Сильные духом не плывут по течению

visibility
«У каждого человека – своя судьба, – заметил Михаил Иванович, – и моя не тяжелее и не легче любой другой, она просто моя и всё». О своей жизни Михаил Рязанцев...

«У каждого человека – своя судьба, – заметил Михаил Иванович, – и моя не тяжелее и не легче любой другой, она просто моя и всё».
  О своей жизни Михаил Рязанцев рассказывал долго и интересно. К сожалению, не всё вошло в эту статью. Но самое важное и главное, надеюсь, передать удалось – его стремление жить, трудолюбие и неуёмную тягу к образованию.


Роковые 40-е
Михаил Иванович, тогда просто Миша, до войны успел закончить только пять классов деревенской школы (родился он в д. Покровке Вознесенского района). Всё лето 39-го подрабатывал в колхозе. Отличился – 100 трудодней. За это его обещали отправить от школы в пионерлагерь, но… не сложилось.
Когда началась Великая Отечественная, отца забрали на фронт и он среди шестерых детей остался за старшего.
  «Война началась в июне. Урожая нового нет, а все запасы отправили на фронт. Есть нечего. Ночью мы с матерью ходили в лесничество в посёлок Кумовая. Там лошадей рабочих много было, значит, и корм для них заготовлен. Ходили через лес за 15 километров от дома. Конюх нам отсыпал немного отрубей. Тех самых, которыми мы сейчас свиней да кур кормим, а тогда ели их сами. Выхода не было».
   В 12 лет начал работать на лесозаготовках. На телеге-долгуше весь район объехал. Названия лесопунктов помнит до сих пор: Лошман, Лесомашинный, Сарминский. Единственной настоящей радостью за то время стало возвращение в 44-м с фронта отца. Хоть и контуженного, с покалеченной ногой, но живого.

Послевоенные годы
В 49-м году М. Рязанцева призвали в армию. Служил на Черноморском флоте. Был на хорошем счету у командования. Но сложилось так, что всё-таки один год из пяти, как положено, Михаил дослужить не смог.
  Со смертью Сталина (1953г.) начались большие сокращения в Вооружённых силах. Корабль, на котором служил Рязанцев, пришлось «консервировать». Вчерашние служаки превратились в рабочую силу. Тут-то и пришло Михаилу из дома письмо о том, что отец заболел. Командир корабля пошёл навстречу, благо обстоятельства сложились самым лучшим образом для юноши, и Миша смог демобилизоваться.
   «Ехал домой 12 дней. Радовался. Ура! – учиться буду, домой еду, сейчас и отца с матерью порадую. А учиться очень хотелось. Я ещё в войну сумел зимами доучиться до 7 класса.
Сильные духом  не плывут  по течению

Приезжаю – и сразу к сестре в гости в Выксу (она уже отдельно жила). Захожу радостный, а она мне и опомниться не дала. Говорит: «Приехал… а мы отца вчера схоронили…». Тут и случился у меня удар, как врачи скажут, гипертонический криз. А я опять – за старшего. И лечиться надо, и работу искать. После амнистий и демобилизаций много рабочей силы появилось, но я смог устроиться. Начал трудиться во втором трубном. Тяжело было. Всё время около печи. Неделю отработаю, неделю на больничном. Но ничего – привык потом».

Строим сами
Только определился с работой, влюбился, женился... Пошёл Михаил Рязанцев в 7-й класс в ШРМ дальше образование получать. И закончил бы он школу, если б не начался «Самстрой» – не успел доучиться буквально два месяца.
Сильные духом  не плывут  по течению

   «Я сварщиком труб работал. Профессия – основная, не отпускают на стройку просто так. Пришлось домом заниматься из-под работы. Смена заканчивается – на выделенный участок. Да ещё трое детей – торопиться надо. За лето дом достроил. А в 60-м пошёл в 10-й класс. И через год школу я закончил».

Дипломная работа далась нелегко
В 61-м решил Михаил Иванович, теперь отец четырёх очаровательных девочек, поступить в Горьковский финансово-экономический институт. Сдал экзамены всего лишь с одной тройкой. Да опять не заладилось. В доме жучок завёлся – полы гнить стали, а зима на носу. Пока суть да дело, опять образование пришлось отложить. Тем более, что вскоре Михаила Ивановича выбрали делегатом на конференцию съезда профсоюзов в Москве. Здесь он вживую увидел и Никиту Хрущёва, и Юрия Гагарина, побывал на знаменитом «Лебедином озере». А как вернулся, в техникум поступил. Сразу на второй курс. Учился хорошо и стал первым выксунцем, защитившим дипломную работу по колёсопрокатному производству.
Сильные духом  не плывут  по течению

«Чтобы сделать диплом, я и двое моих одногруппников ездили в командировку на Днепропетровский завод. У нас тогда колёсопрокатный только собирались строить и о подобном производстве никто ничего не знал. Мы стали первыми выксунцами, кто увидел, как делают эти колёса».
Вот так в 40 лет Михаил Иванович закончил техникум. В построенный в Выксе колёсопрокатный цех его приглашали, и не единожды, но из трубного он не ушёл.

Пенсионер не на пенсии
По выслуге лет вышел на пенсию, но трудиться не перестал. Начал преподавать в ПТУ-2 – учить молодых ребят хорошо знакомой ему профессии сварщика труб. В 1984-м году успешно выпустил свою первую группу, а вот вторую не доучил. Сердце прихватило – болезнь никуда не делась. Ушёл из ПТУ, отдохнул три года. Потом снова – во второй трубный, но на этот раз в качестве шлифовщика.
Сильные духом  не плывут  по течению
  
   В 1995 году Михаилу Ивановичу дали группу инвалидности. Тогда он и вступил в общество инвалидов. Во многом благодаря ему, заядлому игроку в шашки, шахматы и домино, здесь постепенно сложилась команда для участия в областной спартакиаде инвалидов. И если бы не смерть жены и тяжёлая операция этим летом, он, возможно, и сейчас участвовал бы во всех соревнованиях и конкурсах. Но – у каждого своя судьба. У Михаила Ивановича она такая – сложная, но интересная.
   И читая это краткое изложение его жизни, до самого конца не веришь, что такой насыщенной жизнью живёт человек с серьёзной болезнью. Человек, который для того, чтобы его приняли на работу, выдирал листы из амбулаторной карты.
   Михаил Иванович никогда не сдаётся и не останавливается на полпути. И сейчас, когда ему немного за 80, не уступит ни в чём многим молодым. Почему? Потому что он верит в себя, верит в окружающих и в лучшее.

blog comments powered by Disqus