ВЫКСУНСКИЙ МУЗЕЙ. ИСТОРИЯ, О КОТОРОЙ НЕЛЬЗЯ ЗАБЫВАТЬ

visibility
В администрации района 10 марта прошло заседание «за круглым столом», посвящённое новым экспозициям обновляемого музея ОАО «ВМЗ». Зал воинской славы «Великой Победе посвящается» стал предметом обсуждения краеведов, ветеранов, журналистов. О...

В администрации района 10 марта прошло заседание «за круглым столом», посвящённое новым экспозициям обновляемого музея ОАО «ВМЗ». Зал воинской славы «Великой Победе посвящается» стал предметом обсуждения краеведов, ветеранов, журналистов. О концепции зала рассказали его авторы. Разговор получил жёстким, заинтересованным, конструктивным.

Анжелика Панина, директор усадебно-промышленного комплекса:
– Музей истории ОАО «ВМЗ» после реконструкции продолжит выполнять функции городского краеведческого музея, но при формировании экспозиции будут использованы более современные методы, которые сейчас применяются в музейном проектировании при построении экспозиции.
   Мы часто слышим вопросы и мнения о том, стоило ли вообще затевать такую грандиозную и серьёзную реконструкцию Дома Баташёвых. Дому 240 лет. Состояние его крайне тяжёлое, и когда ОМК и металлургический завод начинали этот проект в 2006 году, конечно, не предполагали даже, что всё настолько сложно. Слайды иллюстрируют процесс инъектирования, когда стены укреплялись, ибо здание претерпело многие пристройки и перестройки за время своего существования. Строительные объёмы не были связаны между собой и реально ситуация была такова, что западный и восточный флигели начали бы разрушаться под собственным весом, поскольку были повреждены все несущие конструкции. Хочу особо подчеркнуть, что фотографии хода реставрации будут находиться в залах музея, таким образом здание само станет музейным экспонатом.
  
ВЫКСУНСКИЙ МУЗЕЙ. ИСТОРИЯ, О КОТОРОЙ НЕЛЬЗЯ ЗАБЫВАТЬВ Доме Баташёвых запланировано несколько экспозиционных зон и одна из них носит название – «Великой Победе посвящается». Это зал площадью более 100 квадратных метров с соответствующим сервисом. Кстати, логистика всего музея составлена так, что мы сможем открывать готовые залы, при этом в других продолжать восстановительные работы.
   Прежде чем перейти к концепции, покажу фотографии зала Великой Отечественной войны, каким он был в 2006 году. И хочу вас всех успокоить, что все экспонаты сохранены и даже, благодаря усилиям главного хранителя музея Елены Столяровой, приумножены. Во время реставрации фонды пополнились новыми 500 экспонатами, найденными в ходе поисковой работы, а также целевые пополнения самого музея.
   А теперь о том, каким мы видим этот зал сегодня, в 2011 году. Для того чтобы применить современные методы в построении экспозиции, мы обратились за помощью к специалистам. Сегодня здесь присутствуют авторы концепции зала. Это – Олег Игоревич Казаринов, редактор журнала «Nota Bene» и ответственный секретарь Нижегородского союза реставраторов, автор книг по истории Великой Отечественной и не только, и Владимир Борисович Муляр, руководитель студии стендового моделирования «Мир в миниатюре».

Олег Казаринов:
– Я признателен, что меня пригласили сегодня в Выксу. Моё знакомство с городом началось 21 год назад, когда мы начинали обследование Иверского монастыря. Объездили и Досчатое, и Проволочное, с тех пор являюсь постоянным участником ваших краеведческих проектов. Последние три года занимаемся популяризацией военно-исторического наследия, тесно взаимодействуем с патриотическими клубами, студией стендового моделирования «Мир в миниатюре». Работаем много с детьми. В прошлом году, в год 65-летия Победы, провели около 19 фестивалей, выставок, конкурсов патриотической тематики.
   Когда встал вопрос о том, каким быть залу воинской славы выксунского музея, посоветовавшись со специалистами, пришли к следующему выводу. Если делать по старинке, как это было в 70-е годы, то у современной молодёжи мы не получим ответного эмоционального отклика. И чтоб не прервалась связь между поколениями дедов и внуков (я сам внук участника войны), основной акцент в своей концепции мы постарались сделать на эмоциональном донесении информации о том, что происходило на фронтах.
   Современная молодёжь живёт в другом информационном пространстве ­ – среди компьютерных игр, мобильных телефонов, фильмов и т. д. И для того чтобы заинтересовать их, надо показать те чувства, которые испытывал человек на войне. Только тогда подросток может заинтересоваться историей войны.

Владимир Муляр:
– Есть желание показать войну глазами солдата. Не с позиции маршала или полковника. Война – это тяжёлая работа.

Олег Казаринов:
– Я понимаю некоторый скепсис и сомнения людей при первом знакомстве с концепцией. Но это происходит оттого, что мало кому из вас приходилось сталкиваться с подобной подачей материала. Надо смотреть вперёд, ведь экспозиция рассчитана на молодого зрителя, на будущее поколение.

Анжелика Панина: ­
– Мы хотели бы создать зал, информационное пространство которого состоит из цепочки узловых тем. Мирная жизнь предвоенной поры. Начало войны. Отчаяние. Боль. Опустошение. Последняя надежда. Как мобилизуется тыл, как он поддерживает фронт, как люди переносят тяготы военного времени, обеспечивая победу на фронтах. Далее – противопоставление того, как люди по обеим сторонам фронта переживают войну. Переступают некую черту, за которой – разрушение, смерть. Где эта грань?
   Затем – Возмездие. Выксунские герои. Просто факты из военных буден. Мы идём к победе. Затем – Выкса возвращается к мирной жизни. Таково информационное кольцо зала. Здесь же планируется разместить несколько ключевых экспонатов, которые выполнят роль эмоциональных векторов. Во-первых, рассказ о том, как политический конфликт становится человеческим, иллюстрируется противопоставлением двух блиндажей – русского и немецкого. Мы видим, что солдаты на войне жили одними ценностями. Писали письма домой, скучали о близких, читали книги, слушали музыку. Между блиндажами – символическая тропа войны, минное поле, т.е. когда люди вступили на тропу войны, то перестали жить человеческими ценностями. Два блиндажа на фоне обычного среднеевропейского пейзажа, в котором отдалённо читаются православная и католическая церковь. То есть воевали люди самые обычные. Война страшна тем, что она ломает все ценности, и духовные тоже.
   В данной экспозиции будет и такой важный момент, который мы условно называем «Лица войны». Эта конструкция в форме карты мира будет завершать экспозицию зала. И в этом коллаже собраны лица войны. Английские дети под бомбёжкой. Расстрелянные во Вьетнаме… Мы хотим рассказать нашей молодёжи, живущей сегодня в виртуальном пространстве, что война – это не войнушка из блокбастеров, не рафинированная красивая картинка, где нет разницы между супергероем и Героем войны. Мы поставили для себя тяжёлую задачу, чтобы, придя в комнату воинской славы, юные зрители испытали шок.
   В этот контекст вплетается и информация о Выксе, которая строит заводы, школы, и вдруг – война. Все предприятия переходят на военные рельсы, начинается тяжёлая работа во имя Победы. Вот они – солдаты. В блиндажах. Там есть и выксунцы.
   Далее, тыл. Как на плечах женщин поднималась экономика. Это уже другой акцент.
  Кроме того, в определённой зоне зала можно будет послушать музыку и голоса войны: от сводок Информбюро до песен военных лет. И не только русскую музыку, но и немецкую, их бравурные марши. В таком контексте зала мы сможем проводить встречи с ветеранами других войн и локальных конфликтов. Планируем делать выставки одной награды. Например, солдата, воевавшего в «горячей точке». Антураж выставочного зала создаёт определённое настроение для этого, а дальше – мастерство и опыт экскурсовода. То есть зал будет работать ещё и как лекторий.

Александр Цыбалов,
председатель районного Совета ветеранов:

– На Руси было заведено так, что в семье всегда слушали старших. Потому не грех сегодня составителям концепции послушать и нас, особенно в такой важный теме, как Великая Отечественная война. Мы бы хотели, чтобы в зале воинской славы была представлена информация о победах в других войнах (1812 года, Гражданской, 1914-18 гг. и т.д.). Авторы во главу концепции ставят эмоциональность, шок. Этих эмоций и нам, и молодым тоже, с лихвой хватает от передач ТВ. Не надо нам эмоций. Война – это работа, а не эмоция! А где историческая правда? Придёт молодой человек в этот эмоциональный зал, а выйдет пустым. Он не узнает, почему вдруг грянула Великая Отечественная война? Почему наша страна победила фашизм? Или просто Илья Муромец восстал, помахал дубинкой и покидал всех? Эта концепция в корне неправильна.
   К сожалению, в последнее время появились «чёрные» копатели, которые тревожат прах солдат Великой Отечественной. Они ищут награды, чтобы затем перепродать их. Совершенно справедливо на заседании нашего бюро краеведы сказали, что музей – это научное учреждение, где посетители узнают новое, то, чего не сказали им ни в семье, ни в школе, ни в институте. У каждого ветерана своё видение войны. И если мы будем опираться на воспоминания дедушки из вашей концепции, который говорил, что да, мы драпали, стреляли друг в друга, то это одна правда. Правда одного участника, а другой скажет иначе и вспомнит героическое сражение. Нам надо показать правду, не делая перекос на тёмные стороны.
   Относительно двух блиндажей. Да, мы из истории знаем, что на фронте было братание с союзниками, с французами, англичанами. Но немецкий и русский блиндажи? Этот аспект зала вызывает у ветеранов резкое неприятие.

Анжелика Панина:
– То, о чём вы говорите, – правильно. Но подход может быть иным. Раскрывать все темы войн мы будем по мере поступления документов и материалов. Это будут сменные выставки на разные темы, посвящённые войне. У нас в Доме Баташёвых-Шепелевых будет 49 залов, и тема Шепелева, героя войны 1812 года, тоже будет отражена, так же как и русско-турецкие войны. Сегодня изменились информационные технологии, и не учитывать этого нельзя.
   Об эмоциональности. Надо различать эмоции. Мы за правду войны, но донести её хотим не как в учебнике истории, а через образ, музыку, фотографию. И тема Выксы в зале будет главным лейтмотивом экспозиции. Выкса – маленькая песчинка в буре Второй мировой. У вас вызывают неприятие реалистическая схема показа двух блиндажей. Однако в ней состоит символический смысл. А именно: тот, кто ступил на тропу войны, неминуемо становится убийцей. В этом – неприятие войны как таковой. Это и есть эмоциональный шок.

Олег Казаринов:
– Зал должен нести основную тему – Великой Отечественной. И когда мы говорим, что противник был силён, коварен и, конечно, храбр, здесь – акцент на русского воина-победителя, одолевшего такого страшного врага. А вопросы будут возникать: как они выглядели, каким оружием воевали, о чём думали, чем занимались в минуты передышек. Я привёз с собой фотографии, сделанные в школьных музеях области. Там в витринах, которые формируются в наше время, рядом – советская каска, немецкая каска, ложка, миска… Прошло очень много лет, и у молодых неизбежно возникают вопросы. Молодой человек, хочет найти ответ на свой, и если он не попадёт в наш музей, он зайдёт в Интернет и там ему подсунут всё, что угодно. Это недопустимо.

Вопрос из зала:
– Почему у ветеранов вызывает такое неприятие немецкий блиндаж?

Александр Цыбалов:
– Да потому что это блиндаж захватчика. И там мог сидеть тот, кто убил моего деда, брата, отца. Зачем он нужен? Чтоб напомнить, что такое фашизм? Вы хотите показать противостояние двух сил? Но надо показывать, что одни ­ – захватчики, вторые – защитники.

Анжелика Панина:
– Но вы же согласитесь, что белое ярче на фоне чёрного, а чёрное – на фоне белого? Когда мы видим, что победили сильного врага, в этом больше убедительности.

Надежда Князева, краевед:
– Не считайте нас ретроградами, что мы не принимаем новаций. Но ваша концепция – пацифистская. Нам, учителям, непонятно, как же воспитывать на вашем материале молодёжь – защитников Отечества? Ведь был план «Барбаросса» по уничтожению славянских народов, а из вашей концепции они этой страшной правды не узнают!

Олег Казаринов: 
– Нас трудно назвать пацифистами. Мы две недели назад вернулись из Владимирской области. Там был смоделирован подвиг Александра Матросова в исторической атмосфере. Занимались этим дети из военно-патриотического клуба. Мы воспитываем детей защитниками. Если в экспозиции показываем врага сильным и коварным, это вовсе не значит, что концепция – пацифистская.

Алексей Петров,
руководитель поискового отряда «Горячая земля»:

– Мы ищём тех, кто пропал в годы Великой Отечественной. Почти две с половиной тысячи поисковиков работали в Смоленской области. Были подняты останки около 15 тысяч бойцов, которые до этого времени считались без вести пропавшими. Имена 800 были установлены. Считаю, что поисковая работа воспитывает в молодых – патриотов. Когда они приезжают туда, где шли ожесточённые бои, и из одной воронки от авиаснаряда поднимают останки четырёх бойцов, – вот это и есть воспитание патриотизма.
   Относительно экспонатов. В зале воинской славы должно найти своё место и оружие победителей, наш легендарный автомат ППШ. Почему не показать, что у немцев на вооружении был такой вот автомат, а мы за войну сделали свой ППШ, с которым победили сильного врага. Это тоже история. И нам надо знать, что мы воевали не с привидениями, а с сильным врагом.

Анжелика Панина:
– Мы благодарны отряду «Горящая земля», пополнившему эскпозицию зала воинской славы новыми экспонатами, найденными в ходе поисковых работ.

Пётр Ястребков:
– Война – это трагедия, в которой гибли миллионы людей. Считаю, что этим «игрушкам» – блиндажам – не место в экспозиции. Я был в оккупации и видел, как немцы вешали и казнили советских солдат. Они жили не в блиндажах, а в наших домах. Нас выгоняли на мороз. Немцы были захватчики и вели себя соответственно. И поэтому повнимательнее отнеситесь к тому, что вам советуют ветераны.

Игорь Матюков, глава района:

– Я воспитан советским обществом и тема Победы во мне живёт всегда. Но нынешние молодые – иные. И преподнести им тему надо тоже по-иному. Концепция хорошая, но многое будет зависеть от её воплощения и от экскурсоводов. Относительно блиндажей. Возможно, стоит прислушаться к мнению ветеранов и найти компромисс. Надо ещё понимать, что ОМК, являясь собственником здания, очень серьёзно относится и к самому музею, и к тому, каким будет его наполнение. Именно поэтому обидно было читать статью краеведа в уважаемой газете о том, что экспонаты хранятся в ненадлежащем состоянии. Прежде чем делать такие заявления, автор должен был убедиться в достоверности информации, а потом уже выносить это на страницы издания.

Анжелика Панина:
– Музей – это хранилище предметов. Без экспонатов ничего не расскажешь. Мы хотели бы использовать в экспозициях и макеты. И помощниками нам будут ребята студии стендового моделирования из Нижнего Новгорода. А вы, ветераны – носители информации, поэтому надо работать вместе, сотрудничать.

Михаил Лисин, ветеран:
– Когда я раньше приходил в наш музей и заходил в зал, посвящённый Великой Отечественной, то пропитывался духом патриотизма. Я как будто выстиранный был. И сегодня надо, чтобы молодой человек выходил из музея обновлённым и гордым за город и за земляков.

Александр Артамонов, ветеран:

– У нас в Новодмитриевке есть музей Лужина, где кроме информации о легендарном конструкторе «Катюши» посетители узнают о жителях родного посёлка, воевавших в Великую Отечественную. И они гордятся тем, что это были их земляки. Так и в выксунском музее должна быть полная информация о том, сколько земляков ушло на фронт, сколько вернулось, сколько стали героями. А вы всё про блиндажи…

Николай Агапов, офицер запаса:
– А где муляж тех оборонительных сооружений, которые строили женщины вдоль Оки? Вы говорите, что война закончилась. Нет, она идёт на другом уровне – информационно-духовном. И вы своей концепцией тому способствуете! А какую войну показывают по ТВ? Голливудскую! И это вредно воздействует на молодёжь.
   Из вашей концепции следует, что наши солдаты были жестокими. А какими они могли быть? Мы били врага, защищали Отечество! Ведь кто звал немцев к нам? Они захватчики, они вторглись на нашу территорию и получили отпор. Зачем показывать, что страдал и немец, и русский? Воспитанный на примере подвига отцов, я думаю, зачем мне вести своих внуков в музей, чтоб он посмотрел немецкий блиндаж? Наши заводы выпускали боевую технику. Вот что надо показывать в музее! Гордость воспитывать и патриотизм. А вы – о немцах. Они пришли к нам захватчиками и поработителями.

Вопрос из зала:
– Когда откроется сам зал и музей?

Анжелика Панина:

– Думаем открыть зал «Великой Победе посвящается» в середине этого года. И ко Дню металлурга – первый этаж, где будет представлена Выкса работная, крестьянский быт, ремёсла, промыслы. И потом до конца 2011-го – экспозиционные залы второго этажа, где найдёт отражение история завода в судьбах его владельцев.

Александр Цыбалов:
– Будут ли учтены наши замечания? И главное из них – о блиндажах.

Олег Казаринов:
– Хотелось бы, чтоб вы всё-таки не делали из нас неких идеологических противников.
Я считаю, что мы всё-таки в оценке общего замысла едины, и цели у нас одни. Ваши замечания примем к сведению; кроме того, сама концепция по ходу её выполнения будет пополняться новыми элементами.

blog comments powered by Disqus