Объединённые верой

account_circle
visibility
Молодёжное православное движение во имя преп. Варнавы Гефсиманского при приходе храма Успения Божией Матери в Шиморском появилось недавно. Идея назревала, но реализована была только в апреле. В ночь на Светлое...

Молодёжное православное движение во имя преп. Варнавы Гефсиманского при приходе храма Успения Божией Матери в Шиморском появилось недавно. Идея назревала, но реализована была только в апреле. В ночь на Светлое Святое Воскресенье, после Пасхальной службы настоятель храма протоиерей Геннадий Колоколов объявил: движению быть. А на вопрос о возрастных границах, определяющих принадлежность к молодёжи, ответил: молодёжь – это все мы, объединённые верой.

Говорит руководитель движения, преподаватель духовного училища Сергей Матюгин:
– Теперь о. Геннадий духовный наставник нашего объединения. Поскольку информация об аналогичных организациях, таких как, например, «Новое дело» из Москвы, сегодня вполне доступна, захотелось сформировать подобное и у нас. Около тридцати человек в возрасте от 18 до 30, воцерковлённые. Не пьём, не курим.
– Всё отличие от молодых невоцерковлённых в отказе от «искусственных стимуляторов»?
– Конечно, нет. Воцерковлённая молодёжь принципиально отличается от светской! Хотя и те, и другие часто слушают одну и ту же музыку, и спортом увлекаются. Но для воцерковлённого на первом месте его сознания находится религиозная жизнь, а остальные увлечения где-то на периферии. У него есть стержень. Такой человек никогда не станет наркоманом, никогда не сопьётся, я уверен, никогда не пойдёт на жестокое преступление. Православные молодые люди другие, но их, конечно, не так много.
– Маргинализуетесь?
– Напротив, заявляем о себе публично. Проводим акции против абортов, против того же табакокурения и злоупотребления алкоголем, организовали секцию рукопашного боя, занимаемся диаконическим служением.
– Поточнее о последнем?
– Это взаимодействие с учреждениями социальной направленности, своего рода патронат. Например, организация сурдоперевода богослужений для глухонемых. Или контакт с ребятами из реабилитационного центра в Ближне-Песочном: вывозим их на литургию, они могут принять причастие. А потом, конечно, общаемся с ними.
– Думаете, такое общение будет способствовать тому, чтобы молодые шли в храм?
– А как вы хотите? Чтобы какой-либо молодой человек зашёл в храм ни с того, ни с сего, да ещё и остался там? Это практически нереально. Вошедший в храм впервые увидит службу, в которой едва ли что-то поймёт. Что дальше? Молодого человека можно в храм только привести, предварительно предложив ему определённый круг общения.
– Приведёте одного, другого, третьего, и получится молодёжный приход?
– Считаю, что не следует особо выделять эту специфику: молодёжный приход. Центром жизни любого прихода вне зависимости от возрастного состава паствы должно быть богослужение. Это главное. Если же на первый план будут выходить иные инициативы, пусть даже самые положительные, – культурные, образовательные или социальные, – всё обернётся фальшью и потерпит крах. То же касается и нашей организации. Но согласен, что ядро прихода есть община, сформированная в результате общения. Только общаться надо во внебогослужебное время.
– Собираетесь и разговариваете?
– И это тоже. В принципе, последовательно обсуждать с позиций православного мировоззрения можно любые вопросы культурной, общественной и политической жизни. Как форму общения используем выходы на природу, летом намерены организовать хотя бы на несколько дней палаточный лагерь на реке, кстати, не только для членов организации. В перспективе планируем паломнические поездки.
– Какова главная цель вашего начинания?
– Православное молодёжное движение должно стать реальностью. Основная проблема сейчас – в нашей разобщённости: тех молодых, кто давно в Церкви, тех, кто недавно, и только приближающихся к церковной ограде. Но если наши разногласия не отлучают нас от Чаши, они не должны разобщать нас между собой. Вместе мы сможем сделать многое.

blog comments powered by Disqus