Когда я думаю о войне…

visibility
Писать о Великой Отечественной войне невообразимо трудно. Оттого, что все, даже самые громкие слова, кажутся ничтожными по сравнению с теми испытаниями, которые выпали на долю сегодняшних ветеранов. Оттого, что нам...

Писать о Великой Отечественной войне невообразимо трудно. Оттого, что все, даже самые громкие слова, кажутся ничтожными по сравнению с теми испытаниями, которые выпали на долю сегодняшних ветеранов. Оттого, что нам никогда (ни-ког-да!) не удастся в полной мере отблагодарить этих Героев за нашу Родину и за подаренную нам жизнь. Оттого, что в горле застревает ком и слёзы выступают на глазах при мысли о том, что на фронт уходили такие же мальчишки и девчонки, как сейчас я и мои сверстники…

Белой июньской ночью шли на юг поезда – к черноморским пляжам, к долгожданному отпускному отдыху… А в это время уже раскалывалось и грохотало небо над Луцком и Минском, Брестом и Каунасом, начальники пограничных застав, видящие, как под обломками горящих домов гибнут их жёны и дети, уже ничем не могли им помочь: нужно было принимать первый бой.
   Белой июньской ночью гуляли по улицам, никак не могли расстаться после выпускного вечера, клялись в дружбе и объяснялись в любви вчерашние школьники… А в это время почти их сверстники таранили гитлеровские самолёты, ещё до конца не понимая, что же такое началось, но твёрдо зная, что врага надо бить!
   Дата 22 июня 1941 года страшной полосой перечеркнула жизнь миллионов людей. Наступило время, когда жить было подвигом.Я видела фильмы, читала книги о Великой Отечественной войне, но когда я думаю о 65-летии Победы, в моей голове прежде всего возникают эпизоды из антологии писем от участников ВОВ из Ленинграда, изданной редакцией газеты «Ленинградская правда» в 1985 году. В этих строках – живые воспоминания, человеческое сердце, истерзанное годами войны.
    «Это было в день моей свадьбы, 29 августа 1943 года. <…> Я бросился вниз и увидел такую картину. Лейтенант, который только что заходил в фотографию, лежал мёртвым справа от парадной. С левой стороны ещё двигалась женщина с разорванным животом. На трамвайной остановке лежала груда тел, а на самом Невском проспекте в разных местах лежали или с трудом двигались по асфальту люди. Тут ещё два снаряда перелетели через здание Публичной библиотеки и разорвались на Невском».
Но самые страшные воспоминания у ленинградцев связаны с голодной зимой 1941 года. Впоследствии было установлено, что от голода в Ленинграде погибло 641 803 человека.
   «Поступила я на курсы медсестёр в 1-й Ленинградский фельдшерский техникум. В аудитории – холод, стекол нет. Пришёл как-то преподаватель, сел и упал со стула. Одна из девушек пыталась дать ему луковицу (больше у нас ничего не было), но он так и не пришёл в себя».
   «Тогда мне было 18 лет. <…> Мы остались вдвоём в холодной квартире, вдвоём с шестнадцатилетним братом. Спали мы с ним в одной кровати, в пальто. Поздним вечером брат вдруг крикнул: «Зина, Зиночка!» Я не поняла, что он умер, и проспала с ним, мёртвым, до утра. Утром я пошла на Невский проспект (там у тёти находилась сестра с умирающей мамой), брата накрыла одеялом, но лицо оставила открытым.
Шла я, конечно, очень медленно, как обычно ходили дистрофики. Прошло несколько часов. И когда мы с сестрой вернулись домой, то увидели страшное: всё лицо брата было объедено крысами, остались только кости. То, что было закрыто одеялом, крысы не тронули. Мы завернули брата в ватное одеяло и на фанере отвезли во двор больницы».

   Как выдерживали это хрупкие нежные девочки?! Как в таких условиях людям удавалось сохранять честь и достоинство?! Кажется, что на самом деле так не бывает. Но нашим ветеранам удалось не только пройти войну, но и вернуться живыми и восстановить страну после ужасной трагедии.
   С каждым годом таких людей остаётся всё меньше. В моей семье уже нет в живых ни одного участника Великой Отечественной. Моя прабабушка умерла, не дожив всего месяц до 65-летнего юбилея Великой Победы.
   Героев остаётся всё меньше. Сейчас, в праздник, проводятся акции типа «бесплатный проезд на такси ветеранам», «скидка на продукты» и тому подобные, но почему только в праздничный май?! Не для того они выдержали такие испытания в молодости, чтобы теперь их возили на такси за 60 рублей и продавали им бумажную колбасу за 200! Больно и стыдно.
   Или другая замечательная акция «Георгиевская ленточка»: я помню! я горжусь! Но, видя георгиевские ленточки на задних карманах джинсов и на шнурках кед у сегодняшней молодёжи, чувствую, как сердце обливается кровью. Это не модная фенька! Это великие подвиги наших соотечественников! Больно и стыдно.
   И ещё я никогда не пойму тех, кто покупает медали и ордена Великой Отечественной и гордо носит их на груди. Каждую награду нужно заслужить. И приписывать себе чужие подвиги недостойно! Больно и стыдно.
   Писать о Великой Отечественной войне невообразимо трудно. Я не имею права судить о тех годах, я родилась под мирным небом, благодаря Великому Подвигу советского народа.
    Низкий поклон Вам, видевшим эту страшную, тяжёлую, кровавую войну! Мы навсегда перед Вами в неоплатном долгу.

blog comments powered by Disqus