Вверх и вниз по Нижней Верее

visibility
Продолжаем путешествовать по сёлам округа 1 + 1 = 1

Два населённых пункта с похожими названиями в итоге объединили в Нижнюю Верею, а позже в общее коллективное хозяйство здесь свели и два местных колхоза.

Нижняя Верея – одно из старейших сёл нашего округа со своей неповторимой и причудливой историей. Название этого населённого пункта происходит от местной маленькой речушки, впадающей в Оку. Кстати, изначально название было несколько иным – Верья, это позже оно трансформировалось в привычное нашему уху «Верея». Если любопытный житель нашего округа решит без предварительной разведки в виде литературных источников (неважно – бумажных или электронных) узнать о верейской истории от самих местных жителей, то очень быстро запутается в топонимах «Старая Верья», «Нижняя Верья» и «Новая Верья», и будет сбит с толку. Потому остановимся на этом и попытаемся распутать клубок таких схожих названий, поскольку есть здесь свои нюансы.

Если опираться на местные краеведческие источники, то первые упоминания о деревне Верья встречаются в конце XVIII века. Да, я не оговорился – именно о деревне, потому что до постройки церкви, после которой Верья станет именоваться селом, ещё почти 100 лет. Так вот, на тот момент деревня принадлежала графу Алексею Владимировичу Салтыкову, генерал-майору, камергеру (придворное звание высокого ранга) и писателю в одном лице. Известно, что в 1792 году в Верье проживало 187 человек (97 мужчин и 90 женщин), а общее количество дворовых построек на тот момент равнялось 31 единице. Территория, о которой мы ведём речь, сейчас находится на современных улицах Школьная и Полевая, это и есть так называемая Старая Верея (Старая Верья). Иными словами, именно эта площадь была заселена изначально, а потому впоследствии и получила такое название.

Позже переселенцы из села Степаньково (Меленковский уезд Владимирской губернии) основали рядом со Старой Верьёй новое поселение – Нижнюю Верью. Уж каким ветром занесло сюда крестьян из соседней губернии, краеведческие летописи молчат (так что вряд ли это сейчас узнаешь), но факт остаётся фактом – с того момента буквально нос к носу располагались две разные деревни с похожими названиями: Старая и Нижняя Верьи. «Список населённых мест Владимирской губернии», изданный в 1859 году, гласит, что в Старой Верье на тот момент насчитывалось 72 двора и 335 жителей (173 мужчины и 162 женщины), в Нижней Верье – 45 дворов и 308 человек (160 мужчин и 148 женщин).

Архивный источник конца XIX века описывает жителей Нижней Верьи следующим образом: «Переселенцы были водворены среди леса т.н. Рожнова Бора, почему до последняго времени ихъ главнымъ занятiемъ была выгонка смолы и дёгтя. Въ настоящее время этотъ промыселъ падаетъ и населенiе беднеетъ». Примерная демаркационная линия, разделяющая Старую и Нижнюю Вереи тех далёких лет, – асфальтовая дорога, ныне пролегающая по Советской улице. Территория, где ранее проживали степаньковцы, местные жители сейчас называют Новой Вереёй, поскольку эта площадь, как нетрудно догадаться, была заселена позже. Однако повторюсь: Новая Верея – это лишь неофициальное название, на картах такого топонима никогда не существовало.

К сожалению, точная дата объединения Старой и Нижней Вереи неизвестна. Но абсолютно точно можно сказать, что в конце XIX века эти два населённых пункта были ещё раздельными. Вот выдержка из «Историко-статистического описания церквей и приходов Владимирской епархии», где имеются сведения о постройке нижневерейского храма: «До открытiя прихода деревня Нижняя Верея была приписана къ церкви села Шиморскаго... Въ конце восьмидесятых годовъ жители Нижней Верьи, отделенные большимъ разстоянiемъ отъ своей приходской церкви и потому весьма редко ее посещавшiе, решили построить отдельный храмъ в своей деревне. Къ 1890 году храмъ деревянный былъ отстроенъ и освященъ во имя св. Николая-Чудовтоворца. Внутреннiя церковныя урашенiя не отличаются богатствомъ, утварь и ризница даже бедны. Особый причтъ къ этой церкви определенъ съ 1891 года, онъ состоитъ изъ священника и псаломщика. На содержанiе ихъ получается жалованья отъ казны 400 рублей и отъ службъ и требоисправленiй и отъ земли 250 р. въ годъ. Приходъ состоитъ изъ села Нижней Вереи и деревни Старой Вереи, въ коихъ по клировымъ ведомостямъ числится 598 душъ муж. пола и 616 женскаго. Въ селе имеется школа грамоты, открыта священникомъ, учащихся в 1896 году было 25».

К слову сказать, этот храм Николая Чудотворца просуществовал в своём первоначальном виде до 1937 года, а потом был закрыт. Как известно, после прихода к власти большевиков началось массовое закрытие церквей и гонения на священнослужителей по всей стране, продолжались они вплоть до начала Великой Отечественной войны. В частности, настоятель нижневерейской церкви Михаил (Никольский) умер в тюрьме в 1942 году, и он был не единственным священником, пострадавшим в те годы от сталинских репрессий. В материале о селе Проволочное («ВР» №22 от 26 марта 2014 г.) ранее была приведена информация, что последний настоятель проволоченской церкви отец Максимилиан (Земенцкий) был арестован в 1937 году, и тогда же расстрелян за «пропаганду и агитацию против Советской власти».

В период коллективизации в Нижней Верее (ориентировочно – 1930-1934 гг.) были образованы два колхоза с характерными для тех лет названиями – «Оборона» и «Советская деревня». Как известно, основной целью коллективизации было установление социалистических производственных отношений в деревне, потому в обоих колхозах объединяли бедняцко-середняцкие хозяйства и одновременно боролись с кулачеством.

Следующий исторический период, который напрямую затронул историю села, – Великая Отечественная война. На борьбу с фашистами уехали в общей сложности несколько сотен нижневерейцев, домой вернулись только половина из числа призванных. Война наложила свой тяжёлый отпечаток на последующую жизнь села: в послевоенные годы разница в количественном отношении между мужчинами и женщинами была очень заметна. У кого-то не вернулся муж, у кого-то брат или отец… Страшная военная мясорубка перемолола не один миллион жизней, и её последствия ощутимы до сих пор. Даже сейчас, спустя десятилетия, мы почувствовали этот разрыв, пообщавшись в Нижней Верее с местными бабушками-старожилами. Так, например, у 89-летней Александры Николаевны Симоновой на фронте погиб жених, после смерти которого она так и не вышла замуж и не обзавелась семьёй. К сожалению, её случай – далеко не единственный…

Так или иначе, но после окончания войны жизнь в селе продолжалась. В 1950 году произошло объ-единение двух нижневерейских коллективных хозяйств в одно. Новый колхоз получил название «Путь Ленина» и, кроме собственных сельских угодий, объединял в себя хозяйства Красного Бакена и Стрелки. «Путь Ленина», надо заметить, быстро стал преуспевающим и в застойные времена был весьма зажиточным: вряд ли какие другие хозяйства в нашем Выксунском округе могут похвастаться семизначными цифрами, кои в то время проскальзывали в отчётах этого колхоза. Здешний колхоз-миллионник создавал рабочие места и после отмены трудодней и введения оплаты за крестьянский труд, манил звонкой монетой приезжих. Работники «Пути Ленина» ездили по приглашению на колхозные союзные слёты, множество раз отмечались почётными грамотами и орденами. Например, местная передовичка Нина Ивановна Комарова была дважды награждена орденом Трудового Красного Знамени (очень значимая награда в СССР, вручаемая за большие трудовые заслуги перед государством и обществом), а бригадир Александра Николаевна Симонова неоднократно награждалась почётными грамотами «за добросовестный труд». Именно в 50-70-е годы прошлого века, когда «Путь Ленина» был преуспевающим хозяйством, происходит расцвет Нижней Вереи как населённого пункта: число жителей держалось на отметке около 1000 человек.

Однако история нас учит, что всё хорошее рано или поздно заканчивается. Далее можно взять любой наш материал из цикла о деревнях Выксунского округа и как шаблон вставить в сегодняшний текст: «Колхоз развивался, к концу 80-х стал чахнуть, а потом и вовсе развалился». Разумеется, отток жителей из Нижней Вереи из-за отсутствия работы в 90-е годы был лишь вопросом времени. Массовый отъезд остановился только в относительно благополучных нулевых годах нашего столетия, когда цены на нефть уверенно росли и повышалось благосостояние граждан. Замечу, что дома и землю под постройки здесь покупают до сих пор: сейчас, в автомобильную эпоху, удалённость от Выксы никого не пугает, а перспектива пожить «ближе к природе» по-прежнему привлекает многих горожан. Страшные природные пожары 2010 года обошли село стороной: горели соседние Тамболес и Борковка, но здешние леса и дома удалось отстоять. Так что не только относительная дешевизна местной земли, но и чистый воздух хвойных лесов в округе служит дополнительной мотивацией при переселении горожан сюда.

В начале нулевых приступили к реконструкции местного храма, приход был открыт в октябре 2004 года. Первое богослужение совершено 14 октября 2005-го, а спустя четыре года (2 июня 2008 г.) настоятелем нижневерейской Никольской церкви был назначен протоиерей Владимир (Тюлькин). К сожалению, нам не удалось посетить местный храм по причине того, что в день нашего приезда он не работал.

Итак, чем сейчас, кроме отреставрированной заново церкви, может похвастаться Нижняя Верея? В селе есть пара магазинов, почтовое отделение, ФАП. До недавнего времени тут были расположены пять пилорам, сейчас осталась одна (весь горелый лес вывезли, работать дальше нерентабельно). В местной школе учатся порядка 90 детей, а для детского досуга открыт местный дом творчества. На окраине села находится животноводческий комплекс – частный коровник. Как видно, почти вся инфраструктура советских времён сохранилась, за исключением одного здания – местного клуба, в котором сельчане раньше смотрели фильмы и проводили свободное время. Своим полуразрушенным видом клуб портит всю картину. Сейчас, по словам здешних жителей, это строение выкуплено и идёт его неспешный демонтаж, но в день нашего приезда мы не заметили рабочих.

Последняя перепись населения в Нижней Верее, которую провели в 2013 году, гласит, что сейчас тут проживают в общей сложности 893 человека, то есть численность жителей вновь возрастает. Что будет дальше с этим замечательным селом, и какие новые события мы будем описывать через 10 или 30 лет – об этом можно только гадать. Что ж, поживём – увидим. Как говорил поэт и философ Оскар Уайльд, «жизнь – слишком сложная штука, чтобы о ней разговаривать серьёзно»…

 Вверх и вниз по Нижней Верее

 

Вверх и вниз по Нижней Верее

 

Вверх и вниз по Нижней Верее

 

Вверх и вниз по Нижней Верее

 

Вверх и вниз по Нижней Верее

 

Вверх и вниз по Нижней Верее

 

Вверх и вниз по Нижней Верее

 

Вверх и вниз по Нижней Верее

 

Вверх и вниз по Нижней Верее

 

Вверх и вниз по Нижней Верее

 

Вверх и вниз по Нижней Верее

 

Вверх и вниз по Нижней Верее

 

Вверх и вниз по Нижней Верее

 

Вверх и вниз по Нижней Верее

 

Вверх и вниз по Нижней Верее

 

Дмитрий Макаров. Фото автора.

При написании статьи использовались материалы сайта https://sites.google.com/site/nvereja и электронной книги «Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии» (составитель – В.Г. Добронравов, 1897 г.)

 

blog comments powered by Disqus