыпали по самые «отворила» – верхние дверцы. Тыква тоже хорошо росла, каждый сезон по 100 штук собирали. Расставляли эти кругляши друг на друга и на завалинке сушили. А зимой тыкву вместе с морковью и свёклой парили в чугуне и ели.

Интересно отметить, что помидоры на чураевских огородах появились довольно поздно – лишь в начале 1960-х. Для сравнения: в Выксе к тому времени большинство горожан занимались культивацией томатов как минимум 10-15 лет. А в остальном вкусовые предпочтения в Чураевке в послевоенные годы были вполне заурядными. Жители в бочках солили грибы и огурцы, квасили капусту, выпекали в русских печах хлеб (в основном белый, напоминающий по форме пышку). Отварная картошка в чугуне, щи с мясом и чёрной капустой, гречневая или пшённая каша с молоком регулярно присутствовали в местном рационе. По выходным чураевские женщины пекли большие (почти с локоть!) пироги с разнообразной начинкой – с морковью, пшеном, капустой и даже со свёклой. Ну и, разумеется, блины – какое же деревенское меню без них! Напечёт хозяйка блинов, переложит на тарелку, смажет маслицем, нарежет клинышками – кушайте, пожалуйста!

Рассказывая о послевоенном периоде, Нина Ивановна Бударгина делает оговорку: ну да, тогда очень много трудились, но шумные молодёжные гулянки по вечерам с лихвой перекрывали монотонность рабочих будней:

– Клуба в деревне никогда не было, в свободное время мы собирались в здании правления. Здесь раз в месяц крутили привозные фильмы, тут мы играли «в козла» – это такая весёлая игра, когда по очереди запрыгивают друг другу на спину. Из уличных игр очень любили лапту, причём взрослые с нами играли наравне. Знаете, какой азарт был! А летними вечерами устраивали посиделки. Сначала собирались в центре деревни, но старики из соседних домов на нас постоянно ругались – они спать рано ложились, а мы шумели на всю улицу. В итоге лавочки перенесли на окраину Чураевки. Вот там мы и собирались в 1950-х, рассказывали что-то, шутили, лузгали семечки…


Деревня Чураевка (Выкса, 2018 г.)Начало 1950-х. Коллективное фото чураевских жителей в здании правления. В нижнем ряду второй слева – неунывающий деревенский гармонист Иван Васильевич Потапов, справа от него (по порядку) – братья Соколовы: Григорий Филиппович, Михаил Филиппович и Фёдор Филиппович. Вторая справа в верхнем ряду – Клавдия Соколова, супруга Григория. Третья слева в верхнем ряду – Анна Соколова, дочь Михаила Филипповича


Главным развлечением в послевоенной советской деревне была, разумеется, гармонь. Тот, кто умел играть на этом инструменте, считался видным парнем – вокруг гармониста постоянно увивались девчонки и просили что-нибудь сыграть.

– В Чураевке многие дети летом спали на сушилах, там было прохладно и такой замечательный запах сена окружал! – продолжает Нина Ивановна. – В нашей семье я была второй по старшинству, с малых лет помогала родителям. Косьбу освоила в 13 лет, косила вровень, ряд в ряд с мужчинами. Так вот, помню, как-то летом мать мне говорит: «Нинка, ложись пораньше, завтра в четыре утра мужики отправятся косить, пойдёшь с ними». Забралась я, значит, вечером на сеновал, уже почти заснула, вдруг слышу – гармонь на улице заиграла. Какой там сон! Пулей с сушил – и бегом! Прогуляла всю ночь, пришла домой, когда первые петухи уже начали петь. Только заснула, тут мама пришла – подъём, дескать, пора. А куда денешься, надо идти. Косишь-косишь, косишь-косишь, всё перерыва ждёшь. Глаза слипаются, сил нет! Спустя какое-то время мужики присядут отдохнуть, рядом с ними в траву бухнешься и кемаришь…

На протяжении всего периода существования Чураевки жители в деревне жили мирно, но в начале 1950-х здесь неожиданно произошла массовая драка. Заварушка случилась после того, как солдаты-срочники из расположенной неподалёку в лесу химической воинской части стали периодически наведываться в гости к чураевским красавицам. Местным парням 1935-1936 годов рождения это не понравилось – как же, наших девок уводят! И однажды деревенские ребята гурьбой набросились с кулаками на «химиков», да не тут-то было! Солдаты намотали на руку ремни (грозное оружие в рукопашной) и такого жару дали чураевцам, что те не выдержали и разбежались, а потом ещё долго прятались от преследователей в высокой картофельной ботве на деревенских огородах.


Деревня Чураевка (Выкса, 2018 г.)Начало 1950-х. Чураевский житель Григорий Соколов запечатлён во время сезонной охоты в местном лесу


…В 1951 году чураевский колхоз объединили с соседним новодмитриевским хозяйством. Новое сельхозпредприятие получило название «Новая Заря», управленческий центр располагался в Новодмитриевке. Но это явление, по сути, никак не отразилось на качестве жизни чураевцев. Наоборот, отдалённость от цивилизации сыграла с местными жителями злую шутку: после того как в 1950-х годах стало ясно, что деревенская школа не может полноценно обеспечить знаниями подрастающее поколение, чураевским детям приходилось продолжать обучение в соседнем посёлке Проволочном или в других ближайших деревнях. Да и с работой, по словам Нины Бударгиной, было не столь гладко: колхоз уже не удовлетворял возрастающие потребности населения. Эти факторы (отдалённость от города, желание найти новую работу, стремление дать детям достойное образование) стали главными причинами, в результате которых в 1960-х начался стремительный отток населения из Чураевки.

– Мы выехали из деревни в числе первых, это было в 1958-м году, – поясняет Нина Ивановна. – А уж после нас многие семьи подались кто куда. Шиморяновы и Соколовы разобрали свои дома и увезли в Вилю, там тогда предоставляли участки бывшим чураевцам. Маслихин и Мирошкина, если не ошибаюсь, переехали в Новодмитриевку, Кондрушины – в Фирюсиху, Гусевы – тоже в Вилю…


Деревня Чураевка (Выкса, 2018 г.)На этой площадке 60 лет назад были расположены в ряд несколько деревенских изб. В настоящее время бывшая чураевская территория представляет собой несколько открытых островков, которые постепенно зарастают кустами и молодыми сосенками


Итог печален: уже к началу 1970-х от недавно процветающей Чураевки остались рожки да ножки: колхозные угодья и постройки заброшены, большинство домов разобраны и перевезены. Самыми стойкими оказались Кикеевы, которые жили здесь до тех пор, пока хватало сил и терпения. Но агонизирующую деревню уже ничто не могло спасти: в 1977 году Чураевку официально признали нежилой.

Осмысливая в настоящее время чураевскую историю, задаёшься логичным вопросом: 53 года существования – это достаточно? Очевидно, что даже по человеческим меркам полвека – относительно малый срок, а уж для населённого пункта – и вовсе ничтожный. Всё дело в том, что Чураевка изначально была отдалена от цивилизации и многих сопутствующих благ жизни. И если в 1930-1940-е годы деревенские жители принимали установленный здесь ранее уклад, то к началу 1970-х местный быт оказался уже безнадёжно архаичным…


Деревня Чураевка (Выкса, 2018 г.)На снимке – разросшийся на приволье куст черёмухи, позади которого в советскую эпоху был расположен дом. За долгие годы забвения природа стёрла практически все следы человеческого пребывания в Чураевке. Прогуливаясь по заброшенной территории, определить прежнее расположение построек зачастую удавалось лишь по косвенным признакам


Деревня Чураевка (Выкса, 2018 г.)В 1990-е годы в нежилой Чураевке некий предприниматель вознамерился построить животноводческий комплекс. Однако из-за отдалённости от города и общей экономической нестабильности в стране этот проект потерпел крах. Остатки бетонных сводов недостроенных фермерских строений до сих пор видны на окраине урочища


Деревня Чураевка (Выкса, 2018 г.)В советскую эпоху на территории Чураевки находилось два небольших безымянных пруда. Первый водоём (в настоящее время практически полностью пересох) был расположен на окраине деревни и имел крохотные размеры. Другой пруд (на снимке) имел глубину чуть более метра и находился в центре поселения


Деревня Чураевка (Выкса, 2018 г.)Участок для погребения в Чураевке было расположен примерно в 300 метрах от поселения, практически на подступах к лесу. Это кладбище мы нашли совершенно случайно, банально сбившись с пути. Покосившиеся надгробия, облупившаяся краска на оградах, частокол молодых сосен вокруг могил – чураевский погост сейчас находится в сильно запущенном состоянии

Деревня Чураевка (Выкса, 2018 г.)

Деревня Чураевка (Выкса, 2018 г.)

Деревня Чураевка (Выкса, 2018 г.)В советские годы в этом районе (окраина Чураевки) был расположен сельскохозяйственный участок, теперь же здесь широким ковром расстилается лесная трава вперемежку с низенькими кустиками малины


Деревня Чураевка (Выкса, 2018 г.)Так в настоящее время выглядит центральная часть заброшенного поселения. Верится с трудом, но ещё каких-то 60 лет назад, в хрущёвский период правления местный воздух был наполнен человеческими голосами и никто из деревенских жителей не думал уезжать из отдалённой, но такой милой сердцу Чураевки. Жизнь рассудила иначе…

Деревня Чураевка (Выкса, 2018 г.)

Деревня Чураевка (Выкса, 2018 г.)

Деревня Чураевка (Выкса, 2018 г.)

Деревня Чураевка (Выкса, 2018 г.)

Деревня Чураевка (Выкса, 2018 г.)

Фото автора и из личного архива Елены Савченко

blog comments powered by Disqus