ТУР ПО ВЫКСЕ

account_circle
visibility
Через призму прошлого «…Машинист дал сигнал. Гудок дважды пронзительно прогудел, и старый паровоз, пыхтя и дымя, отошёл от платформы, волоча за собой пассажирские вагоны. Он напоминал чёрного гиганта с шестью...

ТУР ПО ВЫКСЕТУР ПО ВЫКСЕ
Через призму прошлого

«…Машинист дал сигнал. Гудок дважды пронзительно прогудел, и старый паровоз, пыхтя и дымя, отошёл от платформы, волоча за собой пассажирские вагоны. Он напоминал чёрного гиганта с шестью огромными колёсами, движимыми непрерывными толчками шатунов. Машинист, высунувшись из кабины и держа левую руку на дросселе, не спускал глаз с рельсов; кочегар подкидывал угля в топку; из паровозной трубы вырывался чёрный дым, – сцена из прошлого, да и только! Однако дело происходило в самой что ни на есть современности. Это был первый пробег исторического паровоза с тех пор, как его, отыскав на свалке металлолома, привели в порядок» – цитата из книги Л.Д. Браун «Кот, который сигналил».
    Добавим: за то, чтобы прокатиться на таком паровозе два-три десятка миль, уважаемые граждане Мускаунти, США, заплатили по 500 долларов. Подобный вид развлечения популярен и в Европе. Оригинальные и традиционные подходы к проблеме «как привлечь гостей» нередко становятся залогом самого неожиданного успеха на зыбком поприще въездного туризма. Маленький город начинает «греметь» на всю страну. За примерами ходить недалеко: Суздаль, Мышкин.
   А нужен ли он, туризм? Собираемость налогов, рабочие места, неизбежное благоустройство и развитие инфраструктуры… Звучит заманчиво. Почему бы и Выксе не «включиться»? Рассмотрим её на предмет наличия перспективных идей и привлекательных для туристов мест. А заодно и покопаемся в прошлом, вдруг наткнёмся на что-то интересное. И, раз уж начали с железной дороги…

Наш паровоз летит вперёд
История выксунской узкоколейки начинается в 1894 году, когда были заложены первые километры пути на участке от Пристани на Оке (Досчатое). На Нижневыксунском заводе организовали выпуск рельсов, стали прокладывать железную дорогу с колеёй 630 мм. Сконструировали специальные вагончики, как для грузов, так и для рабочих. Они были открытыми и приводились в движение двумя лошадьми.
   Год 1902. Ветка узкой колеи протянута до посёлка Унор и далее в сторону Пустошки. На 25-е болото так же была проложена узкоколейная железная дорога, по которой вывозили торф и лес. Железная дорога «отпочковалась» от веток Верхнего завода. Сегодня она бы проходила мимо парка КиО и выходила в лес рядом с современными застройками м-на Жуковского.
   В 1912 году поступили 5 первых паровозов. Один из них – двухосный, с высокой трубой, который особенно заинтересовал местных жителей. Ему даже дали прозвище «кукушка». Получив паровозы, выксунские умельцы сконструировали пассажирские вагончики, которые имели свечное освещение и печное отопление. Они вмещали до 50 человек, в них перевозили рабочих и пассажиров до Вили и Досчатого.
   К 1914 году дорога от станции Унор потянулась в сторону посёлка Мердушь – до Ермишинского разъезда. На конец 1916 года протяжённость её была 130 км.
   Железную дорогу Выкса-Навашино начали строить в 1917 году. К этому времени в Виле уже было паровозное депо. В 1925 году построена ветка от В.Вереи к будущему Каменному Шолоху. Железная дорога соединила возникшие позднее посёлки: Дедово, Указки, Каменный Шолох, Озёрный, в 50-е гг. – Внутренний.
   В 1958 году на узкой колее впервые появились тепловозы. 20 октября 1978 года паровоз №286 совершил свою последнюю поездку на Унор и был «погашен». С 1985 года он стоит на вечной стоянке на территории ВМЗ. К концу 20 века узкоколейная железная дорога превратилась в пассажирскую. Для обеспечения жизни таких посёлков, как Димара, Новый Лашман, Лесомашинный, Тупик, Домики, функционирование её было крайне необходимо. Эти посёлки жили благодаря ей. Четыре раза в неделю из Выксы ходил пассажирский поезд из 2-3 вагонов. В 2005 году узкоколейная железная дорога была полностью разобрана.
   Грустный финал. Но Юрий Акишин, предоставивший информацию об исчезнувшей узкоколейке, уверен, что утраченное хотя бы частично можно возродить. Городская администрация его поддерживает. Представьте, как здорово прокатиться с ветерком на настоящем паровозе!

По морям, по волнам
Моря у нас нет. Жаль, а иначе от туристов бы отбою не было. А что есть?
   Пруды, о них уже говорили и не раз. Ещё есть речки. Например, Сноведь. Посмотрим лишь на небольшой её отрезок протяжён-ностью 17 км – от села Сноведь до посёлка Бакин. Места такие, что, кроме как на «УАЗике», не проехать. Природа совершенно дикая, тишина – оглушительная. А деревья, а бобровые запруды, а Дедовский мост – по нему когда-то шла узкоколейка!

Говорит заместитель главы администрации города Александр Исаев:
– Если с маршрутами «новой» узкоколейки вопрос пока открыт, а внимание по этому проекту администрация города концентрирует на восстановлении и сохранении имеющейся технической базы, то со Сноведью всё ясно. Водный туризм – вот для чего мы намерены в перспективе использовать этот ресурс. Совсем недавно инициативная группа оценила его фактическое состояние. Всё реально!
   Наметили 10 костровых точек: Мельницы, Кручи, Тайга, Грибное место… Конечно, речку надо вычистить. Делать это будем с привлечением волонтёрских отрядов. Так и подготовим водный маршрут. Ходить сможем и на байдарках, и на каяках.
   На первый взгляд, такое начинание рассчитано только на членов специализированного кружка. Сколько их может быть? Человек 20, не больше? Больше! Новое – хорошо забытое старое. Вернёмся вновь в упомянутые выше 50-е.
   Расцвет узкоколеек совпал с основанием Морского клуба в Выксе. Сформированный на базе ДОСААФ, то есть добровольного общества содействия армии и флоту (расшифровка для тех, кому в силу юного возраста данная аббревиатура незнакома), клуб занимался обучением призывников – редкий парень тогда не шёл в армию! – специальностям электромеханика, радиотелеграфиста, сигнальщика. Развивали гребно-парусный, водно-моторный, судоремонтный спорт. Старший инструктор того клуба Александр Титов до сих пор вспоминает, как создавалась секция судомоделизма:
   – Не было ни плавсредств, ни подводных моторов, ни денег. Сумели приобрести катер б/у и чертежи для постройки скутеров и мотолодок. В мае 62-го по Верхнему пруду впервые заскользили маломерные скоростные суда. К концу года в клубе насчитывалось около 300 человек. Соревнования, по выходным для всех желающих – катание на ялах, длительные походы…Чем вам не задел для «завтрашнего» туризма?

Мы кузнецы, и дух наш молод
Проект «Выкса – музей-заповедник промышленного наследия» уже давно на слуху. Здесь просто невозможно рассказать обо всех его нюансах подробно. Остановимся лишь на некоторых.
   Так, в рамках проекта металлургический завод передаёт в пользование городу часть территории Верхнего завода. Она включает исторически значимые фрагменты, в числе которых – бывшие литейные мастерские кроватного цеха. В перспективе намечено на их базе возродить кузнечное и литейное ремёсла.
   Вперёд, в прошлое. И. Макаров, «Антон Лессинг и его время»:«…именно с изготовления подков и началась промышленная деятельность Антона Лессинга в России. От цепкого внимания начинающего предпринимателя не ускользнуло, что в России очень много лошадей, в каждой деревне есть кузнец, но нет отлаженного фабричного производства конно-подковных гвоздей. …подковы принесли Лессингу богатство и славу. Интересно, что наибольший процент прибыли Выксунским заводам (45%) в 1913 году давали конно-подковные гвозди. Они славились у кузнецов своей мягкостью, тягучестью и относительной сопротивляемостью к ржавлению». Из того же источника: в 1914 году на Всемирной выставке в Турине (Италия) конно-подковные гвозди Выксун-ских горных заводов получили гран-при.
   Назад, в настоящее. Сегодня администрацией города рассматривается возможность наладить изготовление кованой сувенирной продукции, аналогичной той, что в качестве отнюдь не сувенирной выпускалась в дни, давно минувшие. Для этого нужна тигельная печь и мастер-кузнец. Разместят кузницу на выделенной территории после того, как последнюю приведут в порядок. Заодно там подготовят место для хранения подлежащего реставрации оборудования для узкоколейки. Всё взаимосвязано.

Дорогу осилит идущий
Перспективы в целом неплохие. Администрация города в настоящее время формирует волонтёрские молодёжные отряды, которые и будут заниматься предварительной работой, причём самой разнообразной. Они не только почистят речку, но и, возможно, займутся поиском предметов старины, архивных документов и т.п. Наверняка по деревням, у пожилых людей, найдётся немало стоящего, достойного занять места в музейных экспозициях.
   Кроме того, молодёжь, как правило, всегда была инициативной. Одни только комсомольцы-ударники первых пятилеток чего стоили! Сейчас комсомола нет, зато есть молодые предприниматели. Девятнадцатилетняя Виктория Суворкина (рекламное агентство «Паприка»), участница проекта городской администрации «От идеи до бизнеса», уже занимается выпуском сувенирной продукции. Магниты с тематикой «Выкса», брелки, календарики… В будущем появятся футболки, кружки и тарелки. Виктория считает, что такая продукция будет пользоваться спросом не только у выксунцев, но и у гостей города:
   – Совершенно естественно желание туриста увезти с собой частичку того места, где он побывал. Это впереди. Пока реализуем товар через книжные магазины, есть заказы от индивидуальных предпринимателей, сельских администраций. Будем организовывать распространение через интернет, а также в городах области и за её пределами – Дивеево, Муром. Возможностей много.

Если бы директорами были мы
Была такая рубрика в «Литературной газете» времён стагнации: «Если бы директором был я». Рядовые граждане высказывали свою позицию по самым злободневным проблемам, включая организацию производства. К слову, обычно позиция отличалась не только смелостью, но и дельностью. Жаль, но рубрика в постсоциалистический период приказала долго жить (наверное, из-за того, что смелые и дельные сами стали директорами), возродить её не удаётся, хотя попытки предпринимались. Наша рубрика будет называться «Если бы директорами были мы», содержание её – плод кулуарных бесед с выксунцами.
   Будь мы директорами, обратили бы внимание на последние слова девушки Вики о планируемой географии распространения сувениров. Муром и Дивеево объединяет одно – наличие «религиозных объектов», а конкретнее – монастырей. Именно они гарантируют мощный непрекращающийся поток паломников, одновременно являющихся и туристами, поскольку паломники, в большинстве своём, обычные люди, и ничто человеческое им не чуждо. Преклонившись перед святынями, они в оставшееся свободное время непременно отправляются осматривать достопримечательности со всеми вытекающими последствиями.
   Выкса лежит как раз на пути из Мурома в Дивеево. С момента пуска моста через Оку проблема заезда к нам изжила себя. Остаётся другая: Иверская обитель вот уже восемь десятков лет в руинах. Но монастырь жив, жива его история!
   Да простит Господь, открывается, как говаривал писатель Анатолий Мариенгоф, «необычайная коммерческая перспектива». Если бы директорами были мы, обязательно воспользовались бы ею. Да, средства на восстановление монастыря нужны огромные, но нет ничего невозможного. В воссоздании Серафимо-Дивеевского монастыря финансово участвовали все, от Дерипаски до газовых концернов. Кто-то ведь их сподвиг на это! Чем мы хуже?
   Монастырь в PR-акциях почти не нуждается, во всяком случае, в глазах верующих (а их в государстве никак не меньше, чем истово увлечённых историей металлургического производства). В пользу нашего монастыря говорит и его «транзитное» месторасположение. Заедут к нам паломники: побывав в обители, отправятся в Христо-Рождественскую церковь. На пути – парк КиО, вдоль него – паровозик по узкоколейке бегает. Мимо не пройдут. Выйдут из Большой церкви, а поблизости – чугунолитейка, там – кузнец. Заглянут? Обязательно! Потом – в Сноведь, где тоже замечательный храм. И не менее интересный водный маршрут. И так далее.
   Если бы директорами были мы, то вплотную занимались бы и музейным, и церковным комплексами одновременно. «Распиарить» на всю Россию музей-заповедник промышленного наследия вкупе с сопутствующими элементами в виде водного туризма и катания на паровозе – задача непростая. Даже при реализации проекта в полном объёме едва ли можно рассчитывать, что туристы сразу к нам валом повалят. Но если такое и произойдёт, «один вал хорошо, а два лучше».

Татьяна Снегирева. Фото Ольги Поповой и Максима Маскенского

blog comments powered by Disqus