Дети дают стимул к творчеству

visibility
Алексей Усас – в недалёком прошлом преподаватель детской художественной школы, ныне – свободный художник, иконописец, мастер по кладке русских печей… Он глава большой семьи, отец шестерых детей, дедушка 11 внуков.

Пройдёт много-много лет и потомки скажут, что их прапрапра основатель рода, представитель такой редкой в здешних местах фамилии…

В мае-июне в музее усадебно-промышленного комплекса Баташевых-Шепелевых у супругов Усас прошла выставка их работ. Мастера кисти и цвета поразили уже искушённую выксунскую публику темпераментом, эмоциональным накалом чувств, заложенных в картинах, одухотворённостью образов. Остроту восприятия умножали подписи к работам, сделанные Алексеем в жанре японского хокку. От картин нельзя было уйти. Требовалось осознание её в соответствии с трёхстишием,  сравнение своих чувств с авторскими. И неизменно сравнение было в пользу автора. 

Откуда? Как художнику пришла такая мысль? И как он нашёл именно эти слова, в которых таится глубинный смысл его творения, и в то же время его творческое кредо… Как заниматься живописью, имея столь многочисленное потомство? где найти место для сосредоточения? И возможно ли это вообще – уединение в большой семье? Время для творчества?

– Алексей, Вы, наверное, выросли в большой семье?

– Семья обычная, у родителей нас двое. Отец работал инспектором Гостехнадзора комбината «Тулауголь». Расследовал происшествия и несчастные случаи на шахтах. Потом возглавил эту службу. Когда пришло время выйти на пенсию, он с работы не ушёл, а продолжал трудиться, но уже простым инспектором. Мама работала в научно-исследовательском институте. Все выходные и отпуска (а они у родителей всегда были летом), мы проводили вместе. Зимой ходили в парк – народу там было, как будто на ярмарке! Родители вместе детьми катались на лыжах, коньках, с горок. Было весело, играла музыка. Кроме того, на выходные дни в Туле с Московского вокзала отправлялся поезд «Здоровье»! Останавливался он в лесу, в 20-30 км от города, паровоз уезжал, а мы катались на лыжах целый день, делали перерыв на обед (у каждой семьи было своё купе), опять катались, и к вечеру паровозик приезжал, цеплял наш состав и мы ехали домой. Ничего лучше такого семейного отдыха и не придумать! 

Ещё помню, как с отцом летом выезжали на рыбалку на р. Оку в районе Алексино. Золотые пляжи, вода, как в горной речке, хрустально чистая, дно видно, а рыба – кишмя кишит! Отец – заядлый рыбак, и нас с братом к этому пристрастил. И дедушка с нами за кампанию. Мы там же, на берегу, рыбу и коптили, и сушили. Для меня лето навсегда связано с отцом и отдыхом на реке или в пансионате. Я в детстве жалел, что у меня нет бабушки в деревне, у которой я бы проводил каникулы. Но... Комбинат имел базу отдыха в сосновом бору за городом, и летом мы жили там семьёй в коттеджах. Это был довольно большой городок, с огромной территорией, кинотеатром, столовой, кафе, баней. И при этом никакого ограничения свободы! Вот так компенсировалось отсутствие бабушки в деревне… 

– Знаю, что и вы с Галиной, когда приехали в Выксу, тоже совершали такие семейные вылазки далеко за реку. 

– Да, это стало моей привычкой с детства. И поэтому, когда Галина сказала, что нас приглашают на работу в её родной город, то согласился, потому что Выкса мне сразу понравилась. Я выксунец уже 32 года. И, если раньше говорил: «У нас в Туле…», то теперь, даже бывая на родине, повторяю: «У нас в Выксе...» 

– Когда родился ваш первенец, какие чувства испытывали?

– Не успел толком понять, что же произошло. После окончания Московского художественного училища им. Калинина, где мы с Галиной учились, познакомились и поженились, нас распределили в Далматово Курганской области. Там и родился наш Иван. Я забрал их с женой  из роддома, а потом, спустя несколько дней, меня забрали… в армию. Мне не выпали на долю первые бессонные ночи с малышом. Когда отслужил, Ване было уже два года. Он меня узнал, побежал ко мне. Галя сказала, что он постоянно бегал с моими фотографиями, которые она ему показывала. Действительно, фото потёртые, замусоленные… Это были трогательные моменты, но потом, когда стали рождаться другие дети, то началась обычная жизнь. В заботах, тревогах. 

Так же, как мои родители воспитывали меня личным примером и общением, то и я делал это интуитивно.  Отец нам  с братом не навязывал своих правил, не поучал.  Он давал нам свободу. Нас не загоняли с улицы домой, не заставляли учить уроки. Мы сами знали своё время. Двор был большой, все дети играли вместе, на виду у взрослых. Когда у нас с Галиной было уже трое детей, мы начали выезжать с ними на велосипедах в лес, на реку. Как нам по вечерам читал вслух книги отец или мама с бабушкой, так и мы читали своим первенцам Ивану, Максиму, Марии. Смотрели диафильмы, обсуждали их. Живое общение детей и взрослых всегда сильнее нравоучений. 

– Существует такой стереотип, что много детей – это обуза, нищета и остановка в собственном развитии...

– Так говорят те, кто не знает, что такое семья. Да, конечно, бывало тяжело, и на трёх работах приходилось трудиться. Бывало и так, что понимаешь – всё, край, денег нет, что делать завтра, не известно… Но откуда-то вдруг они «приходят», причём, ровно столько, сколько тебе надо на данный момент. Жили в общежитии в 17-метровой комнате. Тесно, душно. Но умудрялись в такой тесноте с тремя детьми и картины писать. Скажу определённо – дети стимулируют творчество. Они побуждают искать новое направление. Новую работу.

– Ваша семья верующая. И дети тоже? 

– Всё произошло вроде бы само собой. Когда возродилась Христорождественская церковь, то при ней отец Геннадий (Колоколов) открыл и воскресную школу для детей. Стали в неё ходить и наши старшие. А души детские – чистые, открытые Богу. И они нам стали говорить, что перед обедом надо молитву прочитать и после обеда тоже, на сон грядущий – обязательно. Они очень серьёзно относились к этому. Стали вместе ходить на службы, соблюдать посты. Это дети нас привели к Богу, а не мы их.

 – По вашему примеру они тоже рисуют? 

– Да, рисуют все. Но это не только потому, что они в семье художников растут.  Все любят это делать. Мы всегда берём их на этюды. Работая в художественной школе, выезжали на семинары, на пленеры, и обязательно брали их с собой – не с кем было оставить в Выксе, а потом, мы хотели, чтобы и они приобщались к искусству. Они всегда знали, что если мы пишем этюд, работаем над картиной, то мешать нам нельзя. Все   увлечённо рисовали, но в художественной школе не учились. Иван хорошо рисовал. Мария страстно любила лошадей. Прекрасно их изображала во всех ракурсах. Все стены её комнаты разрисованы лошадками. Мечтала о том, чтобы купить коня. Нам казалось это лишь мечтой, не более… Но ведь купила. И теперь у неё своя ферма. Максим окончил нижегородский архитектурно-строительный институт, но по специальности не работает. Наши дети рисуют все, и потому не мешают работать. А вот внуки…

– Что, неужели тоже творят? 

– Ещё как! Был такой случай. Закончил картину, поставил сохнуть. Наша маленькая внучка Верочка, ей всего два годика, пробралась в комнату, взяла самую большую кисть, окунула её в самую большую банку с коричневой краской и начала красить мою картину сверху вниз. Половину закрасила! Вовремя пришла Галина, отмыла работу. Все стены в мастерской разрисованы фломастерами, маркерами, мелом. Это их любимое занятие. Подражают деду. 

– И Вы их не наказываете за это?

– Наказание делает запретный плод только слаще. А тут получается, что они вместе со мной работают. 

– Вы теперь живёте в доме?

– Да, в большом доме, о котором мы с Галиной мечтали. И это случилось. С годами понимаешь, что на всё – промысел Божий. Всё будет в своё время. И если Бог дал детей, то будут и условия для жизни. 

– Быть отцом – это большая ответственность? 

– Я не считаю себя особенным отцом. Но чувствую, что я ответственен за детей и сейчас, в этой жизни, и в будущей. Скажу, что родители должны иметь хотя бы минимальное педагогическое образование. Тогда удалось бы избежать многих ошибок. И детям бы нашим пришлось проще.

– Какими Вы хотите видеть своих детей?

– Чтобы проще жили. Чтобы не впадали в панику, если трудно. Чтобы помнили о Боге не только в горести, но и в радости. Жизнь такая штука, что в ней есть место всему. Всё приходит в своё время. И пусть иногда думаешь, что ты съехал вниз, а потом, оказывается, что это ступенька вверх. В любой ситуации надо помнить, что как в природе – за тучами – солнце и чистейшее небо, так и в жизни. Нельзя унывать и отчаиваться. Надо идти к цели и добиваться своего. Надо, чтобы была установка к длительному волевому усилию, т.е. нужна постоянная работа в выбранном тобой направлении. Вот то, что хочу от детей и внуков. Мой наказ детям: «Будь смелее, сбиться с пути не позволят три светильника – вера, надежда, любовь».


Газета «Выксунский рабочий» является участником Всероссийского проекта «Быть отцом!»,
инициированного Фондом Андрея Первозванного,
интернет-журналом «Батя» и издательством «Никея».


Фото из семейного архива Усас

blog comments powered by Disqus