НАСЛЕДИЕ РОДОНАЧАЛЬНИКА СТИЛЯ Hi-Tech: сохраним что имеем

account_circle
visibility
Владимир Путин, премьер-министр: «Его технические идеи принесли русской инженерной школе мировое признание и по сей день остаются актуальными». Вагит Алекперов, президент нефтяной компании «Лукойл»: «Первый нефтепровод, насосы для перекачки нефти,...


НАСЛЕДИЕ РОДОНАЧАЛЬНИКА СТИЛЯ Hi-Tech: сохраним  что имеемВладимир Путин, премьер-министр: «Его технические идеи принесли русской инженерной школе мировое признание и по сей день остаются актуальными». Вагит Алекперов, президент нефтяной компании «Лукойл»: «Первый нефтепровод, насосы для перекачки нефти, первый трубопровод для транспортировки керосина и резервуары для хранения нефтепродуктов, первые наливные баржи, переработка нефти и создание крекинга – всё это он. Мы, по сути, разрабатываем его инженерные идеи, когда сегодня наращиваем добычу, прокладываем трубопроводы, строим танкерный флот, повышаем глубину переработки нефти». Всё это – о выдающемся русском архитекторе-конструктивисте конца XIX – начала XX веков Владимире Шухове, гениальном инженере и учёном, академике. В XXI веке в связи с широким внедрением в мировую практику строительства несущих конструкций в виде сетчатых оболочек (перекрытие двора Британского музея, небоскрёбы в Лондоне и Арабских Эмиратах, олимпийский стадион в Пекине, 610-метровая сетчатая шуховская башня в Гуанчжоу и т.д.), впервые использованных и запатентованных Владимиром Шуховым в 1896 году, его наследие вызывает растущий интерес со стороны зарубежных исследователей и специалистов.

Эффект плетёного горшка
Говорят, идея использования сетчатых конструкций у Шухова родилась благодаря казусу, аналогичному тому, который позволил Ньютону открыть закон всемирного тяготения. В роли яблока послужило обычное цветочное кашпо, сплетённое из прутьев. Его прочность оказалась достаточной, чтобы выдержать вес взрослого человека, вставшего на него одной ногой. Это и стало причиной экспериментов с конструкциями, аналогичными по своему устройству тому самому «плетёному горшку».
   Уже при жизни Шухова называли русским Эдисоном и первым инженером России. Впервые он продемонстрировал свои уникальные разработки в 1896 году на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде: башню-гиперболоид с конструкцией из металлической сетки с ромбовидными ячейками, а также выставочные павильоны с висячими покрытиями и цилиндрическими сетчатыми сводами. Башня имела на выставке самый большой коммерческий успех: её было удобнее и дешевле строить, чем обычные водонапорные башни, и она не уступала им по прочности. Шухов получил множество заказов на строительство фабричных цехов, крытых железнодорожных перронов и водонапорных башен, и первые поступили из Выксы, куда инженер был приглашён сразу после выставки.
   Здесь он построил башню высотой 32 м и два цеха, в частности листопрокатный, где впервые в мире применил прямоугольное покрытие двоякой кривизны из сетчатых металлоконструкций. Внутренний объём здания был залит светом, так как стены на всю ширину были застеклены. Выксунская «водонапорка», после которой Шухов построил подобные в более чем 30 городах России, стала прообразом знаменитой телебашни на Шаболовке, построенной им в 1920-х годах.

Как решит Совет

Совсем недавно в Выксе состоя-лась международная научно-практическая конференция по сохранению и использованию сооружений Владимира Шухова, расположенных на территории Выксунского металлургического завода. Мероприятие проводилось в рамках социально-культурного проекта «Шуховское наследие». Его цель – реставрация и сохранение памятников истории и культуры федерального значения: листопрокатный цех Нижнего завода и водонапорная башня.
   Участники конференции, они же – члены экспертного совета, ведущие российские и зарубежные архитекторы, инженеры, работники культуры, специализирующиеся в вопросах сохранения архитектурного наследия Владимира Шухова, – обсудили возможности сохранения сооружений на исторической территории, определили перечень мероприятий, необходимых для реставрации объектов, варианты применения памятников.
   Назовём лишь нескольких. Райнер Грефе, профессор института теории архитектуры и строительной истории при университете города Инсбрука (Австрия); Владимир Шухов, директор фонда «Шуховская башня»; Татьяна Виноградова, профессор кафедры «ЮНЕСКО» Нижегородского государственного архитектурно-строительного университета; Анжелика Панина, директор усадебно-промышленного комплекса Бата-шёвых-Шепелевых.
  
Анжелика Панина:

– У ОМК и ВМЗ есть намерение сохранить памятники и сделать их доступными для жителей и гостей города. Понимая, что проект будет длительным и сложным технически, мы пригласили специалистов, чтобы путём консультаций определить дальнейшую судьбу памятников, наметить программу реставрации исторических объектов федерального значения.

Два или три? О самих объектах

Первый, водонапорная башня, представляет собой решётчатую опору – гиперболоид, на которой должен быть расположен массивный резервуар, окружённый обходной галереей. Опора состоит из 50 стержней, соединённых на клёпке. По горизонтали стержни связаны двадцатью кольцами. Стержни башни – металлические уголки, опорное кольцо – железобетон. Высота сооружения 40 метров. Внутри её от основания до площадки резервуара для воды, который в настоящее время утерян, – винтовая лестница. По плану реконструкции заводской территории в 70-х годах прошлого века предполагался снос объекта. Однако водонапорную башню удалось сохранить до настоящего времени на её историческом месте.
   Второй, листопрокатный цех, был возведён вплотную к северному фасаду существующих цехов. Прямоугольный цех перекрыт пятью сводами-оболочками без внутренних промежуточных опор. Вся нагрузка от сводов-оболочек двоякой кривизны передаётся на трёхшарнирные арки-рамы. Сводчатое покрытие – из металлических прокатных элементов. Опустим далее технические подробности, лишь заметив, что для того времени, когда цех был построен, его промышленное здание считалось качественно новым: высоким, светлым, необычайно просторным. Фасады представляли собой витражи во всю высоту, от цоколя до покрытия кровли.
  
Вполне объяснимы слова профессора Татьяны Виноградовой:
– Когда в 90-е годы прошлого века шуховские объекты на ВМЗ увидел руководитель института теории и истории архитектуры профессор Райнер Грефе, он упал на колени и от восторга воздел руки к небу. Ещё в 1972 году в Мюнхене при строительстве нового стадиона архитекторы применили висячие покрытия в форме пространственной несущей конструкции и решили, что они совершили революцию в инженерно-технической сфере. И очень удивились, узнав, что подобные сооружения более полувека назад уже были построены Шуховым в России. Сейчас многие специалисты считают его башни более значительными, чем Эйфелеву.
   Похвально, что руководство ВМЗ в целях реставрации местных объектов Шухова разрабатывает международный проект «Шуховское наследие» (руководитель – Райнер Греффе), и расчищенные от мусора территории бывших цехов, которые нам пришлось увидеть, тому явное подтверждение. Начата работа по включению шуховских объектов в реестр культурного наследия ЮНЕСКО.
   Кстати, есть мнение, что в Выксе не два, а три объекта наследия Шухова. Так, по крайней мере, считает профессор Райнер Грефе. На территории «чугунолитейки» расположен пролёт для сушки песка. Несколько лет назад здание было обследовано представителями РАН. Вывод – не исключено, что и здесь Шухов «приложил свою руку». Однако здание не внесено в реестр федеральных памятников культуры, более того, оно – в рабочем состоянии. Посему руководство завода сочло возможным вплотную заняться им несколько позже, обратив сегодня особое внимание на два первых объекта. Они однозначно требуют участия.

Шаг за шагом
Первые практические шаги по сохранению памятников были сделаны ещё в 2009 году, когда по заказу ВМЗ Нижегородский государст-венный строительный университет провёл инженерное обследование объектов. Следующими станут разработка необходимой проектной документации по усилению конструкций и приспособлению их под современное использование.

Профессор Райнер Грефе:

– Мы с большим уважением и благодарностью относимся к тому, что ОМК и ВМЗ делают для сохранения культурного наследия Владимира Шухова. Памятники в Выксе входят в число лучших образцов металлических конструкций, существующих в архитектуре на сегодняшний день, они интересны Европе как гений инженерной мысли. Мы надеемся, что все задуманное будет реализовано, и всеми силами со своей стороны будем содействовать этому. «Фанаты» Шухова, среди которых есть учёные и специалисты самого высокого уровня, хотят, чтобы выксунские объекты были восстановлены так же, как и башня близ Дзержинска («ВР» уже писал об этом: ранее близ Дзержинска стояли две «шуховские» опоры электропередачи. Одну из них демонтировали, вторую, после вмешательства РАО ЕЭС, удалось отстоять). Мы готовы оказать помощь в планировании, санации и реставрации. Подобная работа сейчас идёт в Санкт-Петербурге, в Эрмитаже. Конечно, здесь необходимы дополнительные исследования к уже проведённым, но должно быть сделано всё, чтобы и башня, и цех (он в весьма посредственном состоянии) жили. Проект сохранения амбициозен, престижен, он претендует на международное признание. И, когда цех будет приведён в порядок, мы устроим в нём праздник!
   Члены экспертной комиссии подтвердили, что существует возможность перемещения водонапорной башни на границу производственной площадки ВМЗ с целью снизить риск техногенного воздействия производственной инфраструктуры и сделать её доступной для внешнего обзора. Кроме того, они поддержали идею компании о восстановлении здания листопрокатного цеха Нижне-Выксунского завода, его дальнейшей эксплуатации в качестве многофункциональной площадки по проведению различных мероприятий – от выставок до спортивных состязаний.
   При реализации проекта сохранения объектов Шуховского наследия эксперты рекомендовали неукоснительно соблюдать международные требования с тем, чтобы в перспективе можно было включить эти объекты в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Проведём параллель
Выше упоминалось, что в состав экспертного совета входит Владимир Шухов, директор фонда «Шуховская башня», тёзка и правнук знаменитого инженера. В 2003 году инициативная группа Фонда добилась принятия постановления Государственной Думы РФ, в котором, в частности, говорится: «Особенно важным представляется сохранение инженерных сооружений, построенных по проектам Владимира Шухова в Москве и других городах России, и принятие для этого необходимых мер».
   Фонд «Шуховская башня» на протяжении всех лет своего существования выступает за комплексную реконструкцию территории, прилегающей к башне на Шаболовке. Европейский опыт реставрации уникальных архитектурных сооружений диктует необходимость создания на прилегающей территории адекватной окружающей инфраструктуры, правильной визуальной эстетической подачи объекта и привлечения серьёзных инвестиций. Такой подход к реконструкции территории, прилегающей к Шуховской башне, поддержан известным европейским историком архитектуры доктором Райнером Грефе и многими отечественными специалистами. Фонд продвигает идею создания у подножия башни на Шаболовке Шуховского центра, включающего музей Владимира Шухова, комплекс общественных зданий и бизнес-центр.
   Исходят из того, что Шуховская башня – федеральная собственность, поэтому разумно федеральное финансирование реставрации башни и частичное участие государства в финансировании реконструкции прилегающей территории или предоставление государственных гарантий и льгот для привлечения крупных инвесторов.
   Нечто подобное предстоит выполнить и металлургам. По словам Анжелики Паниной, проект обещает быть долгосрочным и довольно затратным, однако овчинка выделки стоит.

Есть ли у «шуховского» перспективы?

Сегодня мы говорим о шуховских сооружениях, в основном, как о раритетах. Неужели у них нет другого «массового» будущего, кроме как выполнения функционала памятников либо некоего эксклюзива в архитектуре?
   В своё время сетчатые оболочки как нельзя кстати пришлись для манифестации новых подходов в формообразовании. С одной стороны, их вид крайне «технотронен», что позволяет без ущерба для общей композиционной идеи вживлять их в самые экстремальные Hi-Tech-постройки. С другой – с помощью сетчатых оболочек можно создать максимально биоморфный объём. Это отвечает ещё одному крайне модному в последние годы веянию в архитектуре – стремлению создать «экологические» по формо-образованию постройки.
   Несмотря на внешнюю ажурность и лёгкость сетчатых оболочек, их изготовление до сих пор остаётся крайне дорогостоящим и трудоёмким делом. Именно сложность технологии строительства сдерживает более широкое применение этих конструкций. Главная проблема любых сетчатых оболочек – узлы соединения перекрещивающихся стержней. В самом элементарном варианте, когда собирается оболочка небольших размеров, эти стержни попросту свариваются между собой газовой или электросваркой. Но при увеличении габаритов и, прежде всего, пролётов оболочек, сечение несущих элементов становится больше. В результате возникает необходимость разработки специальных узлов соединения. Как правило, изготовление этих узлов требует заводской точности, что, естественно, значительно удорожает их производство.
   В момент сборки оболочки также необходима филигранная точность монтажа, не всегда доступная, особенно в России. Сейчас учёными ведутся работы по снижению себестоимости возведения сетчатых оболочек. И кто знает, может быть через 10-20 лет эти конструкции станут настолько привычными и дешёвыми, что из них будут собирать крытые овощные рынки и автостоянки в новостройках!
 

blog comments powered by Disqus