Кому он нужен, этот Беккер?

account_circle ВР
visibility
Решается судьба старинных роялей Выксунской детской школы искусств.

Кому нужен этот Беккер«Вы в курсе, что происходит с роялями?» – звонок Дениса Крыгина, нашего бывшего фотокорреспондента, выпускника выксунской музыкальной школы, музучилища при Московской консерватории и журфака МГУ, ныне проживающего в столице и владеющего специальностью настройщика фортепиано, заставил внутренне насторожиться. Он взволнованно рассказывал о том, что старинные рояли, находящиеся в нашей музыкальной школе, скоро постигнет печальная участь. Играть на них нельзя, хранить негде, а потому через неделю уникальные инструменты утилизируют. Срок уже назначен – 31 октября.

Его тревога была понятна, потому что эти рояли – производства фирмы Беккер*. На одном из них предположительно играл пианист Феодосий Ленковский**, основавший во время войны кружок юных пианистов в Выксе. История второго не столь яркая, хотя сама принадлежность инструмента к прославленной фирме ещё позапрошлого века стоит того, чтобы и на него смотреть как на раритет и достопримечательность нашего города. 

Утилизируют Беккера, неужели правда? Звоним директору ДШИ Виталию Абрамову:

– Да, у нас в школе действительно есть два старинных рояля. Они уже давно в нерабочем состоянии. Лет 10 назад мы приглашали настройщика из Москвы.  Тот запросил за реставрацию и настройку каждого рояля по 500 тысяч рублей. У школы таких средств не было и нет. В этом году приезжал Ливанов, настройщик из Нижегородской консерватории  (он обычно настраивает инструменты для Дениса Мацуева). Но он отказался делать, сказал – реставрации не подлежат. Да на эти деньги можно купить новые инструменты! И что мне делать? Число детей, желающих обучаться музыке, с каждым годом растёт, помещений не хватает, а эти давно списанные инструменты просто занимают место.


Кому нужен этот Беккер

Что делать? Известный русский вопрос… Задаём его начальнику управления культуры, молодёжной политики и туризма администрации округа Елене Васиной:

– Сначала надо провести экспертизу (она стоит не очень дорого), чтобы понять, так ли ценны эти инструменты. Нет никаких документальных подтверждений, что на них играл Ленковский. Если экспертиза покажет, что рояли имеют историческую ценность, будем ходатайствовать перед главой администрации о сохранении роялей как нашей памяти, достояния, раритетов. Думаю, что наш бюджет реставрацию не потянет. Но мы сможем передать их в музей завода или во Дворец, чтобы они сохранились. Либо отдадим  кому-то на сторону – в консерваторию, например, где они тоже сохранятся, и, может быть, их даже отреставрируют. Это сотни тысяч рублей. 

500 тысяч рублей – приблизительная цена реставрации одного рояля

То, что где-то на стороне их отреставрируют, это, конечно, хорошо. Ведь тем самым продлят жизнь уникальным инструментам. Но правильно ли это? Ведь это НАША история, а значит, НАМ её и сохранять. Неужели в Выксе нет места двум роялям? Звоним директору музея истории завода Андрею Цыпляеву:

– Найдём место. По крайней мере, для одного. Музей давно хотел приобрести концертный  рояль. Наконец-то такая возможность представилась. 

31 октября Андрей Анатольевич осмотрел концертный рояль Беккер в ДШИ: «Инструмент уникален, сохранить его крайне важно. На следующей неделе мы перевезём его в музей».

Пока речь идёт только об одном (концертном) рояле. Мы будем следить за развитием событий.


P.S. Понятно, что это не конец истории, ведь рояли требуют реставрации. Есть ли сейчас мастера, способные возродить старинные инструменты? Денис Крыгин сказал, что знает одного уникального настройщика, реставратора старинных инструментов. Ему уже послали фотографии «внутренностей» роялей, чтобы он мог предварительно оценить, возьмётся ли за такую сложную работу. 

Точку пока ставить рано – даже если мы найдём реставратора, нужно будет найти ещё и деньги… А это уже совсем другая история.

P.P.S. А вам интересно, как и когда эти рояли попали в Выксу? Это тема для нашего следующего расследования. Если у кого-то есть какие-либо данные об этом, будем признательны, если вы сообщите их в редакцию.


*Якоб (Яков) Давыдович Беккер. Одна из самых известных фортепианных мануфактур династий немецких мастеров и фабрикантов Беккер и Шрёдер, существовала в Санкт-Петербурге с 1841 по 1917 годы.

Качество резонансовых дек роялей Беккер, изготовленных из 100-летних горных елей, поражает до сих пор. Древесные волокна дек Беккера направлены вдоль по длине рояля. Такая конструкция предполагает большой объём и расход дорогостоящей резонансовой древесины и поэтому встречается довольно редко. Неоспоримое качество роялей Беккер – неповторимый прекрасный романтический звук эпохи величайшего расцвета русской музыки.

Беккер – поставщик Их Величеств: императора Австрийского, короля Датского, короля Норвежского, короля Шведского. На роялях Беккер играли: Александр Скрябин, Ференц Лист, семья императора Николая II, Пётр Чайковский, Клод Дебюсси, Сергей Рахманинов, Антон и Николай Рубинштейны, Святослав Рихтер и многие другие.


**Феодосий Людвигович Ленковский, в 1943 году вывезенный из блокадного Ленинграда, был настолько истощён, что врачи боялись не довезти его дальше в тыл и вместе с ранеными выгрузили на станции Навашино, а затем поместили в выксунский госпиталь, расположенный во Дворце культуры им. Лепсе. Раненых было так много, что некоторые лежали даже на сцене. Мест в кабинетах и фойе не хватало. По рассказам старожилов, Ленковский выжил только благодаря этому знаменитому Беккеру. Придя в сознание, первое, что увидел Феодосий, – концертный рояль. «Значит, жив и буду жить», – промелькнуло у него в голове. С этого дня Ленковский быстро пошёл на поправку. Вскоре начал играть, а потом и обучать игре талантливых ребятишек. Он же стал инициатором открытия в  Выксе музыкальной школы. Прожил он мало, но оставил после себя учеников, школу и память.

Кстати, есть в его биографии такой факт: после окончания Ленинградской консерватории за блестящие успехи Ленковского наградили концертным роялем. Только тот был белым… «И я поменял его на буханку хлеба, – вспоминал с горечью Феодосий. – На огромную, вкусную буханку хлеба. Это самое последнее, что было в квартире, поменял. До конца держал». Однако спасти своих родных и близких от голодной смерти не смог. Его постигла бы та же участь, если бы не прорыв блокады.

Елена Липатова, Лиля Фролова.  Фото Ольги Поповой

blog comments powered by Disqus