РОЖДЁННЫЙ ТАЛАНТЛИВЫМ

visibility
Педагог, музыкант, человек О нём говорили как о талантливом человеке, соединяя в этом понятии яркость личности, дар педагога, исключительную музыкальность и блестящее исполнительское фортепианное мастерство. Речь идёт о Владимире Романовиче...

Педагог, музыкант, человек
О нём говорили как о талантливом человеке, соединяя в этом понятии яркость личности, дар педагога, исключительную музыкальность и блестящее исполнительское фортепианное мастерство. Речь идёт о Владимире Романовиче Войтюке. С его именем связана жизнь целого культурного пласта в истории городской детской музыкальной  школы. А сам музыкант стал таким благодаря семье и своим великим учителям.

За обедом собиралось…
16 человек

В Выксе эту семью помнят как самую хлебосольную. Хозяйством в доме заправляла бабушка, Елена Георгиевна. Она всегда готовила обеды с запасом, как говорила – «на приходящих». Приходящими были друзья, соседи, коллеги Марии Матвеевны, одноклассники детей и знакомые одноклассников. Случалось, что за столом собиралось до 16 человек! Но и это ещё не всё. Корзинку с провизией бабушка обязательно относила в храм. В семье жили по принципу: не брать, а раздавать. Это касалось не только материальной стороны, но и духовной. В доме жили ещё брат и сестра бабушки. Именно эта семья приютила обнищавшую княгиню Звенигородскую (Впоследствии княгиня положила начало лингвистическому образованию Людмилы, сестры Володи Войтюка).  В семье место было всем, сердечного участия хватало каждому. В атмосфере любви, добра, взаимоуважения росли дети Володя и две Людмилы.

Музыканты
Первым учителем Вовы стал блестящий пианист, вывезенный из блокадного Ленинграда, Феодосий Ленковский. Мария Матвеевна попросила его обучить музыке старшую дочь, Людмилу. И пока пианист разучивал с Людой музыкальные пьесы, брат сидел под роялем и слушал. Занятие заканчивалось, пятилетний малыш вылезал из своего укрытия и повторял всё то, что слышал. Застав мальчика однажды за роялем, Феодосий Людвигович немедленно сообщил маме, что Вову надо обязательно учить, и его путь – путь музыканта.
   Так начались уроки серьёзной классической музыки, ибо пианист считал, что всегда надо начинать с классики. Первым серьёзным произведением маленького Володи была пьеса Бетховена «К Элизе».
   Получив от Феодосия Людвиговича блестящие знания, пройдя у него школу исполнительского мастерства, Владимир с лёгкостью поступил в Московское музыкальное училище, а позднее – музыкально-педагогический институт им. Гнесиных.
   По характеру открытый, общительный и щедрый, он быстро сходился с людьми и к нему тянулись такие же, как он. Кто-то потом даже удивлялся, как Владимир Романович, встретившись с давним знакомым или приятелем, начинал разговаривать с ним на той волне, будто расстались только вчера. Такое бывает только с близкими по духу людьми. Владимир Романович имел много таких друзей. Ценил дружбу с блестящим скрипачом Валерием Климовым, композитором Сергеем Агабабовым. Интересные отношения были с земляком, солистом Большого театра Валерием Ярославцевым. Когда Владимиру случалось аккомпанировать тому в концертах, великий бас доверительно говорил: «Я с тобой пою как вольная птица». Таков был талант Войтюка как тончайшего концертмейс-тера, умеющего улавливать, а иногда даже и предугадывать малейшие изменения в голосе вокалиста или в игре ведущего музыканта. Обладая абсолютным музыкальным слухом мог сыграть в любой тональности, подстраиваясь под певца или музыканта. Однажды он аккомпанировал на конкурсе трубачу, но мальчик забыл принести ноты, и Владимир Романович аккомпанировал ему по памяти. Потом в жюри удивлялись: «Что за уникальный у вас концертмейстер!».

Ученики
РОЖДЁННЫЙ ТАЛАНТЛИВЫМК ученикам своим, да и к детям, он относился с особой трепетностью, как к самому хрупкому и нежному материалу. На прослушиваниях и экзаменах был внимателен к каждому, а замечания и пометки делал с присущей ему деликатностью.
   Среди его воспитанников Александр Маркин (ныне покойный), доцент Московского института культуры и яркий вдумчивый пианист. Многообещающим было начало жизни другого одарённого пианиста и композитора (тоже рано ушедшего из жизни), его ученика – Александра Пестрецова. Преданность детям и ученикам распространялась далеко за стены школы. Он сам возил ребят в Москву и Нижний на конкурсы и на прослушивание в музыкальные училища. Знал семьи своих учеников и непременно интересовался, как здоровье бабушки, чем занята мама и собирается ли учиться музыке младший брат или сестра.
   Он никогда и ничего не забывал из жизни своих воспитанников. Блестящий пианист, он радовался успехам других, не завидуя никому. Его любили все, кто с ним общался. Познакомившись однажды с Романычем, как его называли в городе, человек проникался огромной симпатией и становился его другом.
   Обладая высокой внутренней культурой (много и вдумчиво читал, знал историю музыки и жизнь композиторов разных эпох, ценил прекрасное в живописи, литературе, фотографии), он мог находить общие темы для разговора с человеком любой профессии и любых взглядов. Никогда не делил людей на плохих и хороших, считая, что в каждом есть непременно и хорошее и доброе. Неиссякаемое чувство юмора, душевность, интеллект в сочетании с собственной скромностью притягивали к нему людей всех возрастов.
   Характерная деталь. Когда в город приезжали его друзья, то им достаточно было спросить первого встречного: «Скажите, а где живёт Владимир Войтюк?», как в ответ прохожий широко улыбался и говорил: «Романыч? А пройдите вот по этой улице…» и обязательно добавлял, какой это замечательный человек. Это ли не всенародное признание?
   Есть знак судьбы в том, что родился Владимир Романович 1 сентября. Так всю жизнь и выполнял предначертанное свыше: был отличным педагогом, посвятившим себя детям и музыке.


P.S. Благодарю за помощь в написании статьи бывшую ученицу Владимира Романовича, а ныне педагога Дружбинской музыкальной школы Александру Трушину и за-вуча Выксунской детской музыкальной школы Изабеллу Войтюк.

blog comments powered by Disqus