И мы сохраним тебя, родной язык...

visibility
Происхождение русского языка Русские лингвисты и лексикографы Пора менять приоритеты Слова-разрушители 

С 2000 года 21 февраля во всём мире принято отмечать Международный день родного языка. Этот праздник утвердила Генеральная конференция ЮНЕСКО.

В мире сегодня шесть тысяч языков, но, как говорят учёные, есть угроза, что в ближайшее время могу исчезнуть более половины из них. Это страшно, но лингвисты успокаивают, что, мол, языки исчезали всегда. А выжить он может, если на нём будут говорить более 100 тысяч человек. Так что защита родного языка – дело серьёзное, можно сказать, государственной важности. Ведь наше материальное и духовное наследие развивается и сохраняется благодаря языку.

Сегодняшней публикацией мы в очередной раз напоминаем, насколько уникален, самобытен наш родной русский язык. Ценность его велика и непреходяща. Такого в мире нет ни по красоте, ни по сложности, ни по филигранности фразеологических оборотов, ни по образности.
Итак, поговорим о русском языке.

 

Согласно филологическим исследованиям, история нашего родного языка начинается в далёкой древности. Русский язык – это могучая ветвь великого древа индоевропейских языков.

Примерно в первом тысячелетии до нашей эры из группы родственных диалектов индоевропейской языковой семьи выделился протославянский язык. Позднее он был назван праславянским.

Удивительно, но современные филологи утверждают, что им удалось очень подробно реконструировать этот язык, не имевший письменности. Его грамматика тщательно изучена. В настоящее время хорошо известны тонкости древней фонетики: праславянская система гласных и согласных. Собрано столько информации, что при желании можно даже научиться говорить на этом языке.

В дальнейшем праславянское этноязыковое единство распалось на три близкородственные группы: восточную (древнерусская народность), западную (на базе которой сложились языки поляков, чехов, словаков, лужичан, поморских славян) и южную (её представители – болгары, сербохорваты, словенцы, македонцы). Прародителем современного русского языка был восточнославянский (древнерусский) язык.

Важно не путать термины «древнерусский» и «старославянский». Древнерусский – это общий язык всех восточных славян, сформированный в период существования Древнерусского государства. А старославянский – это язык периода IX-X веков, книжный, литературный язык, созданный Кириллом и Мефодием для нужд церкви. Летописи и художественно-повествовательные произведения, созданные на Руси, существенно отличаются от церковнославянских текстов обилием слов и форм, свойственных древнерусской народной речи.

Считается, что письменность на древнерусском языке возникла вскоре после появления книг на старославянском. Однако есть данные, позволяющие полагать, что кириллическое письмо было распространено до принятия христианства.

Гнездовская надпись (обнаружена в 1949 году в Гнездове под Смоленском) является древнейшим памятником славянской письменности. Состоит из одного слова «гороушна» (т. е. горчица), процарапанного на поверхности глиняного сосуда. Надпись датируется серединой X века. Эта находка говорит о том, что кириллица использовалось на Руси ещё до 988-го года.

 

И мы сохраним тебя, родной язык...В конце XIX века в России сложились две большие лингвистические школы – Московская (под руководством Филиппа Фёдоровича Фортунатова) и Казанская (основанная Иваном Александровичем Бодуэном де Куртенэ). Русская экспериментально-фонетическая лаборатория выдающегося учёного И.А. Бодуэна де Куртенэ (1845-1929) известна во всём мире. Иван Александрович совершил настоящий переворот в науке: до него в лингвистике господствовало историческое направление. Языки исследовались исключительно по письменным памятникам. Но Бодуэн де Куртенэ считал, что сущность языка – в речевой деятельности, поэтому языкознание обязательно должно опираться на данные психологии, социологии и этнографии. Учёный призывал к активному изучению живых языков и диалектов: проводил по нескольку месяцев в лингвистических экспедициях. В итоге он создал теорию фонем и фонетических чередований, а вслед за ней разработал и теорию письма.

И мы сохраним тебя, родной язык...Достойным преемником Бодуэна де Куртенэ стал Лев Владимирович Щерба (1880-1944 гг.) – основатель Ленинградской фонологической школы. Его авторству принадлежит первое экспериментально-фонетическое исследование системы вокализма (свойств и отношений гласных звуков) русского языка.

И мы сохраним тебя, родной язык...Филипп Фёдорович Фортунатов (1848-1914 гг.), создатель Московской лингвистической школы, особенно активно занимался сравнительно-историческим языкознанием. Профессор изучал древнеиндийские памятники письменности. Фортунатов ввёл термин «морфология» вместо бытовавшей в то время «этимологии» и разработал учение о форме слова, превратив морфологию в самостоятельную дисциплину.

И мы сохраним тебя, родной язык...Среди многочисленных учеников Фортунатова особое место занимает Алексей Александрович Шахматов (1864-1920 гг.), сферой деятельности которого стала русистика. В первую очередь – история русского языка.

И мы сохраним тебя, родной язык...Теоретические основы орфографии как самостоятельного раздела языкознания заложил выдающийся лингвист Григорий Осипович Винокур (1896-1947 гг.).

 

И мы сохраним тебя, родной язык...Всем отечественным филологам известен замечательный педагог и советский языковед Александр Александрович Реформатский (1900-1978 гг.). Нет студента, который бы не изучил его книгу «Введение в языкознание».

И мы сохраним тебя, родной язык...Не менее популярны в лингвистических кругах и работы Виктора Владимировича Виноградова: «Язык Пушкина», «Язык Гоголя», «Стиль Пушкина», «Стиль прозы Лермонтова».

И мы сохраним тебя, родной язык...Выдающимся языковедом России был Леонард Юрьевич Максимов (1924-1994 гг.). По его пособиям учатся миллионы школьников и сотни тысяч студентов.

Безусловно, богатство русского языка во многом удалось сохранить благодаря трудам знаменитых отечественных лексикографов. Одним из крупнейших русских учёных по праву считается Владимир Иванович Даль, составивший в середине XIX века «Толковый словарь живого великорусского языка». Колоссальный труд Даля содержит около 200 000 слов и включает в себя лексику письменной и устной речи XIX века, терминологию и фразеологию различных профессий и ремёсел, а также сведения о народном быте, поверьях и приметах.

И мы сохраним тебя, родной язык...В 1949 году в Москве был выпущен «Толковый словарь русского языка» Сергея Ивановича Ожегова, составленный на основе созданного ранее словаря под редакцией Д.Н. Ушакова. Однотомник Ожегова оказался самым популярным и авторитетным в силу своей краткости, доступности и строгой нормативности. В статье «Памяти С.И. Ожегова» Корней Иванович Чуковский писал: «...Созданный им чудесный словарь сослужит великую службу ещё многим поколениям...» В 1991 году (через 27 лет после смерти Сергея Ивановича Ожегова) впервые вышло в свет издание, доработанное профессором Наталией Юрьевной Шведовой.

Время покажет, насколько полезным окажется влияние современного образа жизни на русскую лексику. Лингвисты будущего составят новые словари. Главное, чтобы русский язык оставался таким, каким его завещали нам предки: великим, могучим… живым.

 Елена Симашова, журналист. Фото из открытых интернет-источников

 

Русский язык – это такое же национальное достояние, как и наши богатейшие природные ресурсы. Истинную цену ему знали русские писатели. Не случайно Иван Тургенев, понимавший, как легкомысленно многие его соотечественники относятся к русскому языку, призывал: «Берегите чистоту языка, как святыню... Русский язык так богат и гибок, что нам нечего брать у тех, кто беднее нас».

Автор произведений, переводившихся за границей, в совершенстве владевший пятью европейскими языками, живший долгие годы во Франции из-за роковой любви к певице Полине Виардо, писал свои книги исключительно на русском. Он, как и Николай Гоголь, Иван Бунин, Александр Солженицын, понимал, каким сокровищем обладает, и поэтому трепетно относился к родному языку. Творчество многих русских писателей – эталон красивой, грамотной, выразительной речи. В XX веке подвижническую работу по сохранению чистоты русского языка вёл Дмитрий Лихачёв. Автор знаменитого сборника «Письма о добром и прекрасном» даёт уроки бережного отношения к литературе и родному языку.

В современном обществе практически отсутствует какая-либо пропаганда культуры речи. Ни СМИ, ни современная литература не формируют общественное мнение, которое осуждало бы варварское отношение к родному языку. Поэтому вульгаризмы воспринимаются сегодня как норма, а не как вандализм.

Никогда и никем не отрицался тот факт, что язык художественной литературы не сов-падает с понятием «литературный язык». Неукоснительное следование речевой норме, конечно же, обедняет произведение, стерильность в искусстве невозможна. И по-этому писатели экспериментировали в области словотворчества, отступали от речевого стандарта. Но классики русской литературы не переходили той запретной черты, которая ведёт не к расширению выразительных возможностей художественной речи, а к сознательному разрушению языка.
Современная постмодернистская литература, на мой взгляд, уничтожает классическую традицию в культуре речи. Произведения самых читаемых сегодня постмодернистов Владимира Маканина, Андрея Битова, Владимира Сорокина пропагандируют свободу художника от законов языка, некую речевую вседозволенность, забывая о том, что предназначение литературы – быть нравственным, эстетическим эталоном.

Задумывались ли вы, уважаемый читатель, о том, как формируется культура языка, почему речевая практика так далека от литературной нормы?

Вульгаризация речи, языковой вандализм, согласитесь, стали приметой нашего времени. Многие начальники от культуры, очевидно, не видят в этом ничего страшного. Иначе как объяснить тот факт, что в школьной программе сокращается количество часов на изучение русского языка и литературы в начальной школе? Но опаснее другое: можно знать речевые нормы, но нарушать их, что и происходит на каждом шагу в нашей повседневной речевой практике. «Почему?» – спросите вы. А ларчик, как говорится, просто открывался: современным обществом востребован именно такой язык, вульгарный, эпатажный, бравирующий своим пренебрежением к любым нормам.

Надо признать, что не школа, не классическая литература, как это ни печально признать, формируют сегодня языковую культуру. Кто же они, «отечества отцы», чья речь является «образцом», «эталоном» для молодёжи? Кумиры, язык которых засорён или вульгаризмами, или «гламуром»; работодатели, для которых грамотная речь отнюдь не является критерием оценки профессиональных качеств; общественное мнение, равнодушное к разрушению речи.

Английским языком современная молодёжь занимается гораздо больше, чем родным, потому что есть социальный заказ: везде нужны специалисты со знанием иностранного языка. А где вы слышали, чтобы была востребована правильная, соответствующая литературной норме красивая русская речь? Сегодня на неё нет моды. И пока престижной должности, успеха можно добиться, эпатируя общество своим речевым бескультурием, пока критерием оценки личности будет «одёжка», по которой сейчас не только встречают, но и провожают, – литературный язык не будет востребован. Общество, начиная, естественно, с тех, кто формирует культуру, в том числе речевую, должно изменить приоритеты. Убеждена, что нельзя серьёзно говорить об изменении отношения к языку, пока царит речевой вандализм на телевидении, в печати, пока речь многих чиновников, публичных людей далека от литературной нормы. Цензура языка (не путайте с цензурой слова) – первый шаг на трудном пути борьбы за сохранение культуры речи. Но этот шаг должен быть сделан. Изменив приоритеты в обществе, мы сохраним свою культуру, свой язык.

Галина Чернышёва, преподаватель русского языка и литературы школы №9

 

Слова – это одежда наших мыслей, и энергия их имеет ещё более плотную структуру. Эта энергия в разы быстрее (по сравнению с энергией мысли) формирует материю.Доказательств тому приведено уже настолько много, что и прибавить к ним почти нечего.

Но всё-таки добавим ещё одно, и оно такое серьёзное, что безоговорочно признано открытием, способным исцелять самые опасные болезни.

Его сделал немецкий психотерапевт Носсрат Пезешкиан, который обнаружил (а потом научился обезвреживать) слова, программирующие болезни тела. Со временем Пезешкиан убедительно доказал, что эти разрушительные слова присутствуют в лексиконе всех людей.

Понимаете? Нет ни одного человека, кто бы уберёгся от слов, которые программируют болезни, материализуют их в теле. Эти слова доктор объединил в название органическая речь.

Это слова и выражения, напрямую влияющие на физиологические органы человека. Вам они отлично известны. В них заключена опасная и разрушительная энергия, которая способна подорвать даже самое крепкое здоровье, будь оно хоть трижды богатырским. Обратите внимание на то, насколько виртуозно замаскированы слова-разрушители. Сразу не верится, что такие безобидные на вид выражения могут так сильно вредить.

Вот смотрите:

Ну и так далее. Правда, же, отличная маскировка? Нам кажется, что мы употребляем ёмкие метафоры, а на самом деле отдаём своему телу такие чёткие команды, что оно даже и не смеет их игнорировать, вот и выполняет.

…Свои выводы по влиянию органической речи на здоровье человека доктор Пезешкиан опубликовал не так давно, но эти выводы уже успели проверить на сто рядов. Особенно тщательно изучали вот такой вопрос: органическая речь создаёт болезнь или только сообщает о ней? Оказалось, что создаёт. Предположили, что слова-разрушители появляются в речи человека после возникновения болезни – мол, таким образом бессознательное, которое управляет всеми физиологическими процессами, сигнализирует о сбоях. Но не подтвердилось.

На самом деле картина такая: сначала человек включает слова-разрушители в свою активную речь (закладывает программу конкретной болезни), и только потом возникает болезнь. И не какая-нибудь болезнь, а именно та, которая была заявлена. Более того, создав болезнь, слова-разрушители ещё более укореняются в активной речи, и совсем не для того, чтобы о болезни сигнализировать. Задача совсем другая – поддержать болезнь, дать ей возможность «жить и процветать».

Приводим обобщённые данные подробных исследований речи многих тысяч пациентов. Конечно, набор выражений по болезням значительно богаче, чем в приведённой таблице, но если вы зададитесь целью установить в собственной речи слова, которые вас разрушают, то приведённые здесь помогут вам в этой по-настоящему целительской работе. И будьте уверены: как только вы обнаружите в своём обиходе слова-разрушители, ваша речь от них быстро очистится. И механизм тут простой и понятный: обнаружен – значит разоблачён. Разоблачён – значит обезоружен. Так что когда уходят слова-разрушители, то уходят и болезни.

Эти слова и выражения создают и поддерживают болезнь:

Примечание. Нет никакой разницы в том, к кому (или чему) применяются эти и подобные слова и выражения. Сам факт их присутствия в активной речи закладывает (а потом поддерживает) программу болезни.

Предлагаем вам понаблюдать за речью. Нет, не за своей – это без специальной подготовки может оказаться невозможным. Попрактикуйтесь – понаблюдайте за тем, какие слова-разрушители присутствуют в речи ваших близких. Только избегайте нравоучений. Будьте, пожалуйста, деликатны: людей, и особенно близких, ранят наставления. Просто поделитесь информацией. Например, дайте почитать эту или другие статьи по этой теме: предоставьте вашим близким возможность сделать самостоятельные выводы. И принять самостоятельные решения. И помните: индивидуальная речь – это то, во что категорически нельзя грубо вмешиваться!

Елена Оленина. Использованы материалы сайта http://econet.ru articles(61879).
Фото из открытых интернет-источников

 

blog comments powered by Disqus