Художник Борис Голубев

visibility
Описывая военные баталии, мало кто удосуживается обратить внимание на роль тыла, какое значение он имел для сражающихся соединений. Без тылов они были обречены на гибель. Тыл – это опора и...

Описывая военные баталии, мало кто удосуживается обратить внимание на роль тыла, какое значение он имел для сражающихся соединений. Без тылов они были обречены на гибель. Тыл – это опора и надежда, это пища, гигиена, медицина, отдых и подкрепление. Порой тылам доставалось от врага не меньше, чем передовой.

Зима 1945 года. Война близится к завершению. А Борис Голубев, 18-летний юноша, матрос-дизелист речного теплохода, узнаёт о наборе добровольцев на фронт именно дизелистов-мотористов. И идёт на войну.
   В Москве на сборах, конечно, учили владению стрелковым оружием, но не ведению боёв. Их дело – судовождение. Кроме того, инструктировали о том, чтобы, находясь на захваченных территориях, не занимались мародёрством, были доброжелательны к населению и не забывали, что «они – воины-освободители». Но при этом не теряли бдительности.

   Борис Голубев попал в батальон речного флота бассейна рек Висла-Одер-Нейсе-Варта в зоне действий 2-го Белорусского фронта, где громил врага своими армиями маршал Константин Рокоссовский. Батальон речфлота обеспечивал переправу, доставку вооружения и снаряжения, т.е. выполнял типично тыловую работу фронта. Но война чему только не научит! Культработа и здесь не прекращалась, и Борис оказался в её «объятиях», когда короткое время заведовал клубом батальона в г. Бромберг (ныне Быдгощ, Польша).
  В июне 1945-го его направили под Кенигсберг (ныне Калининград) в г. Пилау, где формировался большой караван судов для перегона в Ленинград (в счёт репатриации из Германии). Во время шторма затонуло два судна в районе Моозунда (Эстония). И вообще, в пути было непросто. Шли, строго соблюдая кильватер, иначе можно было наскочить на мину.
   В Ленинграде флотилию расформировали. Большую её часть направили на Волгу, Оку, Каму остальные суда – на Северную Двину и Шексну. Бориса назначили помощником механика на плавучий магазин, который снабжал продовольствием рейсовые суда, идущие по Оке до Коломны.
В конце 40-х годов он окончил школу командного состава в Вологде, стал механиком боевой десантной баржи подводных технических работ в Ленгидротехотряде. Здесь и завершилась его военная служба.
   В 1954 году Голубев заканчивает исторический факультет Ленинградского учительского института и по направлению уезжает в Архангельск, в ведомство «Трудовые резервы». Отныне его дальнейшая деятельность связана с профтехобразованием – ремесленные училища (РУ), школы ФЗО (фабрично-заводского обучения). Сначала он работал директором школы в п. Пинега, а затем возглавлял училище механизации сельского хозяйства в г. Котлас.
   В 1969 году он уже выпускник заочного факультета живописи Московского университета им. Крупской. Так он смог реализовать свою мечту о занятии живописью. А вы говорите – эрудиция...
   В 60-е годы прошлого века перебрался с семьёй в посёлок Шиморское, поближе к родным. Здесь работал заместителем директора по воспитательной работе в ремесленном училище №20, а потом возглавил культурно-массовый отдел поселкового ДК.
   На заслуженный отдых, т.е. на пенсию, Борис Алексеевич ушёл из отдела снабжения треста №10, в разгар перестройки.
   Сейчас Борис Алексеевич, как и большинство людей военной поры, не сидит сложа руки. Он занимается живописью, встречается с учащимися, передавая им свои богатые знания по живописи, музыке и литературе.
   Так держать!