День потерян, если не почитаю

visibility
Учись быть читателем

Сегодня у нас в гостях директор усадебного-промышленного комплекса Баташёвых-Шепелевых Андрей Цыпляев.

Как-то в одном из разговоров он обронил фразу: «Читающего человека можно узнать по лицу». Тут же взяла для себя его на заметку для беседы по теме нашего проекта «Книга в жизни успешного человека». И не ошиблась.

Узнав о теме нашей встречи, Андрей Анатольевич с ходу заявил: «Читал всегда, сколько себя помню, вернее, как только научился читать».

– Действительно, читал много. Книги брал в школьной библиотеке и ходил в городскую. В наше время читали практически все и книг не хватало, так что приходилось ждать очереди на хорошую книгу. Произведения Джека Лондона и Фенимора Купера, Жюля Верна и Александра Дюма, Майн Рида учили меня преодолевать трудности и уметь находить в себе силы, чтобы идти вперёд, не отступая и не оглядываясь, достигать поставленной цели.

Уже позже настоящее потрясение испытал от книг Светланы Алексиевич о войне, особенно от повести «У войны не женское лицо». Она учит мужеству и терпению, вернее, долготерпению и вере в то, что всё плохое и ужасное обязательно закончится; даёт другой взгляд на уже известную тему героизма. Я сжимал зубы, когда читал строки о том, как прачки в войну, обстирывая солдат, стирали пальцы до костей, но ни стона, ни жалоб не было слышно от них… Они не считали себя значимыми людьми на фронте. Как все… Книга стала для меня мерилом стойкости женщины и русского солдата. Помню, как купил в Москве с десяток этих книг, стал дарить своим знакомым, чтобы и они знали. Женщины плачут, читая её…

Всегда читал много исторической мемуарной литературы. Меня очень интересуют воспоминания немцев о той войне: от рядовых до офицеров вермахта и люфтваффе. Как они оценивают русского солдата и действия наших командиров, что показала война и каковы её уроки для немецкого и русского народов – всё это можно вынести из мемуаров. Через призму их мнений и оценок (причём без купюр), приводимых фактов становится ясно, что мы победили сильнейшего противника, и от этого наша Победа становится ещё более значимой и дорогой. Беседуя с ветеранами-окопниками, часто слышал от них: «Немец хороший был вояка…». А сами немцы поражались, с каким героизмом и самопожертвованием сражались русские воины.

Мой дед Василий Капитонович Николаев, 1878 года рождения, воевал в Первую мировую, был ратником 2 разряда. Вернувшись с фронта, 23 февраля 1918 года женился на моей бабушке Надежде Васильевне, и венчал их дьякон Николай Соколов в Большой церкви. Жили они в доме на ул. Ризадеевской. Василий Капитонович работал на металлургическом заводе. Умер в 1953 году, сказались последствия войны: скорее всего, попал там под газовую атаку немцев, поскольку имел проблемы с лёгкими, как вспоминала бабушка. Сейчас у меня новый виток чтения: в поле моего зрения – всё, что написано о Первой мировой. Его сын, мой дядя (мамин брат) Борис Васильевич Николаев, до войны электрик на ВМЗ, прошёл всю Великую Отечественную в стрелковых частях, с первых её часов до победного мая в Германии. На него в 1943 году пришла похоронка, а он, тяжело раненный, попал в плен. Был в Австрии. Бежал к своим и после нескольких месяцев застенков НКВД снова встал в строй. Дядя, возвращаясь домой, погиб в ноябре 1945-го в бою с бандеровцами.

Книги – это часть моей жизни. В детстве и юности у меня не было возможности купить все те издания, которые нравились. Теперь я собираю сочинения любимых авторов. Дочь-студентка читает столь же увлечённо, как и я. Маленькому сыну, когда есть возможность, читаю сам. А чаще мы с ним сочиняем разные поучительные истории про животных. Ему это нравится, ну а про меня и говорить не приходится!

И всё же книги военной тематики притягивают меня постоянно. Они как камертон, по ним проверяю, правильно ли живу, туда ли двигаюсь в своём развитии. Когда прочитал роман солдата-окопника Виктора Астафьева «Прокляты и убиты», понял, что это самое значительное и потрясающее произведение о войне. Главное в нём – правда, порою страшная, но такая нужная всем нам. У Виктора Астафьева в многочисленной переписке (он вёл её до конца жизни) есть фраза, которую он обращает к командованию, вспоминая десятки миллионов погибших: «Надо встать на колени посреди России и просить у своего народа прощения».

В юности зачитывался рассказами Джека Лондона. По ним сверял свои поступки. Сегодня, когда мне бывает трудно или тяжело решается какой-то вопрос, открываю Джека Лондона или Антона Павловича Чехова, и начинаю читать. Полностью согласен с Максимом Горьким, который говорил: «Я жалею не о том, что мало прочитаю хороших книг, а о том, что мало их потом перечитаю».

 

Елена Липатова. Фото из архива музея

 

blog comments powered by Disqus