И дольше века длится служба

visibility
Общий трудовой стаж династии врачей Головановых – 130 лет

DSC_0429.jpgНо это не окончательная цифра: подрастает юное поколение, которое пока нарабатывает опыт и вливается в сообщество людей в белых халатах. 

А началась династия с Анастасии Головановой, которая успешно поступила в победном 1945-м и закончила в 1951-м Горьковский мединститут. В этом же вузе учились потом её дети. Бабушка на склоне лет до слёз радовалась, когда внуки пошли по её стопам. Покинула сей мир с чувством выполненного долга. Это не высокопарные слова, каждому из нас необходимо знать, что ты не впустую жил, а продолжаешься в следующих поколениях. 

Единственный педиатр в районе

– Мама всегда считала профессию врача самой лучшей на свете, – рассказывает Лариса Неронская, педиатр больницы в посёлке Дружба. С детства помню эти её слова… Не жалобы, не сетования на то, что приходится работать за троих, а только радость от того, что лечит детей, возвращает им здоровье. Она постоянно нам говорила, что у нас один путь – в медицину. И мы не сомневались, что может быть как-то иначе. 

Мама, Анастасия Алексеевна Голованова, 42 года проработала в Гагинской районной больнице, куда приехала по распределению. Считала, что ей крупно повезло, поскольку главным врачом в то время работал заслуженный врач Григорий Иванович Кочемасов. 

Мне представить сегодня трудно, что она была единственным педиатром в районе, и в год там рождалось 1 200-1 300 детей! На её попечении-лечении было 17 000 детей. Иногда мама в шутку говорила, что отвечает за детство всего Гагинского района. Но работа не бывает в тягость, если её любишь. Только спустя 30 лет туда приехали молодые супруги-педиатры. 

Помню, как мама рассказывала такой случай из своей практики. 

…В селе Сурки заболели двойняшки шестимесячного возраста. Добираться в больницу было не на чем: весенняя распутица, а дороги – российские. И фельдшер того медпункта вызвала врача на дом. Анастасия Алексеевна доехала на «скорой» до села Ветошкино, и машина застряла. Пошла пешком. Промочила и застудила ноги, однако пришла вовремя и малыши были спасены. 

Мы с братом Сергеем удивлялись оптимизму мамы, её энергии. Она всегда верила в то, что всё будет хорошо, не стоит волноваться и охать, надо действовать! Ей было интересно жить, даже когда вышла на пенсию. Её ценили в Гагино коллеги по больнице, где она несколько лет заведовала детским отделением, которым очень гордилась, говорила, что это её второй дом. Уважали родители, а выросшие пациенты почтительно здоровались на улице и всегда консультировались у неё по поводу здоровья уже своих деток. 

Лариса Юрьевна сохранила несколько газетных публикаций о маме. В них – добрые слова о той, которая всегда спешила на помощь детям и для которой счастьем было лечить маленьких пациентов. За свой труд Анастасия Алексеевна награждена значком отличника здравоохранения и орденом Трудового Красного Знамени. 

Верность профессии и… маме 

Чего в судьбах детей доктора больше: верности профессии или верности маме? Наверное, и того и другого поровну. Сергей Голованов – известный в округе фтизиатр.

Его жена Мария – специа-лист-фтизиатр высокого уровня. Когда кто-то из них дежурит в терапевтическом отделении, можно быть спокойным за пациентов. Врачебную помощь окажут вовремя и профессионально. Чувство ответственности за человеческие жизни у них – фамильное качество. Так сложились обстоятельства, что мне не удалось встретиться с супругами Головановыми, но мнением о них  поделилась коллега Наталья Горелова:

– Это специалисты высокого класса. Приехали к нам в 2001 году. И мы сразу отметили, что они и профессионалы как врачи, и люди очень отзывчивые. Помогут, подскажут, не считаются с личным временем. Если надо – значит надо. У них очень дружная семья. Дочь Дарья тоже закончила мединститут и теперь работает в Нижнем Новгороде. 

Лариса Неронская  профессию педиатра не выбирала. Просто знала, что будет лечить детей. Поступила в тот же институт, который заканчивала мама, и тоже начала работать в сельской больнице в Свердловской области.  Вот тогда она поняла, в чём состоит счастье педиатра: всегда видишь результаты своих усилий. 

– Наверно, это очень трудно – лечить детей. Ведь ребёнок не может сказать, где у него болит? 

– Да, быть педиатром – большая ответственность.  Он первый доктор крохи и будет сопровождать его со дня рождения и до 16 лет. Внимательно смотрю за развитием ребёнка. Главное, вовремя распознать болезнь, не допустить перехода её в хроническую форму. Многое в постановке диагноза и лечения дают родители,

расспрашиваю, чем они болели в детстве. Из этих бесед многое становится понятным. Самые безобидные недуги могут дать осложнения, потому в лечении иду от простого к сложному. 

– Когда Вы приехали в Выксу, кто из коллег стал для вас примером в работе?

– И тогда, и до сих  пор – Наталья Андреевна Цымбалова. Вот кто обладает и знаниями, и интуицией. Скольких детей спасла, потому что правильно поставила диагноз и начала лечение. Она из тех докторов, кто требователен к себе и другим. Строга, но во благо. Внимательна, но без лишней опеки. Рассудительна, но решительна, когда жизнь ребёнка в опасности. 

– Вы уже 31 год работаете педиатром в посёлке Дружба. Что изменилось с тех пор в жизни посёлка и лечении?  

– Детей рождается меньше. Если раньше 100 детей в год, то сейчас – 34-35. Сегодня на участке 916 детей до 18 лет, а раньше было несколько тысяч. Дети стали чаще болеть. Иммунитет ослаблен. Потому много внимания уделяю профилактике.  

– Что, по-вашему, может улучшить работу педиатрической службы?  

– Думаю, что при детском отделении должна быть бригада неотложной помощи, которая выполняла бы комплекс мероприятий, направленных на купирование острых и угрожающих жизни состояний у детей любых возрастных групп. Течение болезни у ребёнка совершенно иное, нежели у взрослого, и лечение – тоже.

– Вы остаётесь солидарны с вашей мамой, что «педиатр – самая лучшая профессия на свете?»

– Конечно да! 


Фото Ксении Абдулхаковой

blog comments powered by Disqus