Мой путь в комсомол

visibility
Из книги Фёдора Буданова «Детские и юношеские годы»Продолжение, начало в «ВР» №№ 58, 60 В середине 1918 года в Выксе был создан Социалистический союз рабочей молодёжи «III-й Интернационал», но как-то...

Из книги Фёдора Буданова «Детские и юношеские годы»
Продолжение, начало в «ВР» №№ 58, 60

В середине 1918 года в Выксе был создан Социалистический союз рабочей молодёжи «III-й Интернационал», но как-то получилось, что наряду с рабочей молодёжью, такими как Вася Шестеров, Володя Мазурин и другие, в союз вступило большое количество местной интеллигенции, в руках которой оказалось руководство практической деятельностью организации. Немудрено поэтому, что основная деятельность её заключалось в танцах, проведении пикников на Весёлом острове, играх на бильярде да в домино в помещениях бывшего Благородного собрания. Так назывались до революции две небольшие комнаты в нижнем этаже клуба. Там стояло два бильярдных стола и несколько столиков для игры в карты и домино. В углу одной из комнат был буфет с пивом.
   Естественно, что нас – молокососов на все эти мероприятия не допускали. И мы довольствовались либо старыми видами развлечений в виде игр на свежем воздухе, либо глазели на времяпровождение более взрослой и чистой публики через окна бывшего головановского магазина, занятого союзом молодёжи «III-й Интернационал» (сейчас в этом помещении находится отдел магазина № 10).
   Постепенно в головах подростков из рабочих семей созревала мысль о создании своей организации. О комсомоле в Выксе в то время ничего ещё не было слышно, и мы, как в потёмках, нащупывали пути для создания организации, которая удовлетворяла бы наши запросы. Почин сделали ученики Единой трудовой школы, которые организовали «Кружок подростков», организацию чисто культурно-просветительского порядка. Кружок занимался главным образом художественной самодеятельностью в рамках своей школы. Неучащаяся молодёжь из рабочих по-прежнему оставалась в стороне от активной общественной деятельности.
   Тут мне пришла в голову мысль о создании организации рабочей молодёжи. А дело началось с шуточной затеи. Я и мои приятели: Костя Авдонин, Петя Хохлов, Саша Зудин, Алёша Пушкарёв и Серёга Яснов, бывшие неразлучными друзьями, решили назвать нашу ватагу «Союзом друзей». Для его организационного оформления были некоторые основания. Дело в том, что наша ватага не просто вместе гуляла. Каждый из нас имел какие-нибудь устремления или особую страсть. Я, например, с упорством одержимого думал об учёбе. Костя писал стихи и увлекался техникой, Петя Хохлов слыл среди нас астрономом и археологом, Саша Зудин мечтал о военной службе. И только Серёжа Яснов и Алёша Пушкарёв, уже работающие на заводе, не высказывали особых стремлений и привязанностей, хотя и были нашими постоянными спутниками.
   Каждый из нас незаметно для себя и других вкладывал в жизнь нашей дружной ватаги какую-нибудь лепту. Петя Хохлов в ясные летние ночи загонял нас на крышу своей «избушки на курьих ножках», доставшуюся ему в наследство от матери, и читал нам лекции по астрономии. Он же в подходящую минуту вооружал нас всех лопатами и вёл на очередные раскопки таинственного подземного хода в парке (там сейчас стоит летний ресторан). К слову сказать, мы тогда обнаружили при раскопках остатки какой-то каменной кладки и уже подумали, что напали на разыскиваемый до наших дней подземный ход. Но после разбора дела оказалось, что эта кладка осталась от мостика через овраг, который в давние баташёвские времена был наполнен водой.
   Костя Авдонин почти каждый вечер угощал нас новыми стихами собственного производства или рассказывал что-нибудь об устройстве современных боевых кораблей. Старший брат Кости Иван служил на эскадренном миноносце «Автроил» и, бывая в отпуске, рассказывал любознательному брату, как устроены военные корабли. Эти-то сведения и пересказывал нам Костя. Я с увлечением рассказывал ребятам о похождениях д’Артаньяна и его друзей или пересказывал своими словами содержание только что прочитанной книги… И вот как-то во время нашего очередного сбора Петя Хохлов, самый старший из нас (он уже служил в Красной Армии в должности завскладом военкомата, что позволяло ему частенько уходить в город и встречаться с нами) предложил нам принять наименование нашей группы «Союз друзей». Все с энтузиазмом согласились с предложением и тут же распределили между собой обязанности. Я стал председателем, Костя – секретарём, Петя – казначеем, Саша Зудин – военруком «Союза». Саша Зудин по свойственному ему педантизму и военной сноровке предложил ввести знаки различия для членов «Союза» в виде разноцветных ленточек, которые надлежало носить на левой стороне груди. Это предложение тоже было принято, и мне определили красную, Косте зелёную, Пете жёлтую, Саше синюю, а остальным членам коричневые ленточки. Так мы предвосхитили решение Правительства о ношении орденских ленточек, по крайней мере, на 23 года. Придумали и эмблему: треугольник острием вверх со сжатыми в крепком рукопожатии руками и с буквами «С-Д» под ними.
Постановлено также было в ближайший же выходной день отметить образование «Союза» выездом, вернее выходом, на пикник за город в район Весёлого острова. На другой же день мы нацепили на свои рубахи установленные ленточки и начали деятельно готовиться к пикнику. Кто припас несколько картошин, кто горбушку хлеба, кто немного чая и соли, а кто сковородку и кружки.
   В жаркий июльский день мы собрались у меня во дворе, проверили запасы и двинулись на пикник, где и славно провели время. Закончив пир, мы искупались и посадили под тремя сросшимися соснами специально оставленную для этой цели картофелину – «Дерево дружбы». На стволе одной из сосен Костя искусно вырезал нашу эмблему и дату празднества.
   Спустя сорок один год, в 1960 году, я с сыном побывал на этом историческом месте в надежде найти и показать ему сосну с нашей эмблемой. Но, увы! Сосна была спилена под корень и на её месте сиротливо торчали полуистлевшие пни. Было грустно и обидно, тем более, что все остальные деревья на берегу пруда, где мы скрепили свой союз товарищеским пиром, стояли в целости. Только они, как и мы, участники той далёкой встречи, сильно выросли и постарели…
   Создав «Союз», мы по-прежнему стали проводить время в прогулках и различных полезных занятиях, но вскоре поняли, что нам не хватает главного, а именно – массовости и организованности. Тут уж я подал своим друзьям мысль реорганизовать наш замкнутый «Союз» в широкую организацию рабочей молодёжи с определённой программой и уставом. После долгих обсуждений мы в августе 1919 года решили создать Кружок самообразования рабочей молодёжи «К СВЕТУ», написать Программу и Устав и получить официальное разрешение военного комиссара на существование нашей организации, поскольку время было военное и без разрешения военкома никаких организаций создавать было нельзя.
   Сказано – сделано. Мне, как инициатору новой затеи, поручили написать Программу и Устав. Легко сказать: написать, а как это сделать? Я не сообразил, что проще всего было бы пойти в Уком партии и попросить там совета, и решил изобрести эти важные документы сам. Нашёл у отца «Устав Союза потребительских обществ» и, покорпев довольно долгое время, составил документ, носивший название «Программа и Устав кружка «К СВЕТУ». До сих пор жалею, что эти бумаги сгорели во время пожара в архиве Выксунской организации ВЛКСМ. Мне помнится, что документ этот был написан достаточно грамотно и понятно. Естественно, что там было немало ляпсусов с политической точки зрения, но основная цель организации – самообразование и повышение культурного уровня членов кружка – была сформулирована достаточно чётко и правильно. Моё творение, старательно переписанное Костей Авдониным, который обладал очень красивым почерком, было детально обсуждено на заседании нашей инициативной группы.
   Устав был утверждён и подписан всеми членами «Союза друзей», которые поручили мне с Костей пойти с ходатайством к военному комиссару Выксы о разрешении создания такой организации с тем, чтобы мы могли начать свою деятельность и вербовать новых членов. Помню, как-то вечером мы робко постучали в дверь квартиры военкома Николая Петровича Личнова, который жил на втором этаже дома Капустиных рядом с нашим домом. Личнов усадил нас на стулья и, попыхивая самокруткой, спросил о цели нашего прихода. Заикаясь от волнения, мы рассказали ему о нашей затее и протянули ему наши бумаги. Николай Петрович внимательно прочитал всё от начала до конца, посмотрел на нас и проговорил задумчиво:
   – Хорошее дело задумали, ребята. Верно, про молодёжь мы пока забыли. Говорят, что в Москве и Петрограде уже создан Коммунистический Союз молодёжи, но у нас в губернии что-то ещё ничего не слышно. Ну, ничего, может ваш кружок и будет началом. Действуйте смело, и рассчитывайте на нашу помощь.
   Размашистым почерком он написал на нашем заявлении «Деятельность кружка одобряю и разрешаю. Н. Личнов». Не помня себя от радости, скатились мы с лестницы и тут же бросились собирать инициативную группу: не терпелось скорее известить товарищей об успешном исходе дела. Собрались, поговорили и решили с завтрашнего же дня начать вербовку новых членов. Но как это сделать?
   Газеты в то время в Выксе ещё не было, а до расклейки объявлений мы не додумались. Решили обойти наиболее надёжных из знакомых ребят и пригласить их на собрание, где и зачитать наш Устав и предложить желающим вступить в нашу организацию. Тут же решили изготовить бланки нашего Кружка, чтобы придать окончательный официальный вид нашей организации. Костя Авдонин нарисовал клише бланка, а я направился к невесте Алексея, Вере Николаевне Фоминой, которая работала секретарём-машинисткой в исполкоме, и попросил её отпечатать нам несколько бланков. Вера приняла меня очень любезно и при мне же красивыми сине-красными буквами отпечатала на четвертушке бумаги несколько десятков бланков.
Выйдя из Исполкома, я никак не мог налюбоваться на красивый угловой штамп, на котором значилось:
Р.С.Ф.С.Р.
К Р У Ж О К САМООБРАЗОВАНИЯ
РАБОЧЕЙ МОЛОДЁЖИ
«К СВЕТУ»
« .» …………19.. года
село Выкса Нижегородской губернии

   Надо сказать, что оформлению всей этой канцелярской премудрости мне очень помог более чем двухлетний стаж работы в канцелярии Рудного отдела учеником конторщика и делопроизводителем в Собесе и Отделе народного образования. В этих организациях через мои руки прошло множество самых различных бумаг с самыми различными штампами и самого разнообразного содержания, начиная от суточных рапортичек рудников и кончая грозными предписаниями губернских организаций. Всё это было использовано как при составлении Устава, так и при разработке штампа нашей организации.
   Наметив на очередном собрании инициативной группы список ребят, которых надо пригласить на собрание, мы начали обход дворов. На наше организационное собрание пришло, кроме членов «Союза друзей», ещё человек десять. Среди них были Сима Жадин, Саша Лазарев, Ваня Харитонов, Дима Никитин, Ваня Щенов и ещё кто-то, которых я уже забыл. Все собравшиеся со вниманием выслушали наш Устав и все согласились вступить в наш Кружок!
   Вспоминая эти давние дни, я думаю, как же велика была тяга ребят того времени к политической организации, если даже инициатива таких неопытных ребят, как я и мои товарищи, получила такой горячий отклик! И мне до сих пор непонятно, почему организация РКСМ дошла до нас только через год после её возникновения в Петрограде и в Москве?
   После такого бурного роста наших рядов инициативная группа была переименована в Правление кружка, а я был избран председателем Правления. Оно быстро разработало план работы нашего кружка. Чего в нём только не было! Посещение лекций и митингов в клубе, коллективное чтение художественной литературы, беседы, экскурсии, неизбежные археологические раскопки, изучение истории Выксунских заводов, участие в работе краеведческого музея и многое другое. Ясно, что такой грандиозный план осуществить своими силами мы были не в состоянии. Поэтому, помня обещание Н.П. Личнова, мы стучались и в Наробраз, и в Единую трудовую школу, и в правление клуба. Но все были заняты своими делами и существенной помощи оказать не могли. Всё же мы всей братией побывали несколько раз в краеведческом музее, аккуратно посещали все лекции и беседы в местном клубе, покопались в оврагах парка в надежде обнаружить там таинственный подземный ход, о котором писал граф Салиас в своём романе «Владимирские Мономахи», продолжали совместные прогулки по парку и по окрестностям Выксы… Словом, варились в собственном соку, пока не произошло событие, направившее всю нашу энергию в другое, единственно правильное, русло.
   В октябре 1919 года в Выксе был организован Российский Коммунистический Союз молодёжи. Узнав об этой организации, мы решили вступить в неё полным составом нашего кружка на правах секции. Откуда мы узнали это мудрёное право, я уж не припомню, но именно так мы написали в своём заявлении. На первом же организационном собрании рабочей молодёжи Выксы в РКСМ вступили члены союза молодёжи «III-й Интернационал», члены «Кружка подростков» и мы – члены кружка самообразования рабочей молодёжи «К СВЕТУ». Вполне понятно, что наша претензия на «права секции» принята во внимание не была, и в протоколе общего собрания было записано: «Принять в ряды членов РКСМ членов кружка самообразования рабочей молодёжи «К СВЕТУ» согласно их коллективному заявлению и списку».
   Этому вступлению предшествовал неизбежный отсев неустойчивых во всех организациях. Произошло отделение незрелых или политически чуждых элементов, что пошло на пользу вновь созданной политической организации молодёжи. Период разброда, шатаний и кустарщины в молодёжном движении Выксы закончился. Начался славный период деятельности Российского Коммунистического Союза молодёжи, переименованный после смерти Ильича во Всесоюзный Ленинский Коммунистический Союз молодёжи.
   Для большинства ребят вступление в РКСМ-ВЛКСМ означало не только вступление на путь активного участия в общественно-политической жизни страны, но и коренной перелом в их личных судьбах. Прежде всего, комсомолу обязан Сима Жадин тем, что он стал крупным инженером в одном из Ленинградских проектных институтов. Комсомол вывел Бориса Шеффера на военную дорогу, на которой он дослужился до звания генерал-лейтенанта и геройски погиб на фронте Великой Отечественной войны. Комсомольцем 1919 года был Володя Мазурин, занимавший в своё время высокий пост директора Выксунского и Кулебакского заводов, и многие другие мои соратники.
   Сам я своим жизненным путём от рядового матроса до адмирала прежде всего обязан Ленинскому комсомолу, который принял меня в свои ряды в тот далёкий октябрьский вечер 1919 года.

Фёдор Буданов

blog comments powered by Disqus