Со словом надо обращаться честно

visibility
Нам есть чего стыдиться Можно ли поместить русскую литературу в один том? Ошибки в... учебниках. И такое бывает Мы слишком тихо возмущались. А зря Мы – русские! Какой восторг! Александр Суворов

Сегодня очередная публикация по теме «Русская национальная культура». Мы продолжаем разговор о русском языке.

Тема эта столь богата, разнообразна и неисчерпаема, что мы посвящаем ей несколько статей.

Напомню, в предыдущем выпуске наши авторы – Елена Симашова и Эдуард Чернышов уделили внимание великой ценности русского языка, на котором говорят более 200 миллионов жителей планеты; происхождению и родству его с санскритом; уникальности русской азбуки. Важные проблемы русского языка в современном мире: англицизмы, американизмы и прочие ...-измы столь мощно вторглись в язык, что в разговорной речи мы употребляем больше слов иностранных, чем русских. Это ли не свидетельство разрушения языка, а значит, и культуры народа в целом? Об этом в статье «Русские в России должны говорить по-русски» рассуждал наш внештатный корреспондент.

Со словом надо обращаться честноСегодня речь пойдёт о великом, могучем, прекрасном и уникальном русском языке, переживающем далеко не лучшие времена. Он гнётся под ярмом вопиющей безграмотности детей и взрослых; страдает от сквернословия, иссушается заимствованиями… Если деградацию не остановить (а кто это может сделать, кроме нас самих?), то совсем скоро от самого уникального по красоте и силе выражения языка останутся «рожки да ножки». Вместо «спасибо» и «пожалуйста», «доброй ночи», «благодарю» и других привычных слов мы будем только квакать: «ок» да «ок». Приглашаем к разговору всех, кому небезразлична, как истинному русскому человеку, судьба родного языка.

 

Не нужно путать естественный процесс исторического преобразования языка с его деградацией. Нам есть чего стыдиться. Мы неблагодарные потомки: не ценим того, что оставили нам пращуры. Современный русский язык насыщен ненормативной лексикой, американизмами и многочисленными жаргонизмами.

Разумеется, иностранные слова неизбежно проникают в «тело» любого языка. Они необходимы для обозначения предметов и явлений, которые ранее не существовали в культуре народа. Так, великие кораблестроители Нидерландов подарили нам основные морские термины. «Военная лексика» заимствована главным образом из немецкого языка.

Со словом надо обращаться честноНо самым объёмным стало влияние английской «крови». Именно английский язык (особенно в своём американском варианте) обозначил начало эры компьютерных технологий. Но во всём нужна мера. В борьбе за внимание общества наше родное древнее проигрывает иноземному. Как сейчас говорят, «трендовому».

Ещё Белинский писал о том, что «употреблять иностранное слово, когда есть равносильное ему русское слово, – значит оскорблять и здравый смысл, и здравый вкус».

Замещение красивых русских слов новомодными англицизмами происходит при дружной поддержке СМИ. Это они помогают лексическим единицам прочно закрепиться в нашей повседневной речи. Авторитетные эксперты, уважаемые журналисты непременно расскажут вам о том, что основное направление – это «мейнстрим». Вместо творческих людей появились «креативные», грубые стали «брутальными», а подростки теперь «тинэйджеры».

Ещё совсем недавно, в советскую эпоху, за оговорку или неправильно поставленное ударение диктора могли отстранить от эфира. Сейчас же телеведущие безнаказанно путают значения слов. Бесталанный – это не тот, у кого нет таланта. «Талан» – «счастье», а бесталанный – несчастный. Бедовый – это не тот, с кем постоянно случаются беды, а бойкий, шустрый человек. Рубашка кипенно (а не «кипельно») белая: цвета кипени – белой пены, образующейся при кипении воды. Так «великий и могучий» превращается в примитивный воляпюк (искусственный язык). И виноваты в этом мы.

В 1972 году в России была издана великолепная книга Норы Галь «Слово живое и мёртвое». Полное имя автора – Элеонора Яковлевна Гальперина. Прославленная советская переводчица. Это благодаря её труду мы полюбили «Маленького принца» Антуана де Сент-Экзюпери. Это она перевела на русский «Убить пересмешника» Харпер Ли. По мнению Гальпериной, выразительность и естественность языка являются ценностью не только для тех, кто профессионально работает со словом, но и для всякого говорящего и пишущего. Нора Галь считала, что русский язык бессовестно засоряется канцеляризмами.

«Канцелярит – это мертвечина. Он проникает и в художественную литературу, и в быт, в устную речь. Даже в детскую. Из официальных материалов, из газет, от радио и телевидения канцелярский язык переходит в повседневную практику. Много лет так читали лекции, так писали учебники и даже буквари. Вскормленные языковой лебедой и мякиной, учителя в свой черёд питают той же сухомяткой чёрствых и мёртвых словес всё новые поколения ни в чём не повинных ребятишек...»

Элеонора Яковлевна была права. Полвека назад были написаны эти строки, и время только усугубило ситуацию. Мы слышим канцеляризмы каждый день. В телевизионном эфире чиновники сообщают: «Был проведён ряд мероприятий, направленных на успешную организационную работу по обеспечению своевременной поставки гуманитарной помощи». Каков смысл этой фразы? Гуманитарную помощь привезли. Всего три слова.

Может быть, эта великая женщина предчувствовала грядущую катастрофу и поэтому в своей книге так много внимания уделяла повседневной речи?

Каждому российскому чиновнику нужно прочесть книгу Норы Галь. Чтобы научиться говорить людям правду. Прямо, не прячась за мусором лишних слов.

 

Другой яркий пример деградации русского языка – речь подростков и молодёжи.

Дети почти не читают книг, а представление о школьном курсе литературы основано не на первоисточниках. На прилавках книжных магазинов россыпью лежат различные сборники из серии «Вся русская литература в одном томе». Роман-эпопея Льва Толстого «Война и мир» в таком «пособии» занимает ничтожные 100 страниц. Изучая классиков с помощью таких изданий, читатель не поймёт чувства трепета, испытанного Наташей Ростовой перед первым балом. А размышления князя Болконского под небом Аустерлица не заставят подумать «о ничтожности величия, о ничтожности жизни, которой никто не мог понять значения, и о ещё большем ничтожестве смерти». Да и как школьник может полюбить чтение, когда рядом нет примера для подражания: дети видят родителей сидящими у телевизора, а не с книгой.

Навык грамотного письма не возникает просто так. Это комплексное умение. Какую речь слышит человек – такую он и воспроизводит. Какие тексты читает – такие и пишет. Современный школьник поглощён не книгами, а социальными сетями. Это пространство свободного общения и, к сожалению, безнаказанной безграмотности. Читая тексты с ошибками, невозможно выработать зрительную память. Ту важнейшую спасительную ниточку, помогающую многим писать грамотно, даже если правила давно забыты.

Согласно неофициальной статистике, современные старшеклассники прекрасно разбираются в жаргонизмах, но не знают элементарных слов. Таких как «лелеять», «проказник», «романтик». Даже их воспринимают как давно устаревшие. Но почему так происходит? Дело не только в скудном лексиконе детей. Люди размеренного XIX века говорили языком певучим, полным эмоций и образов. У человека XXI века нет свободного времени. Тут не до чувств. Яркие краски речи заменены на сухую констатацию факта. Информацию нужно передавать быстро. Это значит, что нужно быстрее писать и говорить. Поэтому мы так легко привыкли к иноязычному «ОК». Поэтому переписка подростков напоминает примитивную шифровку:

Со словом надо обращаться честно– Прив!
– Как дел?
– Норм.
– И я норм.
– Спс.
– Пжлст!

Но винить во всём детей нельзя. Это неправда, что они пошли «не такие». Это мы стали другими. Когда в стране меняются ценности, меняется и система образования. Книжную индустрию захватили маркетологи. Словари и различные пособия продаются по тем же циничным правилам, что и бульварное чтиво. Что выгодно, то и издаётся. Яркая обложка, громкое имя автора, положительные оценки именитых критиков. А что внутри? Люди, однако, по-прежнему доверяют таким уважаемым фамилиям как Ожегов, Даль. Покупая «Словарь современного русского языка» под редакцией Сергея Ивановича Ожегова, знайте, что знаменитый советский лингвист умер в 1964 году.

 

Рынок учебных пособий в России оценивается в 10 миллиардов рублей в год. Половина этой суммы тратится на всевозможные рабочие тетради и методички. Конечно, и сейчас существуют прекрасные издания с качественным материалом. Часто эти книги успешно переиздаются ещё с советских времен. Но есть и действительно недоработанные, скучные и даже содержащие непозволительные ошибки пособия. И понятно почему: в нашей стране около 50 издательств имеют разрешение Минобрнауки на выпуск учебной литературы. Контролировать работу всех просто невозможно.

Со словом надо обращаться честноА учебники – очень выгодный заказ, на них всегда найдётся покупатель. Особенно если директорам школ «посоветуют» взять именно эти книги. Переход учебного заведения на другую программу обеспечит издательство заказами на годы вперёд. А старые пособия просто списываются.

Происходит это часто. Согласно требованиям СанПиН, учебник должен использоваться в течение пяти лет. Потом библиотекарь обязан его списать. Эти же нормы действуют и при аккредитации учебных заведений. Литература по дисциплинам общегуманитарного и социально-экономического профиля должна быть не старше пяти лет, а по общепрофессиональным – не старше 10.

Качество учебника по русскому языку, прежде всего, зависит от авторов. Хорошая книга обязательно должна быть написана в доступной форме. Например, в издании 2008 года (В.В. Бабайцева, Л.Д. Чеснокова) сказано: «Предложения, состоящие из нескольких простых, называются сложными». Этот учебник переиздаётся ещё с советских времен и знаменит среди учеников как один из самых понятных. А вот учебник 2011 года под редакцией М.М. Разумовской и П.А. Леканта предлагает такое определение: «Сложное предложение – это такое предложение, которое имеет в своём составе не менее двух грамматических основ и представляет собой смысловое и грамматическое единство, оформленное по законам интонации и пунктуации». Согласитесь, заумная формулировка.

Со словом надо обращаться честноСовременные образовательные программы перегружены теоретическими сведениями. В учебниках русского языка мало упражнений для работы дома и в классе. Времени на отработку практических знаний не хватает: учебных часов недостаточно для полноценного закрепления материала. Дошло до того, что именитые преподаватели предпочитают учить детей по собственной авторской программе. Упражнения предлагаются сложные: без учёта возраста учеников. Учителю приходится тратить время на разъяснение текста, написанного сухим академическим языком.

Детям нужен понятный и интересный материал с познавательным сюжетом. Такие упражнения были в советских учебниках. Но те учебники по русскому языку сейчас не могут служить полноценной заменой современным. С тех пор изменились некоторые подходы к изучаемым явлениям. Советские учебники не учитывают требований нынешних стандартов. Особенно тех, что проявляются при сдаче ГИА и ЕГЭ.

 

Между прочим, пособия для подготовки к ГИА и ЕГЭ часто предлагают для рассмотрения тексты современных авторов. Нередко эти материалы содержат орфографические и фактические ошибки. А всё потому, что многие издательства XXI века не стыдятся выпускать книгу без тщательной корректуры.

Со словом надо обращаться честноКстати, само существование ЕГЭ в российской системе образования не является ли издевательством над детьми и учителями? Разве это не унижение всей русской культуры? Мы слишком тихо возмущались, когда Министерство образования навязывало нам эту чудовищную реформу. И теперь собираем «ягодки».

Михаил Васильевич Ломоносов, к счастью, никогда не узнает о том, что происходит с основанным им университетом. В 2013 году учёный совет филологического факультета МГУ им. Ломоносова выступил с заявлением: «По мнению преподавателей и профессоров, гуманитарное образование в стране находится в критическом состоянии».

Документ называется «О реформе образования, её итогах и перспективах». Профессора, кандидаты филологических наук, заслуженные преподаватели связывают существующее скверное положение дел не с некомпетентностью власти, а с целенаправленной разрушительной политикой Министерства образования. Речь идёт о программе (какая ирония) развития образования до 2020 года.

Кстати, Михаил Васильевич Ломоносов был одним из самых преданных борцов за чистоту русского языка: «Язык, которым Российская держава великой части света повелевает, по ея могуществу имеет природное изобилие, красоту и силу, чем ни единому европейскому языку не уступает. И для того нет сумнения, чтобы российское слово не могло приведено быть в такое совершенство, каковому в других удивляемся». Великий гений написал немало трудов, посвящённых русской словесности, в том числе знаменитую «Российскую грамматику». В одном из жарких споров об истории славянского народа учёный подтвердил свою фамилию и в буквальном смысле «сломал нос» иноземному историку Герхарду Мюллеру. Эх, не видел Михаил Васильевич нынешних чиновников Минобра...

Хотите ещё поплакать? Результаты приёма 2012 года на факультет журналистики МГУ оказались чудовищными. Каждый первокурсник журфака МГУ проходит обязательное испытание – проверочный диктант по русскому языку. В 2012-м из 229 студентов лишь 18% сделали восемь и меньше ошибок на страницу текста. Остальные 82%, включая 15 стобалльников ЕГЭ, сделали в среднем по 24-25 ошибок. Ошибок было столько, что некоторые слова искажались до неузнаваемости. Что такое, например, по-вашему, рыца? Рыться. Или, скажем, поциэнт (пациент), врочи (врачи), генирал, через-чюр, оррестовать...

Недавно в СМИ проскочила обнадёживающая новость. В ближайшее время из ЕГЭ уберут тестовую часть и добавят устный экзамен по всем гуманитарным предметам. Действительно, пора, «ниже дна падать уже некуда»...

 

Один «чудак» с лицом фальшиво-грустным,
«Ютясь» в салоне своего «порше»,
Сказал: «Мне стыдно называться русским.
Мы – нация бездарных алкашей».

Солидный вид, манера поведенья –
Всё дьяволом продумано хитро,
Но беспощадный вирус вырожденья
Сточил бесславно всё его нутро.

Его душа не стоит и полушки,
Как жёлтый лист с обломанных ветвей.
А вот потомок эфиопов Пушкин
Не тяготился русскостью своей.

Себя считали русскими по праву
И поднимали Родину с колен
Творцы российской мореходной славы
И Беллинсгаузен, и Крузенштерн.

И не мирясь с мировоззреньем узким,
Старались заглянуть за горизонт,
За честь считали называться русским
Шотландцы – Грейг, де Толли и Лермонт.

Любой из них достоин восхищенья,
Ведь Родину воспеть – для них закон!
Так жизнь свою отдал без сожаленья
За Русь грузинский князь Багратион.

Язык наш – многогранный, точный, верный –
То душу лечит, то разит, как сталь.
Способны ль мы ценить его безмерно
И знать его, как знал датчанин Даль?

Да что там Даль! А в наше время много ль
Владеющих Великим языком
Не хуже, чем хохол Мыкола Гоголь,
Что был когда-то с Пушкиным знаком?

Не стоит головой стучать о стенку
И в бешенстве слюною брызгать зря!
«Мы – русские!» – так говорил Шевченко.
Внимательней читайте кобзаря.

В душе любовь сыновнюю лелея,
Всю жизнь трудились до семи потов
Суворов, Ушаков и Менделеев,
Кулибин, Ломоносов и Попов.

Их имена остались на скрижалях
Как подлинной истории азы.
И среди них как столп – старик Державин,
В чьих жилах кровь татарского мурзы.

Они идут – то слуги, то мессии, –
Неся свой крест на согбенных плечах,
Как нёс его во имя всей России
Потомок турка адмирал Колчак.

Они любовь привили и взрастили
От вековых истоков и корней.
Тот русский, чья душа живёт в России,
Чьи помыслы – о матушке, о ней.

Патриотизм не продают в нагрузку
К беретам, сапогам или пальто.
И коль вам стыдно называться русским,
Вы, батенька, не русский. Вы – никто.

Константин Фролов-Крымский

 

Со словом надо обращаться честноРусский язык объединил сотни народов и народностей. Русский язык – язык нравственный и духовно богатый. И не только потому, что именно русским авторам принадлежат величайшие произведения мировой литературы, раскрывающие серьёзнейшие духовные искания человека. Да, весь мир восхищается Чеховым, Достоевским, Толстым, Пушкиным. А ещё потому, что русский язык – язык нравственности, поскольку содержит огромное количество образов, оттенков и описаний различных состояний человеческой души. Мы можем желать, а можем алкать. Мы знаем, что на свете есть совесть, стыд, добродетель, целомудрие и благонравие. Мы ненавидим подобострастие, и никакие иностранные синонимы не передадут духовную силу этих слов. Потому что сила эта накапливалась веками. Она создавалась нашими прадедами для нас, чтобы мы слышали слово и через него чувствовали мир, чтобы мы писали слово и через него понимали бытие, чтобы мы читали слово и через него постигали мудрость предков – послание из прошлых жизней от наших далёких и ушедших. Изучение родного языка необходимо расширять, а не сокращать. Знакомить детей с историей азбуки и этапами её преобразования. Исследовать этимологию современных слов и архаизмов. Рассказывать школьникам о трудах величайших мастеров русской словесности. У нас нет другого пути. Потому что никто кроме нас, носителей русского языка, не сможет его сохранить. Это мы даём ему жизнь. Нашими устами безмолвные буквы превращаются в звуки. Иначе, забыв родную речь, мы очень скоро забудем сами себя. И тогда фантазии Джорджа Оруэлла не покажутся такими уж несбыточными.

 

Елена Симашова, психолог, журналист. Фото из открытых интернет-источников

 

blog comments powered by Disqus