Началось с котелка, а закончилось кепкой

visibility
или О том, что политика диктует моде

В музее истории ОАО «ВМЗ» работает выставка «Мода и политика».

Уникальность её в том, что она привезена из Петербургского государственного музея политической истории (ГМПИ), является  частью большого проекта серии выставок: «Мода и власть», «Мода и культура», «Мода и …»; смонтирована сотрудниками музея; даёт возможность увидеть те изменения, что произошли в моде ХХ века, и что связаны они с политическими событиями.

Почему Ленин сменил котелок на кепку…

Едва войдя в зал, замечаешь вещи, которые можно увидеть только в кино, и невольно проникаешься уважением к тому, что открывается перед тобой. Переходя от экспоната к экспонату, начинаешь понимать, до чего же тесно связаны между собой такие понятия, как мода и политика.

– А началось всё с конца ХIХ века, когда мужская часть просвещённого населения разделилась на либеральных демократов, которые стали носить котелки, и консерваторов, которые надели на головы цилиндры, – рассказывает старший научный сотрудник ГМПИ Маргарита Самойлова. – Так в головном уборе читались политические пристрастия. Кстати, вот на этой фотографии Владимир
Ульянов-Ленин на о. Капри в Италии – в котелке, что свидетельствует о его либеральных взглядах. И только в революционном 1917-м он  сменил его на демократичную кепку.

А вот платье первой женщины,  красного дипломата Александры  Коллонтай не столь «революционно». Она происходила из дворянского рода и слыла большой модницей. Даже после 1918 года, когда огромное количество вещей было реквизировано, Коллонтай имела право их носить. Известно, что после революции штаб большевиков занял особняк балерины Матильды Кшесинской. Сама хозяйка бежала в одном скромном платье, прихватив  только драгоценности. Осталось огромное количество нарядов, которыми и воспользовалась дипломат Александра  Коллонтай.

За хорошую  революционную работу – кожанка

С интересом разглядывали посетители кожаную одежду. Сохранилась так, что хоть сейчас надеть и – на митинг. В 1914 году в стране пошили много  комплектов  из кожи для авиации. Но поскольку грянула революция, то им нашли другое применение: награждали революционных активистов. Галифе, куртка, фуражка, сапоги – весь комплект  представлен в экспозиции. Человека, экипированного таким образом, уважали и побаивались. Особенным шиком на фоне лапотной братии выглядели сапоги.

В 20-е годы в моду политической номенклатуры вошёл френч. Он очень понравился нашим руководителям, его носили как пиджак, т.е. надевали под него рубашку и галстук.

О галошах надо сказать отдельно. В 20-30-е годы они были  предметом вожделенных мечтаний. Ими награждали передовиков, их выдавали по особым маркам. Да и удобны были: носили их круглый год.

Самый модный политик – Леонид Брежнев

После Иосифа Сталина, носившего белый френч, идеально сидящий на его фигуре и оттеняющий смуглость лица, Леонид Брежнев считался модным политиком. Это признавали даже женщины.

Министр культуры Екатерина Фурцева слыла потрясающе элегантной женщиной, и её тёмно-синее платье, отделанное серебристыми нитями, притягивает взоры посетителей выставки.

Одежда – зеркало эпохи

Подбирая сегодня платье или костюм, мы тоже пишем историю своего времени. Понимаешь это после посещения выставки «Мода и политика». Через фотографии, плакаты, листовки, письма, предметы одежды экспозиция создаёт целостный образ того, что именно политика диктует моде свои законы. В ней нет лишних экспонатов, каждый передаёт суть и пафос определённого временного отрезка. Но на вопрос, почему сегодня россиянина не отличишь от европейца по одежде и хорошо это или плохо, каждый отвечает себе сам.

Елена Липатова. Фото Ксении Абдулхаковой

blog comments powered by Disqus