И род их достойный

visibility
Через века пронесли фамильную честь

Богдан Карлович Гельц относился к людям той редкой породы, для которых честь, долг и порядочность были естественным человеческим состоянием, а не отвлечёнными понятиями.

Познакомилась я с ним на одной из выставок работ местных художников, где экспонировались и его картины. Оказалось, что за плечами у него только художественная студия Дворца культуры им. Лепсе, но какой смелый мазок, точный рисунок, выверенная композиция! После нескольких минут общения с ним у меня создалось ощущение, будто знаю его давно, до того прост и открыт он был, и собеседником оказался превосходным. С  тех пор, где бы мы ни встречались: на выставке, во Дворце на премьере спектакля, в музее или просто на улице, обязательно перекидывались новостями. С ним чувствовала себя под защитой и надёжно. Помню, как на каком-то концерте мы сидели в зале рядом и я увидела, что он достал таблетку валидола и положил под язык. На мой немой вопрос ответил: «Сердчишко пошаливает. Пройдёт…»

Помню, какое ошеломительное впечатление произвела на меня встреча с Богданом Карловичем уИ род их достойный него дома. Он увлечённо рассказывал о свой родословной. Мы листали старинный альбом с фотографиями. Основатель рода немец Карл Гельц, обосновавшийся во времена Екатерины II на землях будущей Саратовской губернии, где впоследствии была создана колония немецких переселенцев. Дед Василий Карлович, главный механик Выксунских заводов во время управления ими Богдана Лессинга. С красивых фотографий смотрели исполненные достоинства лица. Запомнилось то, что дед женился на гувернантке семьи Лессинг, французской подданной Ванде Александровне, которая увлекалась живописью. (Вот откуда увлечение искусством у моего собеседника! В этом признался и сам Богдан Карлович, как и в том, что назван он был в честь Лессинга – Богданом, а крестили его в Вильской церкви.)

Встречи с Богданом Карловичем запомнились тем, что с ним можно было молчать со смыслом, не испытывая при этом неловкости. Такое редко с кем бывает.

А художник он был талантливый… Но мог бы быть и выдающимся. Когда во время его занятий в изостудии ДК туда приехала комиссия из Москвы, ему предложили учиться в столице. Да вот только матушка побоялась отпустить, единственный был сын-то. В картинах, особенно в натюрмортах, поражает, с какой тщательностью прорабатывает он детали, передаёт материальность предметов. Сирень переливается всеми оттенками нежно-фиолетового, пионы благоухают, скатерть на столе такая, будто её только что постелила заботливая рука хозяйки.

С уходом из жизни этого человека в культурной жизни города будто образовалась некая пустота… Потому, когда библиотека «Отчий край» организовала вечер памяти Богдана Карловича в связи с 90-летием со дня его рождения, то пришли многие, кто знал его, почитал, кто ощущает, как сильно недостаёт его нам в жизни.

Все, кто вспоминал этого человека, подчёркивали интеллигентность и порядочность, принципиальность и доброту, умение всё делать самому, рассчитывая на себя. Борис Фёдорович Антипов, долгие годы проработавший на металлургическом заводе на руководящих должностях, рассказал о нём как о талантливом и пытливом рационализаторе, умеющем мыслить творчески и настойчиво претворяющем свои идеи в жизнь. «На его счету 150 рационализаторских предложений. И при этом был прост и демократичен», – сделал он вывод. Анатолий Фёдорович Конышев отметил, что такие люди, как Богдан Гельц, в памяти выксунцев должны запечатлеться на века, и уж его-то именем одна из улиц города обязана называться.

– Уйдя на пенсию с должности начальника вилопрокатного цеха, вернулся… в качестве худож-ника-оформителя. И был доволен, что наконец-то может посвятить себя творчеству. Когда мы, заводчане, пришли на его персональную выставку, то удивились силе его дара, – поделился Анатолий Фёдорович.

С большой заинтересованностью и глубоким вниманием слушали собравшиеся в библиотеке рассказ сына Богдана Карловича, Виктора, о родословной семьи. Он знает детали, которые могут показаться незначительными, и глобальные события, перевернувшие уклад семьи. Ему дорого всё, что касается рода. В этом тоже проявляются гены. Богдан Карлович был бы доволен сыном.
Валентин Крёкин, Алексей Усас, Юрий Гальянов, Галина Никулина и Надежда Князева, которым довелось работать вместе с художником, отмечали, насколько трудолюбивый и увлечённый то был человек.

… Сотрудники библио-теки сделали огромное дело, проведя такой вечер. Но ещё большего уважения достойно то, что они составили родословную уникальной семьи, представив её в электронном и бумажном вариантах, и преподнесли в дар потомкам семьи Гельц.

blog comments powered by Disqus