Назад в прошлое, ради будущего

visibility
Есть события, которые не имеют срока давности. События, которые кровавыми строками вписаны в историю. События, уроки которых всегда актуальны. И главное среди них – Нюрнбергский процесс 1945 года над теми, кто развязал Вторую мировую войну.

Нюрнбергский процесс 1945 годаВид на скамью подсудимых Нюрнбергского процесса. В первом ряду слева направо: Геринг, Гесс, фон Риббентроп, Кейтель, Розенберг, Франк, Фрик, Штрайхер, Функ, Шахт. Во втором ряду: Дениц, Редер, фон Ширах, Заукель, Йодль, фон Папен, Зейсс-Ингварт, Шпеер, фон Нойрат, Фриче


Всего на один вечер приезжал в наш город юрист, историк, писатель Александр Звягинцев, тот, кто 50 лет своей жизни посвятил изучению документов процесса мирового значения. Встреча с ним проходила во Дворце культуры им. Лепсе. Зал был полон. Большая часть зрителей – представители старшего поколения. Чуть меньше – среднего. Совсем мало – школьников и студентов. После рассказа гостя о работе над книгами и фильмами, просмотра фрагментов фильмов люди долго не расходились. Потрясение от увиденного и услышанного побуждало не только к тому, чтобы получить автограф на его книге «Без срока давности», но и пообщаться с автором, спросить, с чего и как началась его работа, с какого возраста можно говорить детям о злодеяниях фашистов. И вот тут-то в этой живой очереди стояло уже больше молодых людей… Они хотят знать правду, ищут её. А пожилые, обмениваясь мнениями, повторяли: «Это надо знать нынешним школьникам. Это надо нести в школы, техникумы, вузы…»

Прошло чуть больше месяца, а тема встречи не давала покоя. Сразу очень трудно было начать писать: новые факты, документы, свидетельства очевидцев, документальные кадры кинохроники должны были выстроиться в такую систему, чтобы стать убедительной, наступательной, дерзновенной, и так же засели в душе, как у автора, который сказал:

– Эта тема живёт осколком в моём сердце, грозя задеть аорту.


Нюрнбергский процесс 1945 годаЗдание Дворца юстиции, где проходил Нюрнбергский процесс


Дело всей моей жизни

– Когда мне было семь лет, мы с мамой шли на Лукояновское кладбище мимо Бабьего Яра, так назывался овраг в Киеве. И мама сказала: «Вот здесь могла бы лежать и я». Она рассказала, как в 1941-м в этом овраге немецкие оккупационные войска и украинские коллаборационисты расстреливали евреев, цыган, советских военнопленных. Мама пошла провожать своих подруг-евреек. Её остановил немец и спросил: «Juden?» Она ответила: «Нет, нет!» Он отшвырнул её автоматом, сказав: «Geh weg!» Так она спаслась. Правда, позже её с бабушкой угнали в немецкое рабство, где они находились до конца войны.

Я узнал, что моего дедушку немцы расстреляли как партизана на той самой площади Независимости, на которой творится в наши дни майдан… Узнал, что отец был на фронте с первых дней войны. Его отряд миномётчиков бросили на Курскую дугу. Бой был жестоким. Отряд окружали немцы, кричали: «Рус, сдавайся!» А отец был силён, высок, зубами поднимал мешок пшеницы. И он взвалил на плечи миномётную плиту, на шею повесил ППШ, поднял оставшихся бойцов в атаку, и за пять дней его миномётчики уничтожили батальон немцев и вышли из окружения.

Родившись в послевоенное время, как и все мальчишки и девчонки, играли во «фрицев» и неистово кричали: «Смерть фашистам!» Мы знали, что война – это зло. В 12 лет я написал обличительное стихотворение по поводу того, что Аденауэр сказал, что можно объявить амнистию нацистам за сроком давности. Начинал в стихах, продолжил в прозе. И если говорить о теме Нюрнбергского процесса, то я занимаюсь ею более 50 лет. И она не отпускает. Когда вышел в отставку (с должности заместителя генпрокурора РФ), мама сказала: «Наконец-то ты можешь посвятить себя этой работе». И сейчас я практически каждый месяц снимаю новый документальный фильм, который касается темы войны.


Нюрнбергский процесс 1945 годаГеринг и Гесс на скамье подсудимых


На сегодняшний день у нас в стране самая полная документальная версия Нюрнбергского процесса

Судьба, словно специально, вместо лелеемой им мысли о литературном творчестве («У меня нет и не было ни дня без строчки») преподнесла ему другое «занятие» – юриспруденцию, благодаря чему Александр Звягинцев со знанием дела, с высоким профессионализмом проводил свои исследования единственного в мире судебного процесса над нацизмом. Он и представить не мог, насколько это окажется актуально спустя почти 76 лет со дня начала Второй мировой войны…


Нюрнбергский процесс 1945 годаСоветский военный фотограф Евгений Халдей рядом с Германом Герингом


Мир захватчиков и диктаторов – циничен. Безнаказанность порождает новое зло

Уже в конце 1941 года Советский Союз стал собирать доказательства преступлений Германии против человечества. Но не все в мире считали, что нужен суд над нацизмом. Более того, начиная войну, Гитлер был уверен, что уйдёт от наказания. Сумел же кайзер, развязавший Первую мировую, выйти сухим из воды. Хотя европейское сообщество настаивало на суде. Но кайзер сбежал в Голландию, и власти страны его не выдали. Судебного процесса не было.

Гитлер решил, что и ему сойдёт с рук, и можно творить беззаконие безнаказанно. Он пользовался покровительством и финансовой поддержкой сильных мира сего.

Американский концерн «Дженерал Моторс» поставлял автомобили, Рокфеллер снабжал горючим, Франция – самолётами и автомобилями, Чехия – оружием. Германия оккупировала Европу, и вся её промышленность работала на войну (об этом Звягинцев снял документальный фильм «Кровавые деньги»).


Нюрнбергский процесс 1945 годаГлавный обвинитель от СССР на Нюрнбергском процессе Р.А. Руденко выступает на заседании суда


Нюрнбергского процесса могло бы… и не быть!

Уже в конце войны в мире начались острые дискуссии, как наказать фашистских главарей. Мнения были разные. Чудовищные зверства нацистов вызвали у людей такую ответную ненависть, что многие предлагали без суда казнить всю гитлеровскую верхушку. Так не раз говорил, в частности, британский премьер-министр Уинстон Черчилль. Американский генерал Дуайт Эйзенхауэр предлагал расстреливать вражеское руководство «при попытке к бегству». Даже президент США Франклин Рузвельт, известный своей сдержанностью, в августе 1944 года высказался за «по-настоящему жёсткие меры» по отношению к немцам, вплоть до... кастрации.

Гораздо дальновиднее оказался Сталин. Когда Черчилль стал настаивать на своём мнении, что процесс должен быть политическим, Сталин твёрдо стоял на том, что это – военный трибунал, и возразил: «Что бы ни произошло, но это должно быть судебное решение. Иначе люди скажут, что Черчилль, Рузвельт и Сталин просто отомстили своим политическим врагам». 8 августа 1945 года правительства СССР, США, Великобритании и Франции заключили соглашение об организации суда над главными военными преступниками. Затем к нему присоединились ещё 19 государств. Трибунал стал с полным основанием называться Судом народов.


Нюрнбергский процесс 1945 годаВыступление главного обвинителя от США Р. Джексона


А была бы… третья мировая

Цинизм политиков поистине беспределен! Когда Советский Союз договорился о суде над нацизмом, уже прошла Ялтинская конференция, затем – Потсдамская, Берлинская, и мы договорились о принципах проведения будущего суда, Черчилль в конце марта – начале апреля 1945-го даёт командованию (немыслимое!) задание: разработать план нападения на… Советский Союз. очень стремительно. На 29 страницах. В мае его представили Черчиллю. Начало войны – 1 июля. Но! Ни один военный и политик не согласился с Черчиллем в этом вопросе. Англичане без поддержки США не отважились на войну.

А советское руководство? Знало ли оно о замышлявшейся войне? Знало. И 29 июня, до начала гипотетической войны, Жуков начал движение наших войск по всей линии фронта. Это 800 км по суше, 300 – по морю. И союзники поняли, что мы что-то знаем. Напряжение на фронтах сохранялось вплоть до января 1946 года.

А 20 ноября 1945 года начался Нюрнбергский процесс.


Нюрнбергский процесс 1945 годаПодсудимый фон Папен


О некоторых деталях Нюрнбергского процесса

Летом 2005 года во время съёмок фильма «Нюрнбергский набат» Александру Звягинцеву довелось побеседовать с заместителем председателя Верховного суда Баварии господином Эвальдом Бершмидтом. Разговор получился знаковым. «Сразу после войны люди скептически относились к Нюрнбергскому процессу, – вспоминал прокурор. – Это всё-таки был суд победителей над побеждёнными. Немцы ожидали мести, но необязательно торжества справедливости. Однако уроки процесса оказались другими. Судьи тщательно рассматривали все обстоятельства дела, они доискивались до правды. К смертной казни приговорили виновных. Чья вина была меньше – получили другое наказание. Кое-кто даже был оправдан. Нюрнбергский процесс стал прецедентом международного права. Его главным уроком явилось равенство перед законом для всех – и для генералов, и для политиков».


Нюрнбергский процесс 1945 годаГерман Геринг и Рудольф Гесс на скамье подсудимых


Уроки Нюрнбергского процесса

Люди давно научились судить отдельных преступников, бандитские группы, вооружённые формирования террористов. А в Нюрнберге был создан важнейший правовой прецедент – осуждена политическая система, породившая нацизм. Суд народов отменил также срок давности за преступления фашизма против человечности. Это важно и сегодня, когда кое-где пытаются забыть о них и оправдать преступников. Более того, в последние годы активизировались силы, желающие пересмотреть итоги Второй мировой войны, принизить роль Советского Союза в разгроме фашизма, поставить знак равенства между Германией как страной-агрессором и СССР, который вёл справедливую войну и ценой огромных жертв в коалиции с союзниками спас мир от ужасов нацизма.

К сожалению, в мире, да и у нас в стране, стали реже вспоминать о Нюрнберге, его истории и уроках. Конечно, время всё больше отдаляет события тех лет. Но есть трагедии, которые нельзя забывать, чтобы они не повторились. Правда о Суде народов – это не только репортаж из прошлого, но и обращение к будущему. 

Звягинцев провёл массовые встречи со зрителями в Париже, Риме, Мадриде, Страсбурге, Генуе, Дублине, а дома лишь за последние месяцы выступил в университетах и академиях Москвы, Казани, Крыма, Волгограда, Пензы и других городов страны.


Нюрнбергский процесс 1945 годаСоветский караул у здания трибунала во время работы Нюрнбергского процесса


У нас крадут нашу историю. Что делать?

– Если в 80-90-е годы вся Европа понимала, что победу одержал Советский Союз, то сейчас всё иначе, – отвечает Александр Григорьевич. – По статистике во Франции только 8% населения знают правду о войне. В Германии – 16%, но там больше русских. А в нашей стране, например в благополучной Липецкой области, только 10% школьников знают что-либо о Нюрнбергском процессе.

А что мы сегодня делаем, чтобы говорить правду? Сколько книг о войне мы перевели на другие языки мира? Я много бываю за границей. И я не видел ни одной книги о Нюрнбергском процессе над фашизмом. А что вы видите на полках в наших книжных магазинах? Воспоминания солдат вермахта, гестаповцев, люфтваффе… Откровения о том, как вывозились культурные ценности…


Нюрнбергский процесс 1945 годаВид на коридор тюрьмы Нюрнберга, где содержались главные нацистские преступники, круглосуточное наблюдение за которыми вели охранявшие тюрьму американские солдаты


Наши пропагандистские усилия мизерны! 

И большая роль в этом принадлежит преподавателям истории в школах. Те фрагменты фильмов, что привёз Звягинцев и которые смотрели выксунцы, не требуют никаких комментариев. Они красноречивее слов. В них документальные кадры. Воспоминания очевидцев. Неопровержимые факты. Картины преступлений нацистов не могли оставить зрителей равнодушными. Изуверы из «зондер-команд», массово уничтожавшие евреев, цыган, военнопленных, узников лагерей смерти, проводившие бесчеловечные опыты над людьми – всё это было. Картины проливают свет и на то, как возникла нацистская машина истребления, кто и как привёл к власти гитлеровскую клику. 

Александр Григорьевич с уверенностью заключил: 

– Тема Нюрнберга не должна быть ни забыта, ни завуалирована новыми историческими реалиями. Тем более что многие из них прямо призывают задуматься, нет ли на горизонте новой зловещей тени поверженного нацизма?

Фото Ольги Поповой и из открытых интернет-источников

blog comments powered by Disqus