58-я, стандартная… Часть 1

account_circle ВР
visibility
Ежегодно 30 октября в нашей стране отмечается День памяти жертв политических репрессий.

Репрессии в молодом советском государстве в начале-середине 1920-х годов были продолжением политики красного террора, запущенного большевиками в период Гражданской войны в качестве мощных средств устрашения и подавления контрреволюции. Самые громкие процессы тех лет состоялись над оппозиционерами и церковными служителями, которых ленинское (а затем и сталинское) правительство рассматривало как влиятельных идеологических противников советской власти.

Новый виток политических гонений в СССР наступил в конце 1927 года, когда Сталин быстро и расчётливо ликвидировал ещё одну угрозу для упрочения своей диктатуры, исходившую от троцкистско-зиновьевского оппозиционного блока. А вскоре начались более масштабные репрессии против интеллигенции, зажиточных крестьян и военнослужащих. Наивысший пик карательных мер в СССР был зафиксирован в 1937 году, когда за контрреволюционные и прочие особо опасные государственные преступления было осуждено 790 665 человек (для сравнения – в 1936 году за «контру» осудили 274  670 человек). А всего по вышеуказанным статьям в период 1921-1953 гг. было осуждено более 4,06 млн советских граждан, из которых к высшей мере приговорили 799 455 человек! Эти данные взяты из документа, адресованного в 1954 году на имя Никиты Хрущёва (данную справку подписали генпрокурор СССР Р. Руденко, министр внутренних дел С. Круглов и министр юстиции СССР К. Горшенин). Как видно, на протяжении десятилетий государственная машина беспощадно перемалывала людей на территории всей страны, и наша Горьковская (Нижегородская) область, увы, не стала здесь исключением. 


Жить, чтобы помнить

«…10-й пункт 58-й статьи общедоступен, – писал в своём эпохальном произведении «Архипелаг ГУЛАГ» Александр Солженицын. – Он доступен глубоким старухам и 12-летним школьникам. Он доступен женатым и холостым, беременным и невинным, спортсменам и калекам, пьяным и трезвым, зрячим и слепым. Заработать 10-й пункт можно зимой с таким же успехом, как и летом, в будний день – как и в воскресенье, рано утром или поздно вечером, на работе и дома, на станции метро, в дремучем лесу, в театральном антракте и во время солнечного затмения».

Бессмысленно отрицать историю: в сталинскую эпоху правления за обычный, казалось бы, поступок или бездействие (слышал и видел, но не сообщил!) легко могли возбудить реальное уголовное дело. В 1930-е годы в Советском Союзе сложилась уникальная ситуация, когда за политическую частушку, крамольный анекдот или высказывание сомнения в правильности текущего политического курса человек мог запросто загреметь в лагеря на несколько лет, а то и вовсе получить высшую меру наказания. Солженицын приводит множество печальных примеров, в  их числе – случай с портным, который, убирая после шитья иголку в сторону, вколол её в газету на стене и… случайно попал на фотографии в глаз наркому Кагановичу. Клиент увидел этот «вопиющий факт» и донёс куда надо. Портной в итоге получил 10 лет лагерей. 

А ещё классик описывал дикий случай, когда глухонемой плотник застилал полы в сельском клубе и отхватил ту же «десяточку». Как было дело: из клуба перед работами заранее вынесли всю мебель, и внутри помещения не осталось даже гвоздика на стене. Вот плотник свой пиджачок с фуражкой и накинул на бюст Ленина вместо вешалки. А дальше – привычная картина: кто-то зашёл в клуб, увидел, настрочил донос… И таких реальных уголовных дел в СССР по надуманным поводам в те годы было великое множество.

Разумеется, настоящие преступники тоже получали свои суровые приговоры, но в том-то и дело, что к уголовникам, как ни странно, лагерное начальство зачастую относилось мягче. Закоренелые убийцы, воры, насильники и прочие тёмные личности за «колючкой» чувствовали себя как рыба в воде. 

А вот большинство политических заключённых были из числа интеллигентов, простых крестьян или заводских трудяг. Зашуганные и одинокие, они быстро ломались на допросах, в результате чего становились главной рабочей лагерной силой и лёгкой мишенью для издевательств. В отличие от уголовников, «политические» не умели так искусно лебезить перед старшими или притворяться больными, а потому изнемогали на рудниках, стройках, лесоповалах и т.д.

Крупнейший отечественный сайт «Открытый список», посвящённый жертвам политических репрессий в СССР, располагает на сегодняшний день огромной базой данных – свыше 3 млн 190 тысяч досье! Эти материалы собраны на основе фундаментального труда «Жертвы политического террора в СССР». Кроме того, в качестве основных источников информации по нашему району фигурируют «Книга памяти Нижегородской области» и архив УВД Нижегородской области. Так вот, если на указанном сайте в поисковой строке «место проживания» набрать «Выксунский район», то пользователю тут же будут предложены… тысячи досье на различных людей! Каждое из этих уголовных дел существовало в реальности, за скупыми строчками приговоров – боль, предательство, месяцы ожидания в камерах, насильственные высылки, разлучённые семьи, расстрелы… Встречаются тут и оправдательные приговоры, но освобождения людей из-под стражи в общем потоке обвинительных заключений зачастую можно рассматривать скорее как «недоработку» чекистов. «Органам НКВД было невыгодно и даже опасно преуменьшать масштабы своей деятельности, ибо в противном случае им грозила опасность впасть в немилость у власть имущих за "недостаточную активность"», – писал в своё время доктор исторических наук, крупнейший отечественный исследователь политических репрессий в СССР Виктор Земсков.

58-я, стандартная…

Начало 1930-х годов. Маховик репрессий набирает обороты: допрос обычного советского жителя


Итак, сегодня вниманию читателей будут предложены 11 уголовных дел, заведённых в 1930-е годы на жителей выксунской деревни Гагарская (52 километра от Выксы к юго-востоку). К великому сожалению, в этих досье нет фотографий, да и сами уголовные дела представлены в заключительном варианте с краткими данными, но это не играет абсолютно никакой роли. Главная задача сегодняшней публикации – почтить память жителей Выксунского района, пострадавших в результате политического насилия в сталинскую эпоху. За прошедшие десятилетия мир изменился кардинально, но эту чёрную страницу в нашей истории забыть невозможно.

В марте этого года в рубрике «Деревеньки» («Жила-была одна деревня», №№ 9, 10) уже были опубликованы данные о семьях Акишиных и Гришуниных, подвергшихся репрессиям в предвоенный период. Кроме того, в 1931 году в числе репрессированных также оказались многочисленные родственники гагарского жителя Василия Савельевича Куплинова. С началом коллективизации этот зажиточный крестьянин не принял большевистские идеи и в скором времени поплатился за своё упрямство. Семью Куплиновых арестовали прямо во время полевых работ, причём не пощадили даже несовершеннолетних ребятишек (у Василия Савельевича было 10 детей). Ужасная трагедия обычной деревенской семьи, а сколько их было в тот период по всему району!..

Архивы постоянно оцифровываются, и вполне возможно, что со временем станут известны новые данные о жертвах политических репрессий в Гагарской. Важное уточнение: в процессе чтения вы встретитесь с географическими ляпами при указании мест рождения и проживания гагарских жителей. Ну да, в момент появления на свет этих людей существовала Нижегородская губерния, а Горьковская область была окончательно преобразована лишь в 1936 году, причём до этого, в период 1932-1936 гг., наш регион именовался Горьковским краем. В данном случае конкретика хоронимов (географическое название любой природно-ландшафтной области) абсолютно не важна, и потому архивные записи публикуются без изменений и исправления неточностей.

Тот, кто умеет читать между строк, поймёт многое в этих уголовных делах. Взгляните, к примеру, на досье Николая Павловича Смирнова: на момент ареста ему было 90 лет, а обвинительные статьи у него хоть и привычные для того времени, но достаточно серьёзные. Ну какой, скажите на милость, из него агитатор за свержение Советской власти в таком-то возрасте? Вероятно, брякнул на завалинке что-нибудь о большевиках сгоряча, кто-то из соседей втихушечку донёс, и пошло-поехало. Однако в последний момент неизвестный работник судебной системы сжалился над стариком и оправдал его, а ведь если бы первоначальный приговор вступил в силу, несдобровать бы Николаю Павловичу, ох несдобровать!

58-я, стандартная…

Во времена расцвета ГУЛАГа в исправительно-трудовых учреждениях Советского Союза одномоментно числилось свыше 2,5 млн наших сограждан


Поимённый список жителей деревни Гагарской, пострадавших в результате политических репрессий в период с 1930-го по 1936 год


Шерунтаев Константин Дмитриевич

Год рождения: 1866
Национальность: русский
Место проживания: Горьковская область, Выксунский район, д. Гагарская
Профессия/место работы: крестьянин
Мера пресечения: арестован
Дата ареста: 1930 г.
Обвинение: ст. 58 п. 10
Приговор: 2,5 месяца
Архивное дело: 9158



Мочалин Яков Васильевич

Год рождения: 1885
Национальность: русский
Место рождения: Горьковская область, Выксунский район, с. Новодмитриевка
Место проживания: Горьковская область, Выксунский район, д. Гагарская
Профессия/место работы: крестьянин
Мера пресечения: арестован
Дата ареста: 1930 г.
Обвинение: ст. 58 п. 10
Приговор: 18 дней
Архивное дело: 9158



Мочалин Иван Васильевич

Год рождения: 1892
Национальность: русский
Место проживания: Горьковская область, Выксунский район, д. Гагарская
Профессия/место работы: крестьянин
Мера пресечения: арестован
Дата ареста: 1930 г.
Обвинение: ст. 58 п. 10
Приговор: 1 месяц
Архивное дело: 9158



Куплинов Василий Савельевич

Национальность: русский
Место проживания: Горьковская область, Выксунский р-н, д. Гагарская
Профессия/место работы: крестьянин-единоличник
Дата осуждения: 1931
Приговор: раскулачивание с выселением



Мочалин Иван Васильевич

Год рождения: 1892
Национальность: русский
Место проживания: Горьковская область, Выксунский район, д. Гагарская
Профессия/место работы: крестьянин
Дата осуждения: 1932 г.
Приговор: раскулачивание



Мочалин Павел Иванович

Год рождения: 1912
Национальность: русский
Место проживания: Горьковская область, Выксунский район, д. Гагарская
Профессия/место работы: крестьянин-единоличник
Мера пресечения: арестован
Дата ареста: 17 марта 1932 г.
Осудивший орган: тройка
Осуждение: 10 июля 1932 г.
Обвинение: ст. 58 пп. 8-10
Приговор: 3 года концлагеря
Архивное дело: 17642



Махров Семён Николаевич

Год рождения: 1883
Национальность: русский
Место проживания: Горьковская область, Выксунский район, д. Гагарская
Профессия/место работы: крестьянин-единоличник
Мера пресечения: арестован
Дата ареста: 9 января 1933 г.
Обвинение: ст. 58 п. 10
Приговор: 4 месяца
Архивное дело: 9441



Цыпляев Павел Дмитриевич

Год рождения: 1904
Национальность: русский
Место проживания: Горьковская область, Выксунский район, д. Гагарская
Профессия/место работы: колхозник
Мера пресечения: арестован
Дата ареста: 1933 г.
Обвинение: ст. 58 п. 10
Приговор: 3 месяца
Архивное дело: 9441



Бритов Дмитрий Михайлович

Год рождения: 1868
Национальность: русский
Место проживания: Горьковская область, Выксунский район, д. Гагарская
Профессия/место работы: колхозник
Мера пресечения: арестован
Дата ареста: 1933 г.
Обвинение: ст. 58 п. 10
Приговор: 3 месяца
Архивное дело: 9441



Подкустов Андрей Фёдорович

Год рождения: 1868
Национальность: русский
Место проживания: Горьковская область, Выксунский район, д. Гагарская
Профессия/место работы: крестьянин-единоличник
Мера пресечения: арестован
Дата ареста: 1933 г.
Обвинение: ст. 58 п. 10
Приговор: 3 месяца
Архивное дело: 9441



Смирнов Николай Павлович

Год рождения: 1846
Национальность: русский
Место проживания: Горьковская область, Выксунский район, д. Гагарская
Профессия/место работы: счетовод колхоза «Новая жизнь»
Мера пресечения: арестован
Дата ареста: 1936 г.
Осудивший орган: тройка
Обвинение: ст. 58 п. 10; ст. 59 п.7
Приговор: ссылка в северный край на 3 года. Находился под арестом 1,5 месяца, после чего решение отменено. Освобождён 19.03.1936 г.
Архивное дело: 9529



Разумеется, в 1930-е годы политические репрессии проводились не только в одной конкретной Гагарской. Сотни уголовных дел были заведены в десятках больших и малых сёл и деревень Выксунского района. Наивысший пик карательных мер был зафиксирован в 1936-1938 гг. В этот период по решению суда (или тройки) выксунцев уже практически не высылали из нашего района, а приговаривали к длительным тюремным заключениям с поражением в правах на несколько лет или расстрелу. В двух следующих публикациях мы продолжим исследовать тему политического насилия и приведём новый список жителей Выксунского района, пострадавших в ходе сталинских репрессий в 30-е годы.


Краткая расшифровка упомянутых статей Уголовного кодекса РСФСР редакции 1926-1956 гг.:

  • Ст. 58 п. 8. Совершение террористических актов, направленных против представителей Советской власти или деятелей революционных рабочих и крестьянских организаций, и участие в выполнении таких актов, хотя бы и лицами, не принадлежащими к контрреволюционной организации…
  • Ст. 58 п. 9. Разрушение или повреждение с контрреволюционной целью взрывом, поджогом или другими способами железнодорожных или иных путей и средств сообщения, средств народной связи, водопровода, общественных складов и иных сооружений или государственного или общественного имущества…
  • Ст. 58 п. 10. Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений, а равно распространение или изготовление или хранение литературы того же содержания…
  • Ст. 59 п. 7. Пропаганда или агитация, направленные к возбуждению национальной или религиозной вражды или розни, а равно распространение или изготовление и хранение литературы того же характера…

Дмитрий Макаров. Фото из открытых интернет-источников

blog comments powered by Disqus