Владимир Давыдов: В детях вижу себя

visibility
Ещё будучи мальчишкой Вова Давыдов перенял упорство и хозяйственность от отца: тот никогда не сидел без дела и прививал любовь к труду и своим пятерым детям.

Отец хоть и был далёк от спорта, но тяге к футболу младшего сына никогда не препятствовал. Фронтовик с больными ногами тогда и не подозревал, что сын с головой окунётся в мир, где правит олимпийский девиз «Быстрее! Выше! Сильнее!». Сейчас Владимир Иванович не без слёз на глазах вспоминает былые времена. И всё-таки, оглядываясь назад, считает своим главным достижением не звание футболиста или теннисиста, а звание отца. 

– Владимир Иванович, говорят, что ни один мужчина не сможет стать хорошим отцом, пока не научится понимать своего. Как было у Вас?

– Мой папа родом из Курской области, но после войны из-за голода жизнь заставила перебраться к родственникам на Кубань, где в 1948 году родился я. В городе Кореновске Краснодарского края был элитный семеноводческий совхоз, там и работал отец. До сих пор помню здоровенных быков с кольцами в ноздрях, за которыми он ухаживал. Детство было трудное. Нас пятеро детей. Спасало хозяйство: держали свиней, корову, варили свёклу и кукурузу. За счёт этого и выживали. Праздников ждали особенно. Именно тогда можно было сытно поесть. В обычные дни во всём себе отказывали, зато на Пасху или 1 Мая ели до отвала. После войны у отца осталась травма – нога была прострелена, и он хромал. Ему было очень тяжело, но он работал. Я помогал как мог: развозил корма,  убирал навоз. 

– Вы похожи на него?

– Внешне очень похож. Да и доброту, наверное, перенял от него. Не похож в одном: я помню, что родственники много пили. Отец тоже не отказывался. Напившись, били посуду, громили всё, устраивали разборки: кто за Сталина, кто за Хрущёва. Мы разбегались по кроватям – страшно же. Это наложило большой отпечаток – ещё тогда я просто возненавидел алкоголь. Тем не менее отец никогда не поднимал на меня руку. 

– Отец поддерживал Вашу любовь к футболу?

– Да. Единственное, говорил: скотину накормишь, травы принесёшь – вот тогда иди, играй. Я старался. 

– Сколько Вам было, когда сами стали отцом?

– Эдик родился, когда мне исполнилось 24 года. Я уже был готов к такой ответственности. 

– А где застала новость, что жена родила?

– Я играл в футбол на  стадионе «Металлург». Позвонил тренер, сказал – сын родился. Я бегом с тренировки в роддом. Очень радовался тогда. Жили у тёщи, своей жилплощади не было. Мне предложили играть в футбольной команде в Череповце и обещали дать квартиру. Родители жены нас отпустили, и почти полгода Эдика воспитывали бабушка с дедушкой. 

– А почему Эдуард?

– Имя редкое – понравилось. 

– Через четыре года родился Саша?

– Да. Я отыграл в Череповце два года. Нам дали комнату в коммунальной квартире. А в Выксе Валентин Степанович Шиманов плачет – вратарей нет. Один пьёт, второй тоже. Давай, мол, выручай, приезжай – жильём обеспечим. Я поддался. Дали комнату в общежитии. Так, вчетвером на 19 квадратных метрах, мы прожили 15 лет. Было очень весело. Супруга, Ольга Ивановна, работала в колёсопрокатном цехе бригадиром крановщиков, а у меня график был свободный, поэтому вся забота о детях лежала на мне: в садик – из садика, в школу – из школы. Научился готовить. Утром варил им кашу, вечером делал с ними уроки. Эдика брал на сборы в Кабардинку, позже и Сашу возил с собой. 

– Как в команде относились к детям?

– Один случай до сих пор запомнился. Футболист Валера Лепестов был хулиганистым мужичком. Однажды на сборах у Эдика разболелся зуб. Мы ушли тренироваться, а он из-за травмы с моим сыном остался. Идём назад, видим, сидит Эдик – на голове чалма, в зубах сигарета. Сидит – и курит! Мы в шоке – парню пять лет всего! На что Романыч говорит: «Володь, не волнуйся, всё в лечебных целях, дым отличное обезболивающее средство». Мы чуть не упали. 

– А дочку никогда не хотелось?

– Нет! С ребятами как-то проще! 

– Сначала мальчишки с Вами путешествовали, потом Вы с ними?

– Да. Помню, как меня трясло, когда Сашка в Курске вышел стоять в воротах против краснодарской «Кубани». Я на трибуне места себе не находил. А Сашка вратарь популярный был, у него автографы брали – первая лига как-никак. 

– Вы провожали детей в первый класс?

– Я был на линейке и у того, и у другого. Страшно волновался. И старший, и младший учились хорошо. Никогда не было замечаний от учителей, наоборот, всегда хвалили, что дети находят время и для учёбы, и для спорта. 

– А выпускной их помните?

– Конечно. Поздравляли, говорили о будущем. Ребята до выпускного определились, что Эдик пойдёт в школу милиции, а Саша – в школу олимпийского резерва. 

– На Новый год наряжались Дедом Морозом?

– Да, и хорошо получалось! Мы жили в общежитии, даже приглашали детей из других комнат. Поначалу мальчишки пугались, забирались под стол, но потом привыкли. Я набивал мешок подарками: жене дарил курицу для обеда, сыновьям – мячи, конфеты, ракетки. Один раз в костюме ездил на завод коллег жены поздравлять. 

– Вы строгий отец?

– Детей никогда не бил, но пожурить, поругать мог. Я любил, чтобы дисциплина была и порядок. Заставлял заниматься спортом. Ребята играли в настольный теннис, футбол, волейбол. Учил от простого к сложному.  

– А как отдыхали?

– Каждый год ребята ждали осени, чтобы поехать на Кубань. Там жили моя мама и три сестры. Мои парни объедались арбузами, черешней, грецкими орехами. 

– Можете ли сказать, что для сыновей Вы не только отец, но и друг?

– Мы делимся многим. Со мной они откровеннее, чем с супругой, может, оттого что ребята. Сейчас приятно, что и внуков доверяют, у меня их четверо. Старшая, Катя, уже совсем взрослая, наверное, скоро замуж выйдет. Полина в артистки хочет, встречалась с Ириной Пеговой. Дима далеко пошёл в спорте – 15 лет, а уже на чемпионате России по настольному теннису среди мужчин высшей лиги «D» играет. Очень «злой» до игры, меня в теннисе «рвёт» в клочья. Отцу поначалу проигрывал, а сейчас идёт на равных. Самый младший, Лёша, тоже увлекается теннисом и футболом. 

– А любимчики среди них есть?

– Нет. Ко всем отношусь одинаково. Полина ли придёт, мол, дед, дай сто рублей, Дима ли – никому не отказываю. Вообще, я до денег не жадный, если даже последние – и их отдам. Диму иногда ругаю, что несдержанный: проигрывает, начинает нервничать, демонстрирует это. Я учу, чтоб свои слабости сопернику не показывал, был спокойнее. 

– Говорят, мама плохому не научит, иди к папе! Согласны?

– Я своих плохому не учил, да и вредных привычек у меня нет. Спиртное не употребляю – лучше молока выпью. Не курю. С детства учил их любить животных, уважать родителей и старших, пропагандировал здоровый образ жизни. Приятно, что Сашка так высоко в спорте «прыгнул». Он ведь в 15 лет стал мастером спорта. 

– В воспитании своих детей Эдуард и Саша советуются с Вами?

– В основном по спортивной линии. Все вместе собираемся, обсуждаем различные вопросы. 

– Характер ребёнка – слепок с характера родителей?

– Думаю, да. Мы во многом похожи с сыновьями, да и спортивные гены передались. Иногда смотришь на них и себя видишь. Саша в футболе с меня пример брал: такой же рабочий крик во время игры, ходы. Как и я, стал тренером. Да что там говорить, даже в работе с воспитанниками заметил: если их родители занимались спортом, то и у детей к этому склонность и тяга есть. С такими ребятами намного проще. 

– Один отец значит больше, чем сто учителей?

– Конечно. Во-первых, он ближе. Во-вторых, плохому не научит. 

– Говорят, если ребёнок нервный, то в первую очередь нужно лечить родителей?

– (Смеётся). Может быть! Самое главное, чтобы в семье был лад. Тогда и лечить никого не нужно. Вот мы все живём очень дружно. Собираемся большой компанией, ходим париться, распиваем чаи, отмечаем праздники. 

– Каждый может стать отцом, но не каждый – папой. Как дети Вас называют?

– Как раз папа. Причём и дети, и их супруги. И я своих родителей мама и папа называл. 

– Владимир Иванович, какой в Вашем понятии хороший отец?

– Надёжный, заботливый, любящий. 

На фото:  1978 год. Владимир Иванович с семьёй и дочкой друга Ирой Горбенко

Фото из семейного архива Владимира Давыдова


Газета «Выксунский рабочий» является участником Всероссийского проекта «Быть отцом!», инициированного Фондом Андрея Первозванного, интернет-журналом «Батя» и издательством «Никея». 


blog comments powered by Disqus