Драгоценная ножка Марии Тальони

account_circle ВР
visibility
Много лет назад музею Выксы подарили ценный предмет – бронзовое пресс-папье в виде женской ножки, «одетой» в изящную туфельку и тончайший чулок.

Драгоценная ножка Марии ТальониПредполагалось, что это ножка балерины крепостного театра. Чтобы уточнить эту информацию, сотрудники музея истории ВМЗ обратились к коллегам Московского государственного центрального театрального музея (ГЦТМ) имени А.А. Бахрушина.

Ответ развеял сомнения: в музее Выксы хранится уникальный экспонат! 

Это слепок с ноги выдающейся итальянской балерины Марии Тальони (1804-1884). Её танец славился воздушностью и одухотворённостью. 

Символ романтического балета Мария Тальони, блиставшая на сцене четверть века, считала свои ноги драгоценностью. Этой балерине удалось в танце преодолеть земное притяжение! Любопытно, что экспонат, аналогичный выксунскому, хранится в отделе мемориально-вещевого фонда ГЦТМ им. А.А. Бахрушина.

Выксунская бронзовая ножка выполнена мастерами Западной Европы. Кстати, в экспозиции музея Выксы находится и её чугунный «двойник». Чистота, чёткость и плавность линий чугунного пресс-папье выдают работу выксунских мастеров!

Мария Тальони – балетная дива Начало осени 1837 года. В России с трепетом ждали прибытия Марии Тальони. Зрители заполнили петербургский Большой (Каменный) театр. Билетов было не достать. Балерина блистала в «Сильфиде». 

Успех был оглушительным. Ей, вскочив с мест, аплодировали даже дамы, что не укладывалось в рамки приличий. Да и мода подносить артистам цветы пошла с её появлением на русской сцене.

Высший свет буквально заболел танцами. Знатные дамы кинулись брать уроки у балерины. Сам Николай I, большой любитель балета, не скрывал своего восхищения Тальони. Его Императорское Величество не раз с цветами появлялся у неё за кулисами. Когда же сама императрица удостоила Марию личным вниманием, самодержец не смог скрыть своего изумления: «Этого она не делала ни для одной артистки».

Тронутая вниманием высочайшей особы, Тальони, преисполненная восхищения, горя желанием польстить ей, выплеснула: «Какая у императрицы очаровательная ножка!». Подобную фривольность можно было простить разве что заезжей итальянке.

Выступала Тальони через день, давая возможность публике любоваться ею сполна. 

Когда она случайно повредила руку, спектакли отменили. И тут же откликнулась на это газета «Северная пчела»: «Две длинные, скучные, бесконечные недели, и всё это время Петербург страдает жестоким сплином. Другие артистки старались развлекать публику, но напрасно. Она вновь выступила с перевязанной ещё шелком рукой, и Петербург снова оживился и просиял…»

В аристократических гостиных она производила впечатление дамы с безукоризненными манерами. Её туалеты, безупречно сдержанные, но всегда элегантные, к тому же с изюминкой, заставляли смотреть во все глаза и, конечно, подражать. Так в моду вошла «шляпка Тальони». 

Рассказывали, что однажды модистка, увидев на голове балерины своё очередное изделие, чуть не расплакалась: «Что вы наделали! Я специально отогнула поля вашей шляпки, чтобы они не помялись, а вы так её и надели!» «Помилуйте, – обескураженно оправдывалась Тальони, – я думала, так её и полагается носить». Стоит ли говорить о том, что шляпки балерины тут же вошли в моду.


? Как звали известного художника, влюблённого в балерину, слепок с чьей ножки стал экспонатом выксунского музея?

Драгоценная ножка Марии Тальони

Елена Столярова. Фото из архива музея АО «вмз» и из открытых интернет-источников


blog comments powered by Disqus