Максим Комаров: Стать отцом и быть отцом – это не одно и тоже

visibility
Газета «Выксунский рабочий» является участником Всероссийского проекта «Быть отцом!», инициированного Фондом Андрея Первозванного, интернет-журналом «Батя» и издательством «Никея».

Максим Комаров родился и вырос в Выксе. Есть в городе район, который в обиходе называют Скотный, вот там и проходило детство нашего героя. Учился в школе №10. Большой прилежностью не отличался, но с математикой, физикой, историей и особенно физкультурой всегда дружил, поэтому защищал честь родного учебного заведения на различных спортивных соревнованиях. Уже подростком старался обрести какую-то финансовую независимость и иметь свои деньги на карманные расходы, поэтому ещё в 12 лет пришёл в центр занятости населения, чтобы устроиться на подработку на время летних каникул. 

После школы поступил в профессиональное училище №3, выбрал специальность автослесаря и экстерном сдал экзамены на водительские права. А дальше был шаг, который никак не вписывался в общее отношение юношей призывного возраста к предстоящей службе в армии, старающихся всеми возможными способами оттянуть, а лучше избежать этой воинской обязанности. Максим пришёл в военкомат сам, когда ему исполнилось 17 лет. Там тоже не все поняли такой порыв, да и по закону не могли призвать несовершеннолетнего добровольца в ряды вооружённых сил. Мама, хотя и не мешала самостоятельности старшего сына, но её решение Максима тоже не порадовало. Она, зная его твёрдый характер, понимала, что он уж точно не будет отсиживаться где-нибудь при штабе или хозчасти, а обязательно попросится служить «в горячую точку».  

– Максим, материнское сердце не обмануло? Так и получилось?

– Да. Но сначала полгода служил в учебной части засекреченной связи под Москвой. Нас должны были распределить в различные войсковые гарнизоны по всей территории России. Я попросил, чтобы направили подальше от малой родины. 

– Стоп. А это почему?

– Решил убедиться, что не просто так говорится: «Чем дальше от дома, тем легче служба».  

По соседству с нашей «учебкой» стоял миротворческий полк, который прошёл через четыре «горячих точки»: Вьетнам, Афганистан, Чечню, Таджикистан. Нас старослужащие пугали, что мы можем тоже попасть в него. Большинство из моих сослуживцев очень этого опасались. И вот у нас последнее занятие, вдруг дверь открывается, входит красивый статный капитан и предлагает: «Ребята, кто из вас желает продолжить службу в «шестисотке» (так все называли миротворческий полк)»? Короткая пауза, и я один из роты поднял руку. Офицер спросил: «Фамилия?». Я представился, а дальше прозвучало: «Рюкзак, и со мной на выход». Так я попал в «миротворцы». В новой части поразил чёткий спокойный ритм, да и народу совсем немного. Это я позже узнал, что у ребят была командировка в «горячую точку». Пришёл и мой черёд, но перед отправкой в Таджикистан отпустили домой, чтобы я родителей предупредил и взял у них письменное согласие на службу в «горячей точке». Мама, конечно, – в слёзы, но знала, что я всё равно поеду. На прощание попросила быть осторожнее, не лезть на рожон.

– Где выполняли миротворческую миссию? Окунувшись в реальность, не пожалели о принятом решении?

– Наша часть стояла в Душанбе, мы были в составе 201-й дивизии. Не скажу, что было спокойно, всякое случалось, но о принятом решении ни разу не пожалел. Я ещё раз после срочной службы хотел  уехать добровольцем по контракту в «горячую точку», однако мама и жена были непреклонны. Видя, как мама переживает, перечить не стал. Иначе, какой бы пример младшим братьям подал.

– И сколько их у Вас?

– Два младших брата и сестра.   

– Кто Ваши родители по профессии, и кто из них оказал наибольшее влияние на формирование Вашего характера?

– Мама  работала крановщицей, отец – водителем-дальнобойщиком, поэтому его дома не было неделями, и в основном воспитание детей ложилось на мамины плечи. Каждый из родителей внёс что-то своё в формирование моего характера, оба приучали к труду, ответственности, дисциплине, уважительному отношению к старшим. А я признателен им за то, что не мешали моей, возможно, и излишней для того возраста самостоятельности. Конечно, свой отпечаток накладывала и улица. И здесь есть о чём сожалеть, поэтому своих детей стараюсь оградить от такого влияния.    

– Но не влияние же улицы заставило Вас в 17 лет придти в военкомат?

– Нет. Патриотизм воспитан был примером деда Константина Дмитриевича Комарова, которого не стало перед тем, как меня забрали в армию. Он – ветеран Великой Отечественной войны, дошёл до Берлина. А в начале войны служил в морфлоте на эсминце «Разящий», около Ленинграда корабль потопили. Дедушка с другими членами команды чудом спасся. Они и оказались в блокадном городе, участвовали в его обороне, а затем и  прорыве блокады. Дальше дед уже служил в морской пехоте. Три раза его засыпало землёй от разрывавшихся рядом снарядов, но он выбирался, казалось бы, из безвыходных ситуаций. За своё боевое прошлое дедушка награждён орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За взятие Берлина», «За боевые заслуги». Был три раза ранен. Я с детства мечтал быть похожим на него, вот и решил ускорить процесс прохождения армейской школы.

– А многодетную семью создали по примеру родителей? 

– Можно сказать и так. Мне хотелось, чтобы были как минимум сын и дочь. Сейчас у нас с Оксаной трое детей. Старший – сын Сергей, которому 16 лет, и две дочки: Октябрина, ей 12, и наш «звоночек» – шестилетняя Меланья. 

– Вы с Оксаной давно вместе? Как встретились?

– Оксана тоже училась в ПУ №3, там её и увидел первый раз, но тогда мы не были знакомы. Позже случайно встретил Оксану на городском рынке, набрался решимости и подошёл. Разговорились, начали встречаться. Через год меня призвали в армию, она меня ждала. В 1999-ом году вернулся домой, а через год мы поженились. 

Комаров2.jpg– Имя первенцу Вы выбирали или это было общее с супругой решение?

– Я назвал сына в честь своего двоюродного брата, которого, к большему сожалению, рано не стало – в 33 года. Сергей был мне настоящим старшим братом, у него были «золотые руки», и он постарался меня научить всему тому, что умел. Благодаря этому я с рабочим инструментом «на ты».  

– Дочерям тоже Вы имена давали?

– Старшую дочку назвал я, но получилось это случайно. Просто жена была против других имён, начинающихся на букву «О», а мне они нравятся. Согласилась только, когда я предложил назвать нашу малютку Октябриной. А младшей супруга сама уже имя выбрала. 

– Имена как-то отражают характер дочек? 

– Мне до сих пор удивительно, что настолько: Октябрина – спокойная, рассудительная, экономная, Меланья – очень подвижная, весёлая, с актёрскими способностями и может ими пользоваться, когда ей что-то нужно. 

– У сына тоже есть сходство со значением его имени? 

– В некоторой степени. Сергей не любит внешне выражать эмоции, настойчив, приветлив, но если на него оказывать излишнее давление, то может проявить характер.  

– Как у Вас складываются отношения с Сергеем? В чём Вы для него пример?

– У нас доверительные отношения, которые должны быть у отца с сыном. Но по спортивной части Сергей меня здорово обогнал. Я занимался боксом, борьбой, тхэквондо, но каких-то высоких результатов не добился. Сейчас преподаю в военно-патриотическом клубе «Православные витязи» армейский рукопашный бой. Сын тоже в этом клубе. Занимается основами православия, военно-прикладным армейским рукопашным боем и т.д., имеет звание младшего воеводы, серьёзно увлечён боксом. На его счету уже много побед на турнирах различного ранга. Но я не сразу понял Сергея, когда приучал к занятиям спортом, и мы решали, какой вид ему лучше подходит. Выбрали рукопашный бой, но сын без желания ходил на тренировки, а я случайно узнал, что ему больше нравится бокс. Поэтому привёл его в секцию к Александру Блинову, с которым был хорошо знаком.

– Такая интенсивная спортивная подготовка имеет определённую цель?

– Да, Сергей решил поступать в высшее командное училище ВДВ в Рязани. Он там уже три лета подряд в составе «Православных витязей» проходит курс молодого бойца. Успешно сдал экзамены «на берет» и «на тельняшку».

– Сергей вступил в ВПО «Православные витязи» по Вашей инициативе?

– Да, когда я 9 мая показал ему выступления витязей под руководством Николая Чопенко. Спустя некоторое время он предложил мне вести занятия с ребятами по армейскому рукопашному бою, и я понял, что мой сын тоже должен стать православным витязем. Именно Николай Михайлович оказал на меня большое воздействие. Он помог укрепиться в вере, на своём примере убедил, что мы должны воспитывать воинов – защитников России. Встреча с этим человеком заставила пересмотреть свою жизнь, отношение к Богу. А первым моим духовником стал отец Геннадий (Колоколов), он наставил меня  на путь истинный. Благодаря ему, я осознанно пришёл в храм, а не просто потому, что принято ходить в церковь по большим православным праздникам. Сегодня могу сказать, что у нас верующая семья, и я – человек воцерковлённый. Каждый выходной мы всей семьёй ходим в храм Св. Анны к отцу Геннадию. 

– В чём Вы видите свою задачу, как отца?

 – В добролюбии. Ведь мужчина несёт ответственность перед Богом и людьми за свою семью, за то, какими вырастут его дети. Именно отец вводит ребёнка в мир взрослых. Мать воплощает любовь, отец – закон и систему жизненных ценностей. Но справляться с такой ответственностью, как быть настоящей опорой для своей семьи, сложно и в этом мне помогает вера.

Фото из архива семьи Комаровых 

blog comments powered by Disqus