Неистовая Майя

visibility
С ней, невероятно солнечной и яркой, я познакомилась во время своей университетской практики. Имя её в точности соответствовало характеру – девушку звали Майя, с греческого «богиня весны», она тоже была...

С ней, невероятно солнечной и яркой, я познакомилась во время своей университетской практики. Имя её в точности соответствовало характеру – девушку звали Майя, с греческого «богиня весны», она тоже была начинающей журналисткой.

У Майи была внешность, которую так любят фотографы: тяжёлые рыжие локоны, длиной до середины спины, большие зелёные глаза с искоркой, милые веснушки на щеках и бледные пухлые губы. Как на картинах Тициана… Она очень любила платья с цветочным принтом и разноцветные туфли на низких каблуках – Майя была худой и высокой. В редакции, где мы встретились, её называли просто Май.

Я помню, как нас отправляли на совместные репортажи, как мы кокетливо улыбались охранникам, чтобы нас впустили-таки на желанное закрытое мероприятие; как мы знакомились с молодыми фотографами и устраивали спонтанные фотосессии, результаты которых порой даже не попадали нам в руки; как мы ночами по «скайпу» редактировали совместные тексты, за которые нас либо долго и совместно ругали, либо шумно, и тоже совместно, хвалили. Мне нравилось с ней работать. Но за всё время нашего редакционного сотрудничества я не знала о ней ничего, что было за пределами журналистской жизни.

И не узнала бы, если бы в один декабрьский день мы не встретились вновь в офисе “Exchange” – компании, позволяющей уехать на лето за границу, чтобы поработать и выучить язык. Только встретились мы не совсем обычно: Майю я увидела прислонившейся к стойке администратора, всю в слезах. Видимо, на тот момент ей было так плохо, что она выложила мне всю свою историю.

Три года назад Майя, как большинство студентов, поехала в Америку на лето. Она работала официанткой в баре, совершенствовали свой английский и заводила приятные знакомства. Там она встретила Дейва. Он был канадцем, недавно переехавшим в Америку. Дейв как-то неожиданно подошёл ей по всем параметрам идеального мужчины: взрослый, самостоятельный, уверенный и в то же время невероятно нежный, когда они оставались вдвоём. Майя влюбилась. Дейв тоже. Он, как и редакция, называл её Маем, а ещё Своей Весной. Майя внесла в жизнь успешного, но одинокого мужчины трепетную влюблённость и весеннюю лёгкость. Они до утра гуляли по пляжу, веселились в Вегасе и Нью-Йорке, целовались напротив Белого Дома и танцевали в Чикаго… Это было их американское лето. А потом наступил сентябрь.

Майя вернулась домой. И через месяц поняла, что беременна. Ломанно и нервно, неожиданно позабыв все английские слова, Майя в режиме он-лайн рассказала всё Дейву. Он не задумался ни на секунду, просто сказал: «Приезжай, ты будешь моей женой».

Как ей тогда, будучи в положении, удалось ранней весной уехать в Америку, Майя до сих пор не понимала. Наверное, это было просто чудом. Ещё большим чудом были их совместные месяцы ожидания ребёнка и рождение мальчика. Дейв оказался очень чутким отцом, а Майя – заботливой хозяйкой и мамой. Они были невероятно счастливы, влюблены и строили планы на будущее: как купят большой дом на берегу океана, как Майя выучится на права и будет сама возить мужа на работу, какую пышную свадьбу они сыграют, когда Дейв получит американское гражданство… 

Сыну было всего три месяца, когда срок действия её визы истёк. Пришлось срочно покинуть Америку и оставить малыша и любимого мужчину за тысячи и тысячи километров. Как уезжала, Майя не помнила. Всё казалось сплошной пеленой слёз.

Потом они стали ждать. Дейв с малышом на руках успокаивал любимую, что гражданство получит очень скоро и по визе невесты Майя вернётся к нему. Чтобы не было так тягостно, девушка пошла работать в редакцию газеты, где старалась быть такой, как раньше – солнечной и яркой. Там мы работали вместе.

А в тот день, когда я встретила её в офисе, она собиралась поехать в Америку в качестве журналиста-стажёра, у неё было официальное приглашение на работу, но визу девушке не дали. «Что вы всё в Америку да в Америку? Поезжайте, вон, в Британию, Францию, Германию. А в Штаты третий раз подряд нельзя».

Все следующие месяцы ожидания я поддерживала Майю как могла. А потом она разбудила меня среди ночи звонком: «Я выхожу замуж! Дейву дали гражданство!» Майя снова стала похожей на весну, как раз робко в ту мартовскую пору наступающую на город. Я искренне радовалась за Майю и со связкой воздушных шариков провожала её на поезд до Москвы, где она должна была сесть на самолёт и полететь к своей мечте.

Проснувшись на следующий день, я улыбалась и представляла себе радостную встречу молодой семьи… До тех пор, пока не включила новости. В то утро произошли взрывы в московском метро. Майя была найдена в числе погибших.

Проект Светланы Будановой, Артёма Рогожина, Дарьи Новиковой, Арины Ванюковой

blog comments powered by Disqus