Судьба страны – людские судьбы

visibility
Никто и никогда не расскажет, что ведёт человека по жизни. Рок? Судьба? Карма? Но в своём фатуме мы не одиноки. В той или иной мере вне зависимости от времени и...

Никто и никогда не расскажет, что ведёт человека по жизни. Рок? Судьба? Карма? Но в своём фатуме мы не одиноки. В той или иной мере вне зависимости от времени и места мы повторяем судьбы друг друга. Любим, надеемся, верим и мечтаем. Какой бы не шёл год, людские сердца останутся живыми, тёплыми, беспокойными. Одна судьба сплетена со многими, и все вместе они – история той страны, в которой сложились.

Виктор Клочков родился в посёлке Вознесенское, но его детство прошло на Димаре. Отец – Алексей Клочков – будучи человеком грамотным и твёрдо стоящим на ногах (он работал управляющим банка), вовсе не собирался по собственному почину везти семью в деревню, где тогда и домов-то было чуть менее десятка. Но «удружил»-таки один из особо переживающих за дело товарищей. Сам придумал кляузу, сам написал, сам отослал куда следовало. Клевета, конечно, но отправился Алексей на Димару пересаживаться в кресло бухгалтера в конторе леспромхоза. К слову сказать, через несколько лет и доносчика пересадили на должность помельче, однако характера его это не изменило.
   Так в возрасте пяти лет Виктор Алексеевич и попал в наш район, который полюбил как свою малую родину. Да и сразу по приезде радость случилась – балалайку отец подарил. Пусть у ребёнка тяга к музыке крепнет.
   Время шло. Пора настала Вите за учёбу браться, а школы-то нет. Таких же мальчишек, готовых грызть гранит науки, по деревне набралось четверо. Алексей Клочков упросил сослуживца – уже пожилого, но основательного мужчину – заняться обучением ребятишек. Год учились ребята на дому, а потом и школу открыли на Димаре.
   Родители обустроились на новом месте, обжились, а Виктор другого дома и не помнил. По-прежнему самостоятельно постигал сложности игры на народном инструменте, завёл множество друзей, учился прилежно. И уже собирался пойти в пятый класс, как началась война.
   В июле отца забрали на фронт. Определили писарем в штаб батальона, что стоял под Москвой. Сын его – Виктор – остался в семье единственным мужчиной. Помогал как мог матери, присматривал за младшей сестрёнкой. Со взрослыми заготавливал дрова для завода. В 14 лет взяли его в лес-промхозовскую контору учеником счетовода.
   А в это время немцы шли на Москву. Отступать некуда. Батальон, в котором воевал Алексей Клочков, был разбит, солдаты в панике бежали. Весь штаб – под трибунал. Алексея отправили в лагеря на 10 лет.
   Виктор в очередной раз собирался до Полдеревки за положенным им с матерью пособием (за отстутсвием главного кормильца). В этот раз не выдали. «Нет для вас!» Почему? Тишина.
   Это потом уже до Димары слухи да толки дойдут о том, что Алексея Клочкова осудили.
   Хорошо, что в семье корова была. Иногда и молочко свеженькое было. Но разве скотина одна троих вытянет? И резать без толку жалко. Выживали как могли. Когда в лесу дрова заготавливали, отдельно складывали сучья – для золы. «На этой золе просо хорошо росло, – вспоминает Виктор Алексеевич. – Сеяли его на делянке, где всё, что можно, уже вырублено было. Просяной кашей и спасались. Картошка, конечно, тоже была, но мало. Так прожили войну. Я работал в конторе».
   В 18 лет получил Виктор сталинскую медаль за добросовестный труд в войну. Однако в армию юношу не взяли, хотя тому и хотелось, и здоровье позволяло. Два раза возвращали домой с распределительного пункта в Дзержинске. Не нужны Отечеству защитники, чьи отцы в лагерях. Правда, недолго тужил Виктор – любовь встала на первый план. Встретил он свою Варвару Васильевну.
   Варвара была невестой видной, работящей. Окончила фельдшерскую школу, как и отец. Удивительным человеком был её батюшка. Старой закалки. Интеллигент до кончиков ногтей. Служил ещё в царской армии, там и врачебную практику прошёл. А после: что белые, что красные к власти приходили – все люди, плоть-то одна. В 30-х стал заведующим Дальнепесоченской больницей – уговорили. Больше таких специалистов в округе не было. Не ошиблись. Всё своё время отец Варвары проводил в больнице, дома его практически не видели. Старался помочь каждому, творил чудеса. Вот и «сгорел» на работе.
   Варвара Васильевна после его смерти недолго в этой больнице проработала. Перевели её на Димару в 43-м. Кстати, Варвара, как и Виктор, была «вознесенская» – отец оттуда в Песочное переехал.
   Зажили молодые своим домом. Виктор Алексеевич помимо работы занимался самодеятельностью в деревенском клубе. Участвовал в концертах, спектаклях и мечтал попасть в коллектив, где бы песня стала профессией.
   В 70-х люди с посёлков начали уходить. Работа там была в основном с леспромхозом связана. Завод же к этому времени в дровах нуждаться перестал.
   Клочковы переехали в Выксу. Виктор Алексеевич трудился технологом лесозаготовок, Варвара Васильевна работала в оргметод-отделе ЦРБ. Десять лет всё шло стабильно, спокойно да гладко. Только в один из дней Виктора сбили пьяные мотоциклисты. Нога так до конца и не зажила. Дали инвалидность, с работы пришлось уйти – не выдерживал физически. Но не вечно же дома сидеть.
   В 89-м Виктор начал работать «в охране». 10 лет ещё там протрудился. А дальше – заслуженный отдых. Вернее, смена деятельности. Виктор Алексеевич наконец обрёл то, к чему стремился. Вступил сначала в хор ветеранов, а потом и инвалидов. К созданию полноценного отделения ВОИ он руку приложил, как и многие другие сознательные выксунцы. Вместе со своим другом Николаем Затолокиным исходил весь м-он Гоголя, выявляя тех, кто нуждался в помощи и поддержке. Участвовали в организации продажи продуктов по сниженным ценам, договаривались с предприятиями и магазинами. Помогли связи в леспромхозе – в деревнях не везде газ есть. Полезная, а потому приятная работа.
   Без дела Виктор Алексеевич никогда не сидел. Общительный и отзывчивый, он всегда собирает вокруг себя таких же активных и неравнодушных, в том числе и к музыке, людей.
   Виктор Клочков и сейчас с удовольствием исполняет романсы под гитару. Звучно, осмысленно, вкладывая чувства в каждую ноту, протянутую гласную. Ведь хорошая песня – это маленькая жизнь. Смех и слёзы, печаль и радость – он знает, о чём поёт. У Виктора Алексеевича всё было, сложилось, жалеть не о чем и есть время для чего-то нового. А вспоминать тех, с кем свела судьба, тех, кто ушёл, нужно. Память – это та же история.

Ксения Абдулхакова. Фото автора.

blog comments powered by Disqus