Что помнит о войне Дина Кадурина

account_circle ВР
visibility
Выживание на оккупированной территории, тяжкое послевоенное время – всё это свалилось на хрупкие плечи Дины Глебовой и её братьев Володи и Вити.

Хаос, голод и страх

Фашисты ворвались в их родное село Александровское, что располагалось недалеко от Рославля Смоленской области, в середине июля 1941-го. В Александровском поселились хаос, голод и страх. Через несколько дней по доносу полицейского их отца Алексея Глебова расстреляли вместе с другими соратниками по партии. Немцы были намерены уничтожить и семьи коммунистов. Мама Дины Мария Александровна позже рассказывала, что уцелеть им помогла односельчанка, которая напоила полицейского и вытащила у него подготовленные списки.

Полицейские, боясь налётов партизан, постоянно ходили в сопровождении жителей села. В их число не раз попадала и мама Глебовых. Есть детям хотелось постоянно, и так же, как взрослые, они до ужаса боялись врагов. Ждали прихода Красной Армии, которая в начале осени 1943 года перешла в наступление. 

Стёрли с лица земли

Озверевшие фашисты начали поджигать дома и сгонять жителей Александровского в местный сад на расстрел. Мама, как вспоминает Дина, которой тогда исполнилось 5 лет, еле успела выхватить из огня её младшего братика Витю. Немцы стёрли с лица земли село. И вдруг прижавшиеся к земле жители услышали начавшийся обстрел нашей артиллерии. Так они остались живы.

– В 1952 году родной брат мамы взял меня (я тогда только окончила пять классов) в Симферополь, – вспоминает Дина Алексеевна. – Без документов, которые сгорели в доме. Но ему, работавшему в горкоме партии, удалось выправить паспорт. В Симферополе я окончила вечернюю школу, а затем торговый техникум.

Взрослые выкопали землянки, в которых поселились вместе с детьми. На наше счастье, сохранилось здание школы, в которую мы пошли в 1945 году. Плохо одетые, босые. Нам хотелось учиться, поэтому терпели голод и холод. Пусть никому не придётся испытать то, что пережили мы!

Из воспоминаний Дины Глебовой


Следом за мужем

Жизнь Дины Глебовой резко изменилась после знакомства с блестящим офицером Владимиром Павловичем Кадуриным. В 1961 году он поступил в военную академию и вместе с семьёй, в которой уже подрастал полуторагодовалый сын Женечка, поселился в Москве. Дина Алексеевна устроилась в столичное управление торговли. 

После выпуска Кадурин получил направление на Выксунский машиностроительный завод ДРО. Сначала работал военпредом в блоке №4, выпускавшем бронекорпуса для военной промышленности. После присвоения ему звания полковника стал старшим представителем заказчика. Дина Алексеевна устроилась в Выксунский торг. Их единственный сын Евгений после окончания вуза остался в Москве, где сейчас и проживает вместе со своей семьёй. 

Смена профессии

Ворвавшаяся в нашу жизнь пресловутая перестройка внесла свои коррективы и в жизнь семьи Кадуриных. Дина Алексеевна, уйдя из торговли, устроилась на Выксунский металлургический завод. Год проработала в пятом трубном цехе, а затем перешла в планово-договорной отдел управления капитального строительства. Руководил им в то время Сергей Николаевич Лысов, стоявший у истоков создания в Выксе строительного треста-10 и внёсший огромный вклад в развитие завода и города. На посту зам. директора по капитальному строительству ВМЗ его позже сменил Владимир Александрович Жериков.

Рядом с Диной Алексеевной трудилась Нина Дмитриевна Барченкова. Работы у них было много. Заводу требовались материалы, запасные части и новое оборудование, в особенности для реконструируемого четвёртого цеха, переходившего от выпуска многослойных труб к освоению одношовных. Кстати, трубы большого диаметра ВМЗ сейчас используются в таких значимых трубопроводах, как Северо-Европейский газопровод и Восточная Сибирь – Тихий океан, которые были проложены в двухтысячных.

Но девяностые годы были не самыми благоприятными для завода, как и для и всех промышленных предприятий страны. Из-за перехода к рыночной экономике пришлось отказаться от реализации ранее составленных планов. Не было оборотных средств и заказов, поэтому многие цеха простаивали. Началось сокращение кадров. И в 1997 году Дине Алексеевне пришлось уйти с завода. Но к тому времени ей уже исполнилось 60 лет. Большую поддержку оказал супруг. Они вместе проводили досуг, находя занятия по интересам.

От автора. Категория, к которой сегодня относится Дина Алексеевна, носит название «дети войны». Этот статус до сих пор не узаконен нашим правительством. А ведь материальная поддержка нужна каждому, кто пережил военное лихолетье. И, прежде всего, на лекарства. Пока же им приходится самим поддерживать своё здоровье в рамках единственного источника – пенсионных средств.

Татьяна Макракова.
Фото из архива Совета ветеранов ВМЗ

blog comments powered by Disqus