История столика для рукоделия

account_circle ВР
visibility
Став музейным экспонатом, предмет может многое рассказать о людях, которым он служил.

С публикации этой статьи мы начинаем совместный проект «ВР» и музея АО «ВМЗ» о том, какие секреты таят в себе отдельные вещи и предметы, и до чего интересны их судьбы. Нередко экскурсоводы восклицают: «Если бы вещи умели говорить!».

В марте в Турецком флигеле музея АО «ВМЗ» открылась выставка «Пуговицы в моде» московского коллекционера Натальи Пристанковой. Чтобы посетитель не чувствовал себя как в «галантерейном магазине», она предложила воспользоваться экспонатами из фондов музея. Проделав небольшой путь из фондохранилища, в выставочном пространстве появились старинная швейная машинка, изящный венский стул и столик для рукоделия. И сразу появилось ощущение присутствия женщины! 

На протяжении веков именно её руками создавались изящные кружева, многоцветные вышивки, аппликации, рождались шедевры декоративно-прикладного искусства. У каждой мастерицы-рукодельницы, конечно же, были свои секреты и свой творческий «арсенал»: нитки, иголки, игольницы, ножницы, напёрстки, шкатулки, сундучки и баночки для хранения мулине, шерсти, ножниц, лоскутков. Подобное богатство и было «начинкой» столиков для рукоделия. 

Такой экспонат появился на выставке пуговиц. Извлечённый из музейных запасников, он, наверно, «почувствовал» себя героем. Сам о себе он ничего не расскажет, ведь у каждой старинной вещи есть своя линия судьбы…

История столика  для рукоделия


История столика  для рукоделия

1910 год. Выкса. Семья С.И. Рощина: в центре – жена Александра Михайловна. Стоят (слева направо) дочери Анна, Надежда, Нина (старшая), сын Николай. Сидят (слева направо) Елена (младшая дочь), сыновья Пётр, Владимир


И экспонаты могут говорить 

Прежде чем стать экспонатом и обзавестись этикеткой, столик в течение многих лет верой и правдой служил женщинам семьи Рощиных. О них я узнала от Нины Алексеевны Котовой, с которой познакомилась в фойе ДК имени Лепсе на выставке рукоделия, посвящённой Дню пожилого человека. Восхитившись её вязаными салфетками и варежками, вызвала Нину Алексеевну на разговор. Здесь и выяснилось, что рукодельница – жена внука Сергея Ивановича Рощина (1864-1906), известного в выксунском краеведении толстовца. Наш разговор продолжился через несколько дней в квартире Нины Алексеевны. Было это в 2006-м году. Вот её рассказ.

История столика  для рукоделия


Имущество толстовца

Я родилась за рекой, в Меленковском районе в деревне Малютинка 14 января 1928 года. В семье было восемь детей, двое из которых умерли совсем маленькими. Отец, Алексей Евграфович Дуенин, рано ушёл из жизни. Он был каменщиком и принимал активное участие в строительстве Дворца им. Лепсе. Мама воспитывала нас одна. В 1944 году я окончательно поселилась в Выксе. Двенадцать лет трудилась в шихтокопровом цехе ВМЗ учётчиком. А потом до пенсии – в финансовом отделе завода.

В 1950 году вышла замуж за Владимира Николаевича Котова, внука Сергея Ивановича Рощина. Помню, как иногда муж доставал старинный альбом и показывал поблекшие от времени фотографии. Со снимков на меня смотрели дамы в пышных юбках и огромных шляпах. Эти фотографии и столик – вот и всё, что осталось от имущества Рощиных. Кстати, семейный альбом спас из огня именно Владимир.

До войны он с матерью жил в переулке недалеко от Большой церкви. Дом был фамильный, принадлежал Сергею Ивановичу Рощину. В 1939 году дом сгорел.  

История столика  для рукоделия

1880-е годы. Александра Орлова (в замужестве Рощина). Нижегородское фотоателье А.О. Карелина 


Кто вы, Сергей Рощин? 

Биографию деда муж знал хорошо, поэтому я могу о нём рассказать. Сергей Иванович Рощин родился в 1864 году в селе Выкса в крестьянской семье. Окончил Иваново-Вознесенское реальное училище. Несколько лет служил чиновником. Много читал. Размышлял о смысле жизни и предназначении человека. В конце 1880-х годов оставил службу и поселился в толстовской земледельческой общине. В 1892 году вернулся в Выксу. Здесь в то время жили его мать Надежда Гавриловна, сестра Мария, двоюродные братья. Его определили чертёжником в главную контору завода. Через год Сергей Иванович женился на Александре Михайловне Орловой, дочери мастерового. В этом браке родилось девять детей, двое из которых умерли в младенчестве.

Он ушёл из жизни в самом расцвете сил. Сорок два года – это всё, что было отпущено Рощину. До 1894 года находился под гласным надзором полиции и до конца жизни – под негласным, как политически неблагонадёжный человек. Самым ярким событием в его биографии стала встреча со Львом Николаевичем Толстым и краткая переписка с великим писателем. Это, как говорится, совсем другая история…

История столика  для рукоделия

1891 г. На хуторе братьев Буткевичей в Одоевском уезде Тульской губернии. Четвёртый слева рядом с Л.Н. Толстым – Сергей Рощин  


Потомки толстовца богаты талантами 

Восхищаюсь своим известным родственником, хочу самые добрые слова сказать о его супруге. Взгляните на фотографию. Правда, хороша? Александра Орлова была сильной духом женщиной. Оставшись после смерти супруга с таким количеством детей, всех сумела вырастить. Три сына, четыре дочери – такое богатство! Ей удавалось всё успевать: содержать дом в чистоте и уюте, воспитывать детей, заниматься рукоделием. Ящики этого простого с виду столика всегда были заполнены разноцветной пряжей, катушками, напёрстками, пуговицами…

С самых ранних лет к рукоделию приобщались дочери Рощиных. Анна, выйдя замуж, переехала в Нижний Новгород. Скромно жили в нижней части города, в комнате с подселением. У неё был очень хороший муж, работал директором на фабрике, где валяли валенки. Своих детей у них не было. Во время войны кто-то подкинул ребёнка к калитке их дома. Так воспитали чужого мальчика как своего. 

Столик в этой семье переходил от одной дочери к другой. Последней его хозяйкой стала младшая Елена. Она родилась в год смерти Сергея Ивановича, в 1906-м. Кстати, была одной из первых спортсменок Выксы, занималась лёгкой атлетикой. Прекрасно играла на фисгармонии. Много лет работала секретарём в прокуратуре Выксы. Её сын, Владимир Николаевич Котов, всю жизнь трудился на заводе ДРО. Был и модельщиком, и мастером, и старшим мастером, и начальником модельного цеха. Когда началась Великая Отечественная война, Владимир со своим другом пошёл в военкомат, чтобы взяли на войну. Не взяли… У него была бронь. Потомок толстовца Рощина был лучшим рационализатором Горьковской области! До сих пор на станке, который он усовершенствовал, работают модельщики. 

Расскажу немного о сыновьях Сергея и Александры Рощиных.

Пётр проживал в Выксе неподалеку от Верхнего пруда. У него был литературный талант. В нашем семейном архиве сохранилась его статья, опубликованная в газете «Выксунский рабочий», посвящённая С. И. Рощину. Один экземпляр этой газеты с дарственной надписью он подарил своей сестре Елене.

Второй сын, Владимир, жил в Ростове. Был военным, капитаном корабля. Ушёл на фронт и погиб в самом начале войны. Его сын Гоша, узнав о смерти отца, попросился на фронт. Вскоре погиб в одном из боёв. Дочь Владимира, Людмила, стала музыкантом, профессором училища им. Гнесиных. 

…Я иногда смотрю на все эти старинные фотографии и думаю вот о чём: такое впечатление, что Рощины – выходцы из дворян! Любители пикников, гостей, люди благородные. И так добры они были по характеру! А столик хоть и лишился своей ножки, но напоминает о них, Рощиных, о милых домашних посиделках за рукоделием. О сильных духом женщинах, богатых мудростью и талантом.

Елена Столярова. Фото автора, из семейного архива Рощиных 
и из открытых интернет- источников

blog comments powered by Disqus