Сергей Мустыгин может отремонтировать всё: от сантехники до лазерной установки

Начальник энерго-ремонтного цеха Досчатинского завода медицинского оборудования в этом году удостоен награды – его портрет размещён на городской доске Почёта.

Пример руководителя цеха, признаться, немало удивил. Сам построил свой дом, отлично разбирается в системах водоснабжения, сантехники, с лёгкостью управляется с современными электронными устройствами.

– Откуда такая универсальность, Сергей Борисович?

– Из жизни, – коротко ответил собеседник. – Именно она научила. Даже тому, как заново вставать на ноги. Родом-то я из Вили, местный, можно сказать, но долгое время прожил в Казахстане. Мои родители в поисках лучшей доли обратили свой взор на азиатскую часть бывшей могучей страны советов. И в общем-то всё было у них хорошо. Да и я то время помню, ни о чём не тужили. Трудился после армии электромонтёром. По всему нынешнему Казахстану поездил по командировкам. Потом на одном из заводов начал с электрика четвёртого разряда и за 15 лет прошёл путь до заместителя начальника электротехнической лаборатории. Предлагал много улучшений, а не просто устранял неисправности.

Но в 1990-е годы прошлого столетия задул ветер перемен. Союзная казахская республика вдруг стала Казахстаном. Нашлись «передовые» умы, радеющие за возрождение родного языка, который и при советах никуда не исчезал. Был столь же распространён, как и русский. Вся документация предприятий, госорганов и других организаций была переведена на казахский язык. В школах преподавали четыре дня на родном языке, два – на русском. При этом многие поговаривали, что и сами учителя, возможно, не всегда хорошо знали свой родной язык. Иначе как объяснить, что многие переводы текстов с русского на казахский, по мнению коренных словесников, были выполнены неправильно. Даже по улицам стало ходить опасно. Русских открыто недолюбливали. На работу, в магазин, в гости – только на машине всей семьёй.

Мустыгины приняли непростое решение – вернуться в Выксу. Но и тут всё получилось не так гладко, как хотелось бы. Ведь на тот момент они были гражданами Казахстана. И, если главе семейства и его детям проще – он родом из Выксы, то супруге пришлось какое-то время подождать, прежде, чем ей выдали российский паспорт.

– Волокита с документами, конечно, не прибавляет оптимизма, но ведь ходить по улицам стало спокойнее?

– На тот момент – слабое подспорье, – отметил Сергей Борисович. – Из родственников – только тётка, которая нас приютила у себя. Ни друзей, ни знакомых. Оказывается, и вакуум общения может угнетать не меньше, чем глобальные политические процессы, от которых мы только-только смогли избавиться. Тем не менее начали строить своё жильё на деньги от продажи собственной недвижимости там, в Казахстане. Бюджет был ограниченный, поэтому дом строили своими силами. Это ещё одна составляющая моей универсальности.

Она и на работе очень пригождается, где освоил новые специальности и расширил свой спектр ответственности. Я всегда придерживаюсь принципа – сделай так, чтобы техника работала, требуя к себе меньше внимания. К примеру, когда только пришёл сюда работать, число заявок в ремонтную службу в месяц составляло порядка 200. Сейчас – 70-80.

Конечно, это случилось не по мановению волшебной палочки. За каждым достижением – большая напряжённая работа. Сергей Борисович, к примеру, руководил работами по модернизации линии шесть киловольт. Заменены вводные ячейки, установлены вакуумные выключатели и новая микропроцессорная защита. Первые устройства не позволяют гореть электрической дуге достаточно длительное время после размыкания контактов, что повышает их срок службы. Микропроцессорная техника действует значительно быстрее и точнее своих аналогов, предотвращая сбои в работе электросети завода. Автоматизация работы насоса на водяной скважине по давлению умерила аппетит насоса с 300 киловатт в сутки до 17-18. Освещение во многих помещениях завода по предложению начальника цеха было заменено на светодиодное. Оно качественнее, более экономично и долговечно. 

– Между тем и время вполне материальный ресурс, – продолжил наш герой. – Лазерной установке время от времени необходим ремонт. Между тем, это едва ли не основная единица производства, где каждая минута на счету. Шесть-семь смен проходило, пока её отремонтируют специалисты-подрядчики. Я научился обслуживать эту технику сам, затрачивая на это несколько часов. Кстати, это далеко не те лазеры, что используются в указках или в строительных инструментах. Здесь нужно избегать контакта с лучом. Он запросто плавит огнеупорный кирпич, при достижении рабочей мощности режет 10-миллиметровую сталь.

– Ну теперь-то, когда можно свободно общаться на своём языке, есть дом, любимая семья, как предпочитаете отдыхать?

– Этим летом постепенно начал возвращаться к своему хобби, к рыбалке, на которую выбирались всей семьёй. Приобрели лодку с мотором. Это непередаваемые эмоции, когда кругом такие живописные просторы, залитые солнцем луга и бескрайнего неба синь.

Я всегда придерживаюсь принципа – сделай так, чтобы техника работала, требуя к себе меньше внимания. К примеру, когда только пришёл сюда работать, число заявок в ремонтную службу в месяц составляло порядка 200. Сейчас – 70-80.

Сергей Мустыгин

Фото из архива героя статьи