Преданья старины глубокой

visibility
История Выксы полна всевозможными легендами. В преддверии Дня семьи, любви и верности нельзя не вспомнить о преданиях, связанных с Сусанной и Скрипачкой.Картина «Сусанна», находящаяся в музее металлургического завода, зовётся выксунской...

История Выксы полна всевозможными легендами. В преддверии Дня семьи, любви и верности нельзя не вспомнить о преданиях, связанных с Сусанной и Скрипачкой.

Картина «Сусанна», находящаяся в музее металлургического завода, зовётся выксунской Моной Лизой не случайно. На ней изображена девушка необычайной красоты в экзотической для наших мест одежде. Существовала ли эта женщина в действительности? Это до сих пор остаётся загадкой. Её же описал в своём романе «Владимирские Мономахи» граф Салиас. Сюжет строится на развитии взаимоотношений Сусанны Юрьевны Касаткиной и владельца Выксунских заводов Басман-Басанова. Работая над романом, граф, безусловно, пользовался преданиями и легендами о Сусанне.
    Вот одна из них: «У Ивана Родионовича Баташёва была родственница – красавица Сусанна. Привёз он её из Петербурга. Жила она в комнатах наверху, и пройти к ней можно было через подземелье. Оттуда же шёл потайной ход в дом, в комнаты Баташёва. Сначала она не знала об этом. Сидит у себя – вдруг, откуда ни возьмись, является сам Иван Родионович! Страшно было девушке...
    А у Баташёва был телохранитель-чеченец. Барин без него обходиться не мог. Красавица Сусанна полюбила чеченца и стала ему на барина жаловаться. Чеченец барина и придушил. Говорят, что когда всё раскрылось, Сусанне даже пришлось приказать посадить этого чеченца на цепь. А он себе кисть отгрыз и сбежал…»
    Однако есть версия, согласно которой Сусанна жила в Выксе не в баташёвский период, а в шепелевский. Тогда получается, что прообразом Басман-Басманова в романе стал Иван Дмитриевич Шепелев – сын Дмитрия Дмитриевича Шепелева, женатого на внучке Ивана Родионовича Баташева – наследнице заводов Дарье Ивановне. По всей видимости, Сусанной звали актрису Выксунского театра, которая пользовалась особым покровительством владельца Выксунских заводов.
    По воспоминаниям графа Ивана Павловича Кутайсова, Иван Шепелев любил изображать себя султаном. Он даже меблировал комнаты в восточном стиле в обширном каменном флигеле, который пристроил к дому в конце 40-х годов XIX века. Любил проводить время в окружении крепостных актрис в восточных одеждах.
    В те годы в Выксунском театре работал очень талантливый крепостной художник Николай Кораблёв. Скорее всего, именно его кисти и принадлежит картина «Сусанна», на которой изображена, возможно, актриса Выксунского театра в костюме героини спектакля; по описанию современников, очень похожая на актрису Шиморыгину.
    О скульптуре «Скрипачка», что совсем недавно покинула Выксунский парк, тоже ходило немало легенд. Одна из них гласит, что скульптор изобразил крепостную актрису театра, которую полюбил богатый купец. Однако Баташёв не продал ему девушку, и тогда купец велел изваять статую возлюбленной, а под неё поместить ларец с золотыми монетами.
   По второй же версии, «Скрипачка» – это образ Дарьи Ивановны, внучки Ивана Родионовича. Будто бы сам барин повелел поставить эту скульптуру и – тоже поместить туда сундучок с золотом. А вот финал обеих легенд схож: статуя упадёт на того, кто вознамерится достать драгоценности.
Сейчас, когда самой статуи на месте нет, самое время попытаться проверить легенды…
    Как видите, и двести лет назад люди совершали из-за любви безумные поступки. Вот ещё одно тому подтверждение – сказание о девушке Алёне. Андрей Родионович полюбил крестьянку, но та не ответила ему взаимностью. Тогда хозяин, славившийся своей жестокостью, велел замуровать её в подземелье господского дома, оставив, однако, окошечко для кормления. Любил всё-таки…

blog comments powered by Disqus