Песни проверяются временем

visibility
Уверен Сергей Лян, лидер группы «Седьмое небо». Он рассказал нам о службе в армии, себе 15-летнем, увлечении фотографией и кое-чём ещё.

– Недавно у «Седьмого неба» прошёл юбилейный концерт. Насколько отличаются ощущения, когда выступаешь на большой сцене и когда поёшь в каком-нибудь клубе?

– Ресторанно-кабаковые мне ближе: атмосфера домашняя. А во Дворце ты стоишь и на тебя все смотрят, это немного напрягает (хотя раньше мы позволяли себе сидеть на стульях на сцене, пока нам не сделали замечание).

– А не обидно, что люди пришли поесть, чаю, скажем так, попить, а вы перед ними в это время выступаете?

– Да я сам со зрителями спокойно чаю попью. На таких концертах я чувствую себя легко, раскрепощённо. И главное – ты видишь зал, тогда как на большой сцене слепит свет софитов. Но такие концерты тоже нужны, всё-таки семейному зрителю удобнее прийти во Дворец культуры.

– Самому часто удаётся выбраться послушать живую музыку?

– В Выксе я хожу практически на всё, что связано с живой музыкой. В прошлом году был в Нижнем Новгороде на заключительном концерте «Смысловых галлюцинаций». Группы больше нет, так что пришлось съездить и получить удовольствие. Пару раз был на концертах в Муроме, но не очень понравилось.

– «Седьмое небо» – понятно, что больше чем увлечение музыкой, но сейчас и фотография перерастает в разряд чего-то серьёзного. Или нет?

– Фотографирую на самом деле я давно, и снимал в основном для себя, когда не было необходимости в подработке. На музыке мне в принципе никогда не удавалось заработать, потому что город маленький. Ну и дело не только в доходе, в фотографии я сейчас развиваюсь больше, чем в музыке, мне это интереснее.

– Как понять «развиваюсь больше»?

– Уровня, которого можно было добиться в Выксе, наш коллектив, наверное, уже давно достиг. А фотографировать я учусь и долго ещё буду учиться.

– Так почему бы не уехать в другой город ради музыкальной карьеры?

– Знаешь, наверное, не было стоящих предложений, чтобы все всё бросили и переехали. А ехать одному… 

– Но ведь удавалось, например, пробиваться в ротацию на радио.

– Мне кажется, радио – это в определённой степени «влетело-вылетело», поэтому большого эффекта в плане продвижения оно не даёт. Я, например, новую музыку нахожу в Интернете, и сам там выбираю, что слушать. Но вообще я со многими старался найти контакт, поговорить. «Мария FM», например, – очень отзывчивые люди, у них постоянно идут какие-нибудь конкурсы для местных групп. Кстати, на «Марии» мы ротируемся, и это очень приятно. «Ландыш» – много писал, ни разу не ответили, хотя даже глобальное «Наше радио» отписывается всегда, ещё и с комментариями к отправленным песням.

– А каким было первое публичное выступление?

– Парк, рок-тусовка, и мы выходим со своими акустическими «балалайками» и аккордеоном, на котором играл Кирилл Пантелеев. До нас тяжёлый металл, после нас тяжёлый металл (тогда такая музыка в основном и была в Выксе), а между – я пою какой-то «Белый пароход». Но ничего, нормально всё прошло.



Мне важно видеть лица тех, кто пришёл на концерт. 
Поэтому люблю выступать в кафе – софиты не мешают


– Первую из написанных лично песен помните?

– Часто задают этот вопрос, но чётко я могу ответить только на то, какие песни «Седьмого неба» написаны в самом начале существования группы, а вот какая из них была первой – кто ж знает. Не помню.может быть, мою первую песню никто в итоге и не слышал.

– Самая свежая песня?

– Есть пара новых, которые никому, кроме группы, не показывал, поэтому и нет смысла говорить о них. А если из того последнего, что выксунцам знакомо и мне самому нравится, – «Крым». Только временем проверяется, насколько песня хороша. Написал – уже получил удовольствие, а вот пойдёт она или нет, когда сам её переваришь – другой вопрос.

– Временем проверены два альбома. Это, наверное, можно отнести к достижениям – что они записаны и что есть у выксунцев.

– Если бы у нас было финансирование, мы бы записали гораздо больше. А сейчас я от работы «альбомами» отошёл. Хочешь поделиться новой песней – выкладываешь её. Раньше да, всё строго: пока альбома не будет, ничего не дадим послушать людям (смеётся). Да я сам уже не помню, когда последний раз брал в руки диск, наверное, когда Windows переустанавливал. Кто их слушает? 

– Книги тоже можно читать электронные, но располагать бумажной версией, держать её в руках – это приятнее. И пополнить коллекцию дисков альбомом выксунской группы – смысл, по моему «слушательскому» мнению, есть.

– Конечно, когда держишь в руках диск, логически выработанный материал – это классно, чувствуешь, будто мышцы растут. Но, думаю, печатных дисков больше не будет. Ехать в Нижний, идти в контору, здесь заказывать обложку, там – сам диск, обратно с коробками… В Интернете много площадок, где песни можно выложить.

– На сколько лет Вы себя ощущаете?

– Вот уж никогда не задавался. Это когда тебе 20, не очень хочется общаться с 13-летними, а потом: 10-15 лет разницы или больше, ты её не замечаешь и не думаешь о возрасте. Так что, не поверишь, чувствую себя на столько, сколько мне есть.

– А 15 лет как вспоминаются?

– 90-е. Я в техникуме учился. В 15 лет всё весело, на всё можно «забить», на гитаре научился играть, влюбчивый был.

Лян-Сергей.jpg– Я это к чему – каково, помня себя в этом возрасте, быть папой дочери-подростка?

– Кто чей папа, ещё разобраться нужно. Наверное, это она мой папа, потому что гораздо взрослее «головой». 

– Контролировать, постоянно проверять звонками пытаетесь?

– Такими вещами не занимаюсь. Думаю, если что-то произойдёт, она сама скажет.

– Общие увлечения есть? Музыка, например.

– Она уже отошла от моей музыки, хотя, возможно, и слушает её. И у нас очень разнятся вкусы. Она вся в манге, анимэ и готова с пеной у рта доказывать, что это лучшие мультики в мире, с чем я категорически не согласен. Но нам и незачем быть одинаковыми.

– Вы в этом возрасте уже писали стихи?

– В 15 лет как взял гитару в руки, так и начались попытки писать песни, сопливые, я бы сказал, попытки. Дома лежат тетрадки с этими стихами – бред. Хотя «Притяжение» написано примерно в это время. Песни всего первого альбома написаны в мои 17-20 лет. «Улицы города В» появились сразу, как я пришёл из армии. 

– Приятно было, когда «Улицы города В» сыграл губернский оркестр?

– Двоякие ощущения. Я знал, что они будут её исполнять: из администрации округа звонили, что хотят предложить песню на областной проект (спасибо за доверие). Это было года за полтора до того, как вышел диск «Песни земли Нижегородской». В 2016 году ознакомился с ним. Могу сказать, что мы на общем фоне звучим неплохо, хотя у губернского оркестра своя манера исполнения. Мне, кстати, не нравится, как я сам её спел для нашего первого альбома – 12 лет назад записывали, и сейчас меня напрягает этот парень со щенячьим голосом.

– К слову о событиях прошлых лет. На страничке в социальной сети есть фотография, явно давняя, где Вы с Сергеем Бодровым. Где пересеклись?

– Из армии возвращался, за багажом в аэропорт ехал. Смотрю: полавтобуса пусто, полавтобуса битком. Что раздают? Оказывается, в пассажирах Сергей Бодров. Думаю, надо сфотографироваться – плёночный Kodak с собой был. И сфотографировались. Сейчас я ни к кому приставать не буду, мешать людям. Хотя нет, если бы Джеки Чан приехал, обязательно сделал бы снимок на память. Брюс Ли и он – кумиры детства.

– Чем запомнилось время армейской службы?

– В армию я очень не хотел, как многие. А когда прошли годы, понял, что было здорово. Служба прошла легко (Нальчик, внутренние войска, рота связи), до сих пор с обретёнными в то время друзьями общаемся. Из Выксы нас там служило человек восемь, и это только моего призыва. Были ещё ребята из Нижнего Новгорода, Павлова. Причём зёмы [земляки] сами тебя находят. Только приехал, ничего ещё не понимаешь, а к тебе уже подходят: «О, привет, как там у нас дела?».

– Дедовщина была?

– Нет, но маразмы случались – это же закрытый мужской коллектив, да и дебилы есть везде. Но если в тебе отсутствует здоровый мужской шовинизм, то да – будет трудно. А потом дедовщина – дело поправимое, она проходит гораздо быстрее, чем вся остальная служба. Негатив был в постоянном небольшом стрессе, который определялся нехваткой женского внимания, вкусной привычной пищи – вот от этого я первое время и мучился, не из-за «дедов», поверь.

– В завершение разговора хочется спросить про родителей. Они изначально поддержали интерес к музыке?

– Да, первую гитару купили мне они – чёрную с какими-то нарисованными лепестками и грифом на шурупе (наши всё на совесть делают, чтобы и сыграть, и костёр разжечь можно было). Папа до сих пор не пропускает концерты, тем более что в группе играет и мой брат. На самом деле всем родственникам нравится наше творчество, они только за. Отец, конечно, спортсмен и наверняка надеялся, что мы пойдём по его стопам, предпосылки были. Но когда не сложилось, сказал: «Молодец, играй на гитаре». Нравится – занимайся, поёшь – пой, у меня такие родители.


Блиц-опрос без вопросов

  • Могу бесконечно смотреть на горы и море. Не на работающего человека точно. Если бы кто-то смотрел в спину мне, пока я работал, я этому зрителю пальцем бы погрозил…
  • 100-летие хочу встретить в диком месте с красивой природой. Отлично чувствую себя в Крыму, согласился бы жить в одной из его деревушек.
  • Никогда… не летал в космос, не видел близко Мадонну, не целовал Жерара Депардье. Много чего не делал. А если серьёзно – никогда не убью собаку.
  • Хочу научиться играть на инструментах: из экзотических – на укулеле, ещё хочется освоить синтезатор, начав с пианино. Этим, наверное, на самом деле займусь.
  • Счастлив, когда всё хорошо дома.



Диск «Время жёлтого огня» с автографом Сергея Ляна получит тот, кто первым ответит на вопрос

На гитаре какой марки играл Сергей Лян во время записи песни «Притяжение»
(для первого альбома)?

Ответы оставляйте в комментариях ниже или в нашей группе в «ВКонтакте». От одного пользователя принимается не больше двух вариантов ответа.

Фото из архива Сергея Ляна

blog comments powered by Disqus