Потомок итальянского лекаря стал выксунским художником

visibility
Юрий Васильевич – человек разносторонних дарований. Одни скажут, что он профи-сталевар, другие будут спорить, что прежде всего он художник.

Краевед Галина Никулина обобщила, сказав, что это сталевар с душой художника. 

Согласно семейным преданиям, в охотничьем доме Баташевых лекарем служил некто Гальяни, итальянец. Как оказался в России? То ли сам променял солнечную Италию на холодную Россию, то ли выписали его для врачевания господ. Он женился, обрусел и стал Гальянов. Герой нашей статьи не стал лекарем хворей телесных, зато он искусно врачует души, потому что его творчество – для людей и во имя людей. Но навестив Юрия на даче, где он живёт с весны до глубокой осени, поняла, что он мог бы быть и прекрасным садоводом. 


Есть у меня дачка маленькая…

Так говорит обычно Юрий Васильевич, и чувствуется, что эта дачка – предмет его гордости и любви. Да, она небольшая, но спроектированная, построенная самим хозяином, и каждый год обновляемая и обустраиваемая…

В домике уютно. Едва переступив порог, ощущаешь, что здесь живёт Художник. Продуманный интерьер. У каждого  предмета своё место. Ничего лишнего. 

А в саду – розарий, клумбы с цветами, парничок, банька. И потому наша встреча началась с вопроса, как живётся художнику в условиях свалившейся на нас пандемии. 

– Нам с Валентиной некогда думать о ней. Летом тружусь в саду, в домике что-нибудь ремонтирую; дышу чистейшим воздухом, наблюдаю за игрой света. А зимой пишу картины, режу из дерева. Зимой жду весну, чтобы рвануть в деревню, а осенью – зиму, чтобы творить. 

А если говорить о жизни, то она у меня шла двумя дорогами – завод, мартеновский цех, там проработал 15 лет, и даже не параллельно, а всегда рядом – творческая работа: и резьба по дереву, и чеканка, и картины по теме. В рабочее время стоял у мартеновской печи, а все выходные и отпуска был дизайнером. Если завод начинал какую-то стройку, то я участвовал в оперативках, и мне поручали оформительскую работу.


С двух лет во дворе строил дворцы из песка и глины

– Мне рассказывала няня, что Юра с двух лет сооружал во дворе дворцы, замки. Повзрослев, сам мастерил самокаты, шалаши. Так что способность делать что-то самому у него с детства! – вступила в нашу беседу жена Валентина Фёдоровна. 

– Да, сколько себя помню, что-то лепил из глины, вырезал из дерева, рисовал. До всего доходил сам, интуитивно, наверно, – продолжил разговор Юрий. – На заводе создали художественную группу при ремонтно-строительном цехе, руководителем которой назначили меня. Мы оформляли Дворец им. Лепсе и детские сады, музей и базу отдыха. Успевал везде и всюду, характер такой, что делаю всё быстро, и не ходил, а бегал.

Биография Юрия Васильевича богата на события. Служба в армии дала ему возможность и там проявить свои дизайнерские способности. Его даже не хотели отпускать, предлагали помочь с поступлением в Академию художеств в Литве. Но он был верен и Выксе, и любимой девушке Валентине. 

Пытался поступить в художественно-промышленное училище им. Мухиной в Ленинграде, но не хватило ни знаний, ни технических навыков. Кстати, демобилизовался он не просто домой, а с рекомендацией отправить его для продолжения службы в областной военкомат в качестве составителя военных карт. В армии оценили его уникальные способности к черчению и умение видеть объект сверху. Однако не срослось: семья, ребёнок.


Этот Гальянов – редкий самородок

– Когда я делаю эскизы к проектам, всегда вижу объект сверху и со всех сторон. Это помогает мне и в скульп-туре. Первую скульптурную группу воинам-мартеновцам сделал полностью сам: начиная с эскиза, до воплощения в мартеновской глине, изготовления металлического каркаса, установки частей. Понял, насколько ответственна и тяжела работа скульптора-монументалиста. Высшее образование получил, окончив художе-ственно-графическое отделение Чебоксарского института. Его талант возмужал, развился разносторонне. Он автор стелы братьям Баташевым в парке, воинам-металлургам у проходной завода. Когда в Выксу приезжал народный художник России Вячеслав Клыков, он сделал памятник братьям с картины Юрия Гальянова, что находится в музее. Известно, что он сказал тогда такую фразу: «Обратите внимание: этот Гальянов у вас – редкий самородок».

А самородок Гальянов не терпит шумихи вокруг себя, предпочитает уединение и спокойное творчество, не любит выступать. Про таких говорят, что, мол, не публичен.  Да он в том и не нуждается. О нём рассказывают его картины, скульптуры и монументы, резьба по дереву и чеканка. 

На персональные выставки, которые проходят в музее металлургического завода, собираются его друзья, поклонники таланта и те, кто уважает и ценит его разносторонние дарования и природную скромность.

Кстати, как шутит сам Юрий Васильевич, недостаёт ему только лекарских способностей. Но они проявились в его дочери (она стоматолог) и внучке, которая окончила пятый курс мединститута им. Павлова в Санкт-Петебурге. Дали знать о себе гены лекаря Гальяни. 

Потомок Итальянского лекаря стал выксунским художником

Портреты внучки Лены (2002 и 2004 гг.)

Потомок Итальянского лекаря стал выксунским художником

Зимний пейзаж (2020 г.)

Потомок Итальянского лекаря стал выксунским художником

Осень золотая в парке (2016 г.)

Потомок Итальянского лекаря стал выксунским художником

Резная деревянная рама под барометр (конец 1990-х)

Фото из семейного архива художника

blog comments powered by Disqus