Деревенская

account_circle
visibility
Накануне праздника мы решили побывать в одной из отдалённых деревень Выксунского района и на месте узнать, как живётся простой русской женщине в далёких от городских условиях. Знакомьтесь: Нина Михайловна Копчёнова....

Накануне праздника мы решили побывать в одной из отдалённых деревень Выксунского района и на месте узнать, как живётся простой русской женщине в далёких от городских условиях. Знакомьтесь: Нина Михайловна Копчёнова. 75 лет. Родилась в селе Поляна Ардатовского района Горьковской области. Сейчас живёт одна. Принимает в гости детей, внуков и правнуков. Когда мы приехали, она сразу же позвала нас обедать и стала рассказывать про себя и здешнюю жизнь:
   – Мне тогда лет 14 было. Подруга позвала меня к себе, в Выксу, жить. Работы ведь не было в деревне. А паспорта даже и не давали, чтобы не уезжали никуда. Два года проработала в Антоповке нянькой, потом проводником на поезде. Была и другая работа. Нас посылали закладывать сенаж для скотины, сортировать зерно, копать картошку... Здесь я познакомилась с парнем. Мой будущий муж тогда жил в Дальне-Песочном. Поженившись, мы поначалу там же жили, а после переехали в Новую. Дом у нас был рядом с прудом, напротив клуба. Лет тридцать назад он сгорел, и мы уже перебрались сюда, на окраину деревни.
   В Новой я проработала санитаркой 25 лет. Потом больницу закрыли. Нерентабельной стала. И в Новодмитриевке закрыли. Теперь всех больных в город отправляют. Школу тоже закрыли. В Чупалейку на автобусе учеников возят. Их всего 8 человек. И учителей тоже в разные школы устроили – также на автобусе на работу возят. Старухи не родят, молодые тоже не родят. Потому и учиться некому. Клуб старый закрыли. Теперь, где столовая раньше была, туда перенесли.

– А в город почему не вернулись?

– Муж деревню любил. Да и на кой мне переезжать? У нас отопление есть. Канализация, правда, своя. Мы с центральной не соединились. Я свой дом ни на что не сменяю. Мне он на кой, город-то? Мне, чай, не на работу ходить. Хотя, если бы тогда в город уехали, у нас бы квартира была. Хоть внукам или кому досталась бы. А что в деревне? Дом большой, а толку? Кто сюда поедет жить… Не знай только, как жизнь повернётся. Может, и сюда приедут.

– У вас тут есть где работать?
– Сейчас у нас многие в котельной работают. А некоторые – в «Дробмаше». Пенсионерам пенсию дают. Нам хорошо. Пенсию принесут – мы и живём. В магазине всё есть. На зиму запасы делаю потихоньку. Только банки закатывать к соседям хожу. Руки не чувствуют уже. А вот скотину почти никто не держит. У нас всего 15 коров осталось в деревне.

– А какие у вас развлечения?
– Тут давеча собрание было, про выборы говорили. А я им в ответ: ясли закрывают, бары всякие открывают. А в барах тех наших детей спаивают да убивают. И маленьких детей мамам хоть с собой на работу бери. Куда дело годится?! Разве так можно?

– А про войну что-нибудь можете рассказать?
– Про войну? Я же там не воевала. Знаю только, голодные ходили. Вот это я помню. Даже картошки досыта не было. Вот, сынок, жили как. А сейчас кричат: ой, голодно! Сейчас просто зажрались. Раньше колбасы в деревнях вообще не было. Из Москвы, если поедут, привезут.
У моей старшей сестры случай был. Её муж в Москву поехал. А там статуэтки везде стоят, в полный рост. Ну, он ходил-гулял по городу, по магазинам. Потом подходит к прилавку, там тоже стоит одна – кудрявая такая. Он говорит: «Ну прям как живая!» И пальцами ей в глаза «тюк». А она неожиданно как вскрикнет:
– Да я живая!
Его аж пробрало. Извиняться стал. А она его успокоила:
– Ладно, я уж вижу, что ты деревенский.

– Весёлая вы женщина, Нина Михайловна. А здоровье как?
– Ноги вот плохо ходят. Спина прихватывает…
Мне неделю назад ребята принесли грибов – маслят. Я их почистила и в пакет в морозилку убрала. Сама за грибами не хожу. А вон мухоморов в трёхлитровые банки натолкала – они сок дадут через две недели, потом процежу через марлю, туда спирта или «трояку» залью и будет чем коленки натирать. От ломоты хорошо помогает. Я ведь в аптеке натирания уже не покупаю. Купишь на 100 рублей, натрёшь четыре раза и опять беги.
   Мы ещё долго разговаривали о деревенском житье-бытье с Ниной Михайловной. Разглядывали фотографии, вспоминали её родных… И я сделал для себя вывод: всё-таки сильны духом сельские женщины. Не зря про них писал поэт: «…коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт».

blog comments powered by Disqus