Нам любые дОроги дорОги, или Как отмечают праздник профессиональные водители

visibility
В последнее воскресенье октября в стране отмечают один из самых, пожалуй, массовых праздников – День автомобилиста.

Без общения – никак 

Хохлов.jpgПоработав на различных видах транспорта, водитель Выксунского пассажирского предприятия Алексей Хохлов отдал предпочтение пассажирским перевозкам.

Любой водитель автобуса скажет, что это высокая ответственность практически во всём: безопасность движения, надёжность транспорта, вежливость в обращении с пассажирами и многое другое. Не секрет, что многие шофёры стремятся перевестись на другое, менее хлопотное место работы. 

– Мне довелось водить самые различные машины, – рассказывает Алексей Павлович. – Хотя даже не думал, что стану водителем. Закончил-то я в Навашине судомеханический техникум, и мне хотелось строить корабли. Но завод в Навашине тогда, в начале нулевых, работал нестабильно, а тут и в армию призвали водителем, поскольку уже были права. В юности, как и все мальчишки, имел мопед, потом мотоцикл. Сам обслуживал свою технику, и некоторый навык обращения с инструментом уже был. Но служба в Вооружённых силах не только показала мне мою реальную квалификацию, но и научила многому. 

Поначалу молодые солдаты даже не могли колесо толком перебортировать. Пять часов на это ушло. Подошёл командир, с иронией посмотрел на недавно прибывшее пополнение неумех и за 15 минут управился. Это вызвало одновременно зависть и уважение у вчерашних пацанов.

– И мне тоже захотелось вот так же мастерски всё уметь, – продолжил водитель автобуса. – Взял я книжку по обслуживанию машин и начал её читать, параллельно применять свои знания на практике. В части были 11 машин ГАЗ-66. Все в нерабочем состоянии. Восстановил сначала у одной тормозную систему, потом у другой колёса отремонтировал. Вот так 10 машин и привёл в рабочее состояние. Даже зампотех со мной начал за руку здороваться.

Судьба словно предопределила призвание Алексея. Вернувшись в Выксу, устроился водителем грузовика. Дальше по нарастающей – полуприцепы, прицепы, и 10 лет назад решил устроиться водителем автобуса. В таких случаях, как известно, молодому работнику редко дают хорошую машину. 

Так произошло и с Алексеем. ЛиАЗ, который он получил, был совсем не нов. Но армейский опыт помог восстановить машину, да ещё как. Когда этот автобус подъезжал к остановке, многие предвкушали комфортную поездку – мягкие кресла, просторный салон, аккуратный водитель.

– Да я и сам прикипел душой к этому автобусу, – поделился воспоминаниями Хохлов. – В Москву, Нижний Новгород, Саранск, Гусь-Хрустальный – поколесил я на нём хорошо. Нигде он меня не подвёл ни разу. Были поломки в пути, не скрываю, но всегда доезжал с пассажирами до пункта назначения своим ходом. Однажды лопнула топливная трубка. Весь моторный отсек в солярке, топливо льётся рекой. Придумал вот что: на трубку надел шланг и направил горючее в бак. А сам на пяти цилиндрах доехал. Сейчас этой замечательной машины уже нет. В период пандемии поставили автобус на прикол. Затем начали потихоньку как донора использовать, так постепенно и разукомплектовали. Восстановил другой автобус, теперь уже ПАЗик, тружусь на нём.

– И всё же, Алексей, почему именно пассажирские перевозки? Нравится общение с людьми? Так за рулём-то особенно не поговоришь ни с кем.

– Да, именно так, но пообщаться можно и на остановках, коротко, в два слова. А это иногда очень интересно. Есть один пассажир, он покупает билет в кассе и оплачивает багаж, потом приобретает тот же комплект проездных документов в автобусе у водителя. Когда билеты были отрывные, он просил, чтобы ему их аккуратно отрезали, а не отрывали. Потом занимал место, доставал какой-то журнал, бережно их туда вклеивал. Общение не только расширяет кругозор, но и учит. Когда с грузовика только пересел на автобус, бывало, слышал из салона: «Эй, шеф, поаккуратнее, не дрова везёшь». Прислушался к этому и стараюсь водить как можно более ровно.

Вот и моя остановка – пора выходить. И снова про себя отметил, что с этим водителем ехать хочется снова и снова. Не потому что во время пути можно по-дружески поболтать, нет. Это даже, скорее, запрещено. А потому что в пункте назначения будешь по расписанию и доедешь с комфортом.


Минуты ценою в жизнь

Витушкин.jpgОт мастерства водителей транспорта спецслужб зависит то, насколько быстро специалисты смогут оказать помощь.

Время от времени на улицах Выксы мы можем услышать звук сирены скорой помощи, спешащей на вызов. И хотя водители машин прилагают все силы к тому, чтобы как можно скорее приехать к пациенту, они особенно аккуратны в своём стиле вождения. 

– Причин тому несколько, – поясняет ситуацию водитель отделения скорой помощи Выксунской центральной районной больницы Александр Витушкин. – Несмотря на использование спецсигналов, мы также внимательно следим за обстановкой на дороге. И даже если Правила дорожного движения целиком на нашей стороне, всегда критично оцениваем ситуацию. Было бы странно, если бы мы спровоцировали какой-либо инцидент. Хотя бывает и так, что, несмотря на имеющиеся возможности и экстренную ситуацию, другие водители не спешат уступить нам дорогу. Случаи бывают разные, кто-то просто включил громко музыку и может нас не заметить. Досадно, конечно, но в нашей работе так или иначе возникают помехи. Выход только один – сохранять спокойствие и пользоваться удобным моментом, чтобы безопасно обогнать.

Впрочем, коллеги Александра Витушкина настроены более пессимистично. На дорогах встречается и откровенное хамство. Отдельные водители не только не предоставляют преимущество спецтранспорту, но и наоборот, сдерживают движение. Как правило, это недобросовестные владельцы машин с мощным мотором, которые могут сначала резко затормозить перед приближающейся сзади скорой и столь же резво скрыться из виду. Приходится выполнять упреждающие манёвры, которые призваны смягчить динамику поездки, ведь в салоне автомобиля может находиться больной. 

Кстати, и пациент пациенту рознь. Кто-то не стесняется вызвать дежурную бригаду медиков, когда жизни и здоровью человека явно ничто не угрожает. При этом вызов может быть и достаточно дальний – до 50 километров в один конец. В этот же момент ещё одна машина может по неотложному поводу отбыть в другой район или областной центр. По городу, возможно, остаётся дежурить одна бригада. Поэтому каждому из нас стоит чётко знать, по какому поводу вызывать неотложку. Это бессознательное состояние больного или изменяющийся уровень сознания, проблемы с дыханием или его отсутствие, непрекращающиеся боли или ощущение давления в груди и другие симптомы, указывающие на сильное ухудшение самочувствия человека.

– В 12-часовую рабочую смену может быть до 18 вызовов, – продолжил Александр свой рассказ о буднях водителей скорой. – При этом два, а то и три раза в неделю доставляем пациентов в медучреждения Нижнего Новгорода и других городов. Так что комната отдыха водителей в отделении скорой помощи практически всегда пустует. Несложно предположить, что и пробег машин при таком интенсивном режиме эксплуатации достаточно быстро увеличивается. Поэтому любая свободная минута используется для того, чтобы проверить исправность узлов и агрегатов. Текущий ремонт оперативно выполняем своими силами.

Конечно, в этой службе найдётся немало и других проблем, которые по принципу самой неотложки нужно решать столь же оперативно на более высоком, государственном уровне. Дефицит кадров водителей, укрепление материально-технической базы и др. А люди, болеющие за дело всей душой, в Выксе есть. Медики Выксунской ЦРБ стали бронзовыми призёрами конкурса «Лучшая бригада скорой медицинской помощи Нижегородской области-2021». На соревнованиях своё мастерство представлял и Александр Витушкин.


Испытано на себе

Загребин-Александр.jpgВ современном стереотипном сознании заработок водителей-дальнобойщиков вызывает чувство уважения. Но чего стоит этот труд?


Было время, когда и мне, автору этих строк, довелось водить большегрузные машины. Нет, я не был дальнобойщиком, и максимум расстояния, которое я преодолевал на вверенной мне технике, – от силы километров 30. Но что значит быть водителем большого лесовоза-фискара на базе КамАЗа или «Урала», мне известно не понаслышке.

Кстати, на пассажирском сиденье в первой поездке всё было очень даже неплохо. Едешь с напарником, он тебе о своём житье-бытье рассказывает, об опыте. В лес въехал, так тут вообще красота. Ни тебе встречного интенсивного движения, ни инспекторов ГИБДД. А водитель всё стращает: «Я как-то встрял, двумя тракторами насилу вытащили на следующий день». Слушаю, а про себя думаю: «Ну я-то уже в курсе, посмотрю опасные участки, что-то к тому времени изменится». На деле всё оказалось не так радужно. Лес – это такая же природная стихия, которая не любит нарушителей спокойствия и строго наказывает того, кто осмелился это сделать.

Вот и первая самостоятельная рабочая смена. Теперь я сам на КамАЗе с роспуском (прицеп лесовоза) в составе колонны направляюсь на знакомую делянку. Там лесорубы уже свалили лес, разделили стволы на вырезки по шесть метров, освободили их от веток. Мне остаётся только загрузить брёвна на роспуск, закрепить их и доставить на пилораму. Конечно, опыта маловато, но ничего, справлюсь. 

Вся романтика рассеялась, как только въехал в царство Берендея. Дорогу приходилось внимательнее контролировать. Нередки случаи, когда колёса пробивались крупными сучьями. К счастью, есть гидравлический манипулятор, который помогает поменять колесо, но всё же лишний раз отвлекаться на ремонт не хочется. 

Теперь нужно суметь подъехать к сваленным брёвнам и загрузить их. Водители прицепов и полуприцепов подтвердят, в маневрировании задним ходом есть своя наука. И если на легковушке достаточно просто ориентироваться, потому что обзор хороший, то на лесовозе у тебя есть только зеркала заднего вида. 

Ещё одна трудность в движении задним ходом в том, что сначала руль нужно вывернуть немного в сторону, противоположную от нужного, а затем выпрямить. Перед окончанием манёвра руль снова нужно выкрутить, только теперь гораздо круче, чтобы выпрямить ось машины. С первого, да и со второго раза ни у кого не получается. 

Перед погрузкой необходимо, как говорится, поставить машину «на ноги», чтобы повысить её устойчивость. Так на водительском жаргоне называются боковые гидравлические упоры. Загружая брёвна, следить за тем, чтобы техника не опрокинулась. В этом случае словно рыбак, подтягиваешь к себе бревно манипулятором. И только потом короткой «рукой», чтобы уменьшить рычаг, укладываешь дерево в коники (перевернутые П-образные металлические конструкции). 

С задачей я справился, когда уже почти все водители разгрузились и собрались выполнить второй рейс. Обратный путь показался намного сложнее. Центр тяжести машины сместился вверх, на неровностях она сильно кренилась. Казалось, вот-вот опрокинется.

 Каждая поездка была своеобразным экзаменом с множеством вводных. С началом осенних дождей лесные тропы стали тем ещё испытанием, которое с первого раза самостоятельно преодолеть не получалось. Коллеги помогали. Иной раз приходилось полностью разгружаться, чтобы пару метров проехать, и, вернув брёвна на машину, двигаться дальше.

Зарплата была по тем временам достойная, но чего она стоила!  Меня, скажу честно, хватило на три месяца. Я и сейчас, когда вижу на дороге своих бывших коллег, мысленно отдаю им дань уважения, удивляясь их стойкости.


Вот такая «нелёгкая это работа» – крутить баранку! Желаем вам удачи, она нужна в пути. Пусть не подводят ни здоровье, ни техника! С праздником!

Фото автора