Что и зачем мы охраняем

visibility
Ценность объекта – в его подлинности Итак, что охраняем и зачем? 

Вопрос сохранения историко-культурного наследия является частью государственной политики, что в современных условиях приобретает особую актуальность.

Охрана памятников сегодня – это правильное понимание истории, осознание причастности каждого человека к истории родного края, страны. Каждый памятник уникален тем, что он вобрал в себя определённый период развития.

Время неумолимо. Оно отдаляет от нас то, что когда-то было значимо для людей, живших в ту пору. Ветшают и немые свидетели былого: здания, архитектурные ансамбли, жилые дома, постройки и предметы. Государство берёт памятники культурного наследия под свою защиту. Так было ещё со времён советской власти. Но одно дело – поставить под охрану, объявив памятником федерального, областного или местного значения, а иное – заниматься его реставрацией, ставить на учёт, проводить его фотофиксацию, выдавать паспорт объекта.

С принятием в 2002 году Федерального закона и Закона Нижегородской области «Об объектах культурного наследия…» охрана объектов культурного наследия является предметом заботы не только государства, но и субъектов РФ. Объекты культурного наследия (ОКН) могут находиться в разных видах собственности: федеральной, муниципальной, частной, а также в иных формах, установленных законом. В связи с этим возникает и ответственность за содержание памятников культуры. Охранное обязательство заключается как с собственниками ОКН, так и с его пользователями.

В управлении культуры округа начата трудная, кропотливая, ответственная работа по сбору информации об имеющихся местных памятниках (до этого огромную её часть выполнили энтузиасты, библиотекари «Отчего края», и спасибо им за это), выдаче охранных обязательств, паспортов, в проведении других формальностей в соответствии с буквой закона.

В конце июня прошла экспедиция по сёлам, деревням, посёлкам. Её участниками были специалисты управления культуры администрации, краеведы, музейные работники. Целью стало выявление памятников культуры, проверка их состояния и сбор экспонатов для музея быта XIX века. Увиденное – впечатлило. Побудило в одних случаях к раздумьям на тему «что имеем – сохраним», в других – «сохраним ли?» В-третьих – заставили вспомнить поговорку: «Снявши голову, по волосам не плачут». За четыре дня проведена колоссальная работа, которая не делалась никогда – ни во времена советской власти, ни после.

По итогам экспедиции в администрации прошёл семинар «Организационные и правовые аспекты владения объектами культурного наследия». Так тема обозначена не случайно, потому как нынешние собственники и пользователи объектов культуры могут «ничтоже сумняшеся» (ни минуты не сомневаясь) поменять окна, отделку здания на современный материал, сделать к церкви XIX века пристрой и другие непозволительные вольности. На нём выступили начальник управления культуры Александр Исаев, специалист Марина Вяткина, юрист Марина Печникова. К сожалению, из собственников и пользователей ОКН на семинар пришли лишь представители ДОСААФ, епархии, менеджер по развитию усадебно-промышленного комплекса Баташёвых-Шепелевых. Информация, с которой выступила Марина Геннадьевна, была ценна как раз собственникам и пользователям объектов культурного наследия, ибо она комментировала особенности владения, пользования и распоряжения памятниками культурного наследия. Собственник несёт полную ответственность за сохранение памятника и любые виды работ на нём должен согласовывать с Управлением госохраны ОКН. Нарушение требований сохранения, использования ОКН влечёт административную и даже уголовную ответственность. Иначе как мы можем сохранить то, что сегодня осталось из культурного наследия? В нашем обществе люди не понимают ценности подлинника, заменяя оригинал новоделами. Не понимая, что такое подлинность, мы лишены возможности отличать правду от лжи.

 

Что и зачем мы охраняемЭкспедицию решили начать с Чупалейки, старинного мордовского села по дороге в сторону Арзамаса. Когда ехали по центральной улице, видели много полуразрушенных домов. Одни совсем обвалились, другие стояли с пустыми окнами. Остановились у здания кирпичной кладки. Дом был добротный, и как сказали жители, в нём жил торговец. Одна часть здания, в которой размещается Дом творчества, в хорошем состоянии, вторая представляет собой остатки кирпичных стен. Раньше два этих здания соединялись переходом и представляли единое целое. Об этом говорит и наличие у них схожих элементов декора.

Что и зачем мы охраняемВнутри клуба – настоящее чудо: музей деревенского быта мордовского села. Здесь была и утварь, и одежда, и самотканые вещи – от кофточек, сарафанов до шалей и половичков. Не ведая, как составляется экспозиция, зато движимые любовью к своей малой родине, жители создали уникальный в своём роде музей.

Что и зачем мы охраняемОтметили мы и то, что в селе имеется несколько кирпичных приземистых зданий, «палаток», как их зовут в деревнях. Они отличаются кубической формой, качественной кирпичной кладкой, декорированными металлическими дверями, ставнями с полукруглым верхом. Кирпичная, неоштукатуренная, квадратная в плане постройка покрыта четырёхскатной крышей. В оформлении фасада использованы угловые пилястры и карниз с поясом «сухариков». Обычно такие «палатки» предназначались для хранения ценных вещей на случай пожаров. Подобных зданий несколько, значит, село было небедное, было что хранить. Кстати, их можно было использовать и как торговые лавки, что, наверно, и делали жители. По этим строениям необходимо собрать информацию, пока живы те, кто помнит о них хоть что-то. Они имеют культурную ценность.

А уезжали мы с подарками, которые собрали для нас жители. Это были вещи и предметы быта прошлого века.

Что и зачем мы охраняемПосёлок Димара – бывшая станция узкоколейной железной дороги. На сохранившихся деревянных домах XX века есть красивые наличники. Сфотографировали. Пройдёт ещё несколько лет, и мы можем их утерять безвозвратно. В Доме творчества оформлена хорошая музейная комната с интересными экспонатами. Директор клуба Нелли Чумакова подарила берестяной туесок для экспозиции информационно-туристического центра.

Что и зачем мы охраняемВ рабочем посёлке Виля особого внимания требует дом, зарегистрированный в реестре объектов культурного наследия как «здание аптеки Верхне-Железницкого завода». Это восьмиугольное здание первой половины XIX века. Кладка верстовая, из крупного кирпича, с прямой подрезкой шва. Заложенные окна нижнего уровня были стрельчатые, а во втором ярусе имели форму квадрифолия – креста с закруглёнными сторонами. Ниша и проём этих двух видов окон хорошо видны на диагональной юго-восточной грани стены. Пологая скатная крыша переходит в гранёный купол, увенчанный коротким «обелиском» с шариком над усечённым остриём. Очевидно, что вильский дом, что досчатинский (охотничий домик на мызе) служили хозяевам для охотничьих увеселений. Оба расположены в лесном уединении, рядом обширные водные пространства, дичи – стреляй не перестреляешь, и в архитектуре есть схожие элементы. Потому очевидно, что в вильском доме жил егерь.

Что и зачем мы охраняемПечально то, что к широкой южной грани, противоположной улице, вместо примыкающего двухэтажного бревенчатого сруба собственники дома вплотную построили двухэтажный пристрой из газосиликатных блоков, а окна первого яруса заменили на пластиковые. Сделано это было без согласования с Управлением госохраны объектов культурного наследия. Собственникам никто никогда не говорил о том, что нужны согласования с кем-то и где-то. И вины их в том нет. Да и закона такого не было.

На территории посёлка расположено здание, зарегистрированное в реестре ОКН регионального значения как «здание рабочего клуба, где была создана большевистская организация». Состояние его удовлетворительное. В хорошем состоянии находится и церковь Николая Чудотворца (1811 года), перестроенная в 1900-1901 годах.

Что и зачем мы охраняемВ Нижней Верее сохранились старые дома с красивыми наличниками, среди которых есть изготовленные и кустарным способом, и заводским. Каждый дом здесь имеет своё «лицо», что придаёт селу особую теплоту. 

Можно увидеть такие же «палатки», как в Чупалейке, а это говорит о том, что и здесь жили богатые торговые люди. В коллекции Дома творчества хранятся образцы женской одежды конца XIX века: самотканые юбки с подъюбниками, полог и старинный ключ для амбарного замка.

В Ближне-Песочном нас ожидало два сюрприза. Первый – дом №33 на улице Советской со своей давней историей из XIX века. Несколько поколений семьи Балыковых жили и живут здесь сейчас. Их судьба – судьба страны. Дом бревенчатый, на кирпичном цоколе. Со стороны улицы в цокольный этаж ведёт металлическая дверь и решётка.

Что и зачем мы охраняемВторой – красавица Успенская церковь, требующая реконструкции.

В Досчатом осмотрели Троицкую церковь, водонапорную башню, охотничий домик, разрушенную церковь в с. Решное.

 

Что и зачем мы охраняемЗа четыре дня экспедиции мы посетили 10 населённых пунктов. Выявили и осмотрели более 20 объектов культурного наследия, среди них и те, которые уже занесены в реестры регионального и федерального значения. Провели их фотофиксацию. Наметили несколько крупных направлений для изучения и сбора информации: тема хозяйственных построек «палаток» в Чупалейке и Нижней Верее; старое здание поликлиники в Шиморском; дом №33 в Ближне-Песочном и др.

Участникам экспедиции удалось собрать более 50 различных предметов быта XX века для музея и несколько предметов для информационно-туристического центра.

 

Зачем – понятно. Это – история, воспитание патриотизма, любви к малой родине, гордость за страну, где «жили люди в наше время… Богатыри…» А вот ЧТО – вызывает вопросы. За десятилетия многое разрушилось, многое просто-напросто невосстановимо. То, что подлежит реставрации, надо реставрировать. Острота проблемы в том, что многие памятники стали объектами экономических отношений, их стали продавать, приватизировать. У государства не хватит денег, чтобы всё это сохранить. И появились собственники (а иные сделали это давно, приобретя памятники культуры под офисы, учреждения и т. п.), которые хотят этим имуществом распоряжаться. И готовы вкладывать деньги. Но он, собственник, должен понимать, что покупая подлинник, он и платит за него как за подлинник, а не как за ветхий домик.

Наконец-то в нашем государстве пришли к пониманию того, что надо сохранить то, что пока сохранилось. И федеральный закон «Об объектах культурного наследия…» (2002 год), приказ Министерства культуры РФ от 2011 г. «Об утверждении положения о едином государственном реестре ОКН», другие законы и постановления, вышедшие за последние два-три года, направлены не только на сохранение памятников, но и на ответственность тех, кто их использует. В Уголовный кодекс внесены статьи, которые определяют уголовную ответственность за уничтожение или повреждение памятников истории и культуры. Размеры штрафов – от трёх до пяти миллионов рублей! Вот почему так скрупулёзно и ответственно работала экспедиция, фотографируя, записывая, осматривая, беседуя с жителями. В свете вышедших законов и документов, думаем, мало найдётся охотников покупать подлинник по цене копии или переделывать ОКН под свои непритязательные вкусы.

 

Марина Вяткина, Елена Липатова. Фото из архива управления культуры

 

blog comments powered by Disqus