ТРИ ВЕЧЕРА, ОТДАННЫЕ ДЖАЗУ

visibility
Из Америки – с любовью В американском штате Кентукки, в университете города Луисвилль, в школе музыки успешно действует международная программа по обучению мастерству игры на разных инструментах студентов всего мира...

Из Америки – с любовью

В американском штате Кентукки, в университете города Луисвилль, в школе музыки успешно действует международная программа по обучению мастерству игры на разных инструментах студентов всего мира (программа для джазового отделения названа в честь её основателя, Джейми Аберсольда – весомой фигуры в джазовом мире). Наш земляк Самир Камбаров был приглашён туда, уже имея за плечами Выксунскую музыкальную школу, Нижегородское училище, джазовое отделение Ростовской консерватории. Ему осталось учиться всего полгода, чтобы получить степень магистра джазовой музыки.

Приехав на родину, Самир сразу же, с места в карьер, ринулся на встречу с юными музыкантами. Он дал четырёхчасовой (а рассчитывал всего на час-полтора!) мастер-класс студентам Нижегородского училища, которые восприняли его с присущей им восторженностью и интересом. Выксе же посвятил три вечера, на которых успел рассказать о себе и о времени обучения на Западе, продемонстрировал высочайшее мастерство игры на саксофоне; представил историю джаза так, как не найдёшь ни в одной книге; дал мастер-класс по импровизации для юных музыкантов и преподавателей.

Три вечера, проведённые в музыкальной школе, стали для одних часами знакомства с незаурядной личностью, для других – знакомством с популярным жанром, для третьих – ориентиром, куда идти дальше.

Сегодня – наш рассказ о Самире Камбарове – музыканте, человеке, педагоге.

Джаз – больше, чем ноты и аккорды
На предложение из зала продлить фразу «джаз для меня…» Самир ответил: «… больше, чем ноты и аккорды».

– Нельзя зацикливаться на гаммах, нотах. Я не всегда следую схеме, пытаюсь расширить привычные границы и стандарты. Играю так, как душа отзывается. Главная задача для меня – исполнять произведение, импровизируя. В джазе нет такого понятия, как неправильные ноты. Солист играет тему, второй подхватывает её, импровизируя, другие музыканты тоже обогащают мелодию своими нюансами и красками. Джаз – это искусство игры группы людей. Перед выступлением мы никогда не договаривались о том, как будем играть. В университете наш состав был лучшим. Из старого состава ансамбля нас осталось двое, остальные выпустились в этом году. В следующем семестре нас дополнят новыми участниками из числа поступивших студентов. Сегодня, когда я играю для вас, мне не хватает поддержки тех, с кем я обычно выступал.

– Что является определяющим в американской джазовой школе?
– Играть, играть и играть! Когда приезжают известные исполнители, надо обязательно попроситься выйти на сцену и сыграть, чтобы получить ответы на свои вопросы. И это надо делать всегда! Общался со многими известными людьми и даже подумать не мог, что буду играть с ними, слушать советы. Брал уроки у пианиста, блестящего импровизатора! Он начинал тему, я развивал, затем тему вёл я, а он поддерживал. Человек огромного таланта, необычайно открытый, как и все американцы. В университете между преподавателями и студентами нет барьеров, мы на равных, и когда играем, то находимся не друг против друга, а рядом. Однако панибратство исключено. У студента есть возможность создать свой предмет со своим названием, тематикой и т.д.

Импровизация как стиль жизни
– Каждый музыкант испытывает волнение перед выступлением. И я тоже. Но перед выходом провожу некую черту и забываю всё, что знаю. Играю музыку, которая внутри меня, ощущая себя инструментом, через который эта музыка льётся. Композитор – это человек, который сидит в уединении за инструментом, в тиши, записывает на ноты те мелодии, что приходят к нему. Я так же делаю. Сочиняю музыку, когда выхожу играть. Это сочинительство в реальном времени.

– С какими трудностями ты столкнулся в Америке, в университете?

– Было много технических трудностей, языковых. Например, лекции читают на английском и никто тебе переводить их не будет. А эмоциональные сложности заключались в том, что все мои родные – далеко, и к ним не поедешь, как из Ростова, на поезде. И большое спасибо моей жене, которая поддерживала меня, создавала домашний уют. Мы друг другу помогали. И это главное: у неё есть я, а у меня – она. И теперь ещё у нас есть сын.

– Как видишь себя в ближайшем будущем?

– Мне осталось учиться полгода. Но кроме магистратуры, есть ещё докторантура, которая стоит других денег. Сейчас мою учёбу оплачивает университет. Конечно, я хотел бы передать знания, полученные во время обучения, другим, открыть эстрадно-джазовое отделение, например, и преподавать.

Вопрос из зала:
– Самир, сыграй импровизацию «я вернулся домой»…
Самир, подумав несколько минут, заиграл. Сначала мелодия была немного грустная, затем темп убыстрился, тема стала жизнерадостнее.

– Мне всё-таки трудно было улетать, расставаться с друзьями. Я грустил. Но по мере приближения к дому становилось радостнее от ожидания встречи с родными. И потому – мажор – «я вернулся домой!»

– Три вечера в школе. Каковы впечатления от детей, от зрителей? Ожидания твои оправдались?
– Да, и с лихвой! Мне было очень приятно, что музыку, сыгранную мной, которая, кстати, была сложной для восприятия, слушатели усвоили в полной мере и с интересом. Зал работал потрясающе, и успех этих вечеров является заслугой слушателей. Дети были открыты для нового, впрочем, так же как и взрослые.

А теперь – блиц-вопросы

– Самый счастливый день в жизни?
– День рождения моего сына.

– О чём жалеешь?
– Ни о чём.

– Что хотел бы вернуть из прошлых лет?
– Стройную фигуру )))

– Цель, которая греет душу?
– Провести международный джазовый фестиваль в Выксе.

blog comments powered by Disqus