ЗАМУРОВАННОЕ НАСЛЕДИЕ

visibility
«Если человек не любит старые дома, старые улицы, пусть даже и плохонькие, значит, у него нет любви к своему городу. Если человек равнодушен к памятникам истории своего города, значит, он равнодушен и к своей стране». Дмитрий Лихачёв

Может быть, не все выксунцы знают о том, что в прошлом году авторским коллективом библиотеки «Отчий край» выпущено уникальное в своём роде издание: «Достопримечательности Выксы: реестр объектов культурного наследия, размещённых на территории городского округа».

В нём даны краткие сведения о памятниках культуры, архитектуры и археологии. Содержит он данные и о достопримечательностях, имеющих культурную и научную ценность, но не включённых  по каким-либо причинам в Единый государственный реестр. Работа проделана  колоссальная как по сбору самой информации, так и по её классификации. О каждом памятнике есть сведения, где он находится или утрачен, когда был построен, каково его состояние на сегодняшний день, есть ли на нём мемориальная доска.

В реестр включены 72 официально зарегистрированных объекта и 165 – не имеющих такового статуса, хотя по своей значимости и ценности  они того заслуживают. Его с интересом прочтут и краеведы, и историки, и те, кто любит старые дома и улочки родной Выксы. С ним можно ходить по городу и испытывать при этом чувства самые противоречивые: хорошо, что сохранилось; обидно, что не спасли; куда подевались мемориальные доски со зданий, где в годы войны находились госпитали... И ещё много других чувств вызывает лицезрение местных достопримечательностей. Но сегодня давайте всё-таки поговорим  о том, что в них есть ценного, какие истории и легенды они таят в себе.

Рядом с писателем Львом ТолстымЗАМУРОВАННОЕ НАСЛЕДИЕ
Верхняя Выкса. В этой части города ещё не выветрился дух старины. Вокруг Христорождественской церкви расположены жилые дома, в которых жили мастеровые люди, представители духовенства. Здесь сложился особый архитектурный ансамбль, где рядом с домами местных интеллигентов, служащих металлургических заводов стояли торговые лавки и мастерские, где крепостные девушки ткали полотно. По описанию города начала XIX века, здесь была небольшая больница с домом лекаря, от которой до наших дней сохранилось лишь здание аптеки. В нём сейчас размещён кожно-венерологический диспансер. В архитектурном плане сооружение малоинтересно, ибо за годы эксплуатации претерпело столько изменений, что трудно даже угадать в нём признаки старинной архитектуры. В советские годы никого не заботило сохранение его внешнего вида, задачи были другие.

Зато другой дом, стоящий напротив церкви, двухэтажный, с мезонином, представляет собой, по словам архитектора «Этноса» из Нижнего Новгорода Алексея Давыдова, редчайший памятник деревянной архитектуры конца XVIII – начала XIX века. И хотя сейчас дом в угоду времени и новым строительным материалам отделан сайдингом, тем не менее в нём прослеживается деление фасада на три части, причём центр выделен тремя сближенными окнами (раньше они были обрамлены простыми наличниками), над которыми высится балкон мезонина с небольшими колоннами и фронтоном. В реестре он значится как дом Орловой-Шульц (на фото слева). А через два дома от него стоит обычный, XIX века, но он ценен тем, что здесь жил толстовец, член толстовских общин, а позднее – и кружка социал-демократического направления Сергей Рощин.

Судьба Сергея Рощина заинтересовала краеведа Валентину Балдину. В альманахе «Приокская глубинка» за 2008 год №3 опубликована её статья «Сергей Иванович Рощин. Толстой в его в жизни». По крупицам собирая сведения о нашем земляке, изучая дневники и письма писателя, материалы юбилейного издания сочинений Толстого, Валентина Васильевна установила, что Толстым было направлено в Выксу несколько писем. Одно из них опубликовано в  последнем, 90-м, томе под № 97. Лев Николаевич пишет Рощину большое письмо, говорит с ним, как с единомышленником, излагает свои взгляды. По его мнению, «люди должны следовать закону жизни – закону совести, добра, любви. Нужно жить по правде, соблюдать христианские заповеди». Как считает исследователь, писем самого Рощина к Толстому было тоже не менее трёх-четырёх, но они, очевидно, истлели (в целях конспирации он, скорее всего, прятал их в подполе). Однако велика была радость, когда в Толстовском музее в Москве краевед нашла одно чудом уцелевшее письмо. Как пишет сама исследователь, «то была самая большая удача за годы краеведческой работы». « В каждой строчке этого искреннего и сердечного письма – глубокая любовь и уважение к Льву Николаевичу, верность толстовскому братству и толстовским идеям. Сохранившиеся письма Толстого и Рощина дают представления о характере их отношений, и они бесценны для нас», – делает вывод  Балдина. Статья глубокая и содержательная. Она читается с захватывающим интересом, как и всё, о чём пишет  краевед. Те, кого заинтересовала тема, могут найти альманах «Приокская глубинка» в библиотеках города.

Вот такой человек жил в нашем городке – искавший пути облегчения жизни трудового народа, занимающийся нравственным самосовершенствованием, чтобы своим примером перевоспитать людей и изменить жизнь к лучшему. Чистый, светлый,  преданный идеям добра. И он достоин того, чтоб на доме, где он жил с женой Александрой Михайловной Орловой, дочерью мастерового Выксунских заводов, была установлена мемориальная доска. Не всякий город может гордиться тем, что в нём жил последователь учения Льва Толстого.  

ЗАМУРОВАННОЕ НАСЛЕДИЕКак подрядчик Ашмаринов дом для детей построил
В переулке Пионера высится (иначе не скажешь!) дом из красного кирпича. В этом двухэтажном особняке сам хозяин, строительный подрядчик Ашмаринов, прожил недолго. Построен дом в 1910 году, а в 1918-м он был реквизирован. Но зданию повезло. Его не переделывали, не подвергали перестройкам. После революции в нём размещались красногвардейцы. Здесь жила и семья первого чекиста Георгия Крайнова (был убит эсерами в Нижнем Новгороде в 1920 году). Потом в доме «прижились» сберкасса и библиотека, которая с 1936 года стала детской. Старожилы вспоминают, как за книгами выстраивались очереди. Во время Великой Отечественной войны дом Ашмаринова отдали под штаб гарнизона. Начальником штаба был генерал ещё гражданской войны Василий Шилов. О нём вспоминали как о добрейшем человеке и страстном любителе книг. У дома богатая история. Вплоть до 1964 года в нём размещался горисполком. Вот уже почти полвека особняк принадлежит детям. Ребятишкам в нём нравится. В 60-е годы в Выксу приезжали потомки строительного подрядчика. Обошли дом, комнаты. Одобрили, что в их доме размещён детский сад.

Соратник Ленина в ВыксеЗАМУРОВАННОЕ НАСЛЕДИЕ
Двухэтажный вместительный дом, находящийся практически на территории парка, помнит события поистине эпохальные. До революции здесь жила семья главного механика Выксунских горных заводов Василия Карловича Гельца. В революционные годы в нём заседал выксунский Совет рабочих депутатов. Поначалу в нём главенствовали меньшевики и эсеры, которые оказывали значительное влияние на рабочих металлургического завода. Перелом произошёл 1 ноября 1917 года, когда решался вопрос о признании советской власти.

В марте 1918 года в Выксу был направлен один из ярких революционеров, соратник Ленина, организатор Красной гвардии в Москве, Алексей Ведерников. Это была сильная личность, страстный борец, не щадящий себя в революционной  борьбе. Здоровье его было подорвано в ссылках и тюрьмах, и друзья отправили его в Выксу на «лёгкую» работу правительственного комиссара ВГО и Кулебакского завода для обеспечения работы заводов. Но в Муроме вспыхнул белогвардейский мятеж. Ведерников способствовал его подавлению и предотвратил продвижение белых по Казанской железной дороге. Именно он ввёл жёсткий рабочий контроль по борьбе с саботажами на заводах Выксы, Вили, Досчатого, Кулебак, Навашино; снабжение заводов сырьём, а рабочих – хлебом.

В Выксу для борьбы с безграмотностью и для организации системы народного образования приехала и Анна Курская, педагог, участница  революционного движения. Она же впоследствии возглавила народное образование в уезде. Вместе с Ведерниковым и группой местных активистов они сделали описание художественных и культурных ценностей дома Баташёвых. 12 января 1919 года в парке перед домом, где размешался Совет рабочих и крестьянских депутатов, у Ведерникова случился приступ и он умер от паралича сердца.

Имя профессионального революционера Алексея Ведерникова носит улица, а вот на доме, где он жил и работал, мемориальной доски нет.

Мы совершили с вами совсем короткую экскурсию по городу. Но даже из такой малости узнали, какие замечательные люди жили в Выксе. Почему же мы не можем хранить память о них? Более всего непростительно исчезновение досок со зданий, где находились госпитали. Кому помешала священная память о Великой Отечественной? Память о том, какой напряжённой и суровой жизнью жила маленькая Выкса в те годы?

Неужели сегодня лишь удел краеведов знать, где и что было, и чем ценно то или иное здание в городе? Кто может угадать за замурованными, обшитыми, заштукатуренными домами редчайшие памятники деревянной архитектуры, и что в том или ином здании жили замечательные земляки? И неужели мы будем вспоминать о культурном наследии только тогда, когда об этом объявят с высоких трибун?

P.S. Благодарим за помощь в подготовке материала краеведов Валентину Балдину, Надежду Князеву, сотрудников детского сада №1 и библиотеки «Отчий край».

blog comments powered by Disqus