У всех зарытых без могил одна надежда – на живых

visibility
Тысячи советских солдат до сих пор числятся в списках пропавших без вести. Они остались лежать на полях сражений, в безымянных болотах, там, куда не приходят с цветами и где не...

Тысячи советских солдат до сих пор числятся в списках пропавших без вести. Они остались лежать на полях сражений, в безымянных болотах, там, куда не приходят с цветами и где не поминают усопших. Сколько таких неизвестных героев лежат в братских могилах?.. Их поиском занимаются специальные отряды по всей стране. Есть такой и в Выксе. Уже год отряд «Горящая земля» (состоящий из 12 энтузиастов), делает всё возможное, чтобы каждый погибший воин обрёл могилу и имя.

Рассказывает командир поискового отряда Алексей Петров:

  – На одном из выксунских форумов мы обнаружили интересное сообщение. Девушка-москвичка разыскивала место захоронения своего деда – Иванова Филиппа Николаевича. По всем имеющимся у неё сведениям оно должно было находиться на территории Выксунского района, но самостоятельно узнать о нём она не смогла. Я оставил на форуме номер телефона, электронный адрес и через несколько дней у меня была вся необходимая для поиска информация. Начали работать по базам данных Минобороны, архивов. Оказалось, что Ф.Н. Иванов фигурирует в списках людей, чьи имена значатся на обелиске Северного кладбища. Вместе с ним обнаружили ещё 11 человек, на нём не упомянутых. Стали проверять сведения по каждому и через полтора месяца работы выяснили, что как неизвестные на кладбище перезахоронены останки 31 бойца. В связи с этим мы обратились к главе района с просьбой внести в списки воинского захоронения их имена.
   Теперь отряду и нам остаётся только ждать, когда будет восстановлена историческая справедливость. Здесь для «Горящей земли» работа закончена.
   Среди 31-го теперь уже известного солдата есть и выксунец, и это не единственный наш земляк, найденный благодаря поисковому движению. Так, в прошлом году в деревне Речица Калужской области было поднято 79 бойцов 322-й стрелковой дивизии, формировавшейся в Горьком. Один из них – житель Выксы.

Чаще всего поисковики извлекают из земли вместе с останками осколки снарядов, стрелковое оружие, различные боеприпасы. Но бывает, что находят и такие редкие вещи, как эта «гайка» – на фото.
У всех зарытых без могил одна надежда – на живых– Кольцо норвежского легионера СС. Все норвежцы, служившие в этих «эскадронах защиты», носили их как талисманы. Считалось, что они приносят удачу. Точно так же немецкие эсэсовцы подвешивали на пояса серебряные талеры. Монеты были призваны уберечь от пуль.
  Можно обнаружить и хорошо сохранившееся техническое оснащение. Например, как-то мы подняли несколько малых сапёрных лопат, которые входили в комплект вооружения немецких солдат. Для Германии их поставляли союзники – финны. Конкретнее – фирма Fiskars. По иронии судьбы во время поиска мы сами пользуемся оборудованием этого производителя – Fiskars по-прежнему процветает, благодаря прочности, удобству и надёжности выпускаемой продукции.



У всех зарытых без могил одна надежда – на живыхУ «Горящей земли» большой опыт участия в масштабных поисковых мероприятиях, в том числе традиционной Смоленской Вахте памяти. На фото руководители поисковых отрядов, приехавшие на почётный караул под Ельню. Ушаково поле – в конце Вахты памяти на нём было проведено массовое захоронение поднятых на территории бойцов. В прошлом году 128 человек здесь наконец-то упокоились с миром. К сожалению, не все были опознаны. Трудность в установлении личности погибших составляет, прежде всего, частое отсутствие смертных медальонов. Без них определить принадлежность останков можно только по наградным знакам, что гораздо сложнее и не всегда реально.

У всех зарытых без могил одна надежда – на живыхЭтот снимок сделан в Смоленской области. На нём руководитель выксунского поискового отряда Алексей Петров. Позади на возвышении можно рассмотреть немецкие блиндажи (в круге). По полю перед ними наши солдаты когда-то шли на прорыв. На островке, который огибает речка, были обнаружены останки 12 бойцов. Все перезахоронены.

   Каждая найденная во время поиска вещь, даже имеющая принадлежность к фашистской Германии, является ценной как история не одной, а многих жизней и смертей.
У всех зарытых без могил одна надежда – на живых– В верхней части фото половинка смертного немецкого медальона. Внизу слева – Бронзовый знак за танковые атаки. Такой выдавался за пять подбитых танков, – поясняет Алексей, – либо за 15 дней непрерывного участия в боях. Далее – самая распространённая награда Третьего Рейха – Железный крест II степени. Справа – Чёрный знак за ранения. Человек, которому принадлежала эта награда, был один или два раза ранен в боях. За три-четыре ранения выдавался такой же знак в серебре, за пять или шесть либо по наступлению инвалидности – в золоте.

    Один из самых главных рисков поисковой работы связан с неразорвавшимися снарядами, боеприпасами, оставшимися в земле. Существует техника безопасности, которая, правда, не всегда останавливает человеческое любопытство.
    – Казалось бы, какую угрозу может представлять граната, пролежавшая в земле 60 лет? Вот только вся «плохость» изготовленных в довоенное время снарядов в их качественном производстве. Особенно опасны гранаты мгновенного реагирования, такие как, например, М-34 (М – модель, далее – год разработки). Допустим, кто-то ведёт поиск, видит в земле какое-то колечко, из любопытства человек, конечно, начинает вытягивать находку... В случае с М-34 нет и двух секунд, чтобы успеть спастись.
    Хотя, если отряд находит нечто подобное, мы обязаны прекратить все поисковые работы в этом районе и вызвать сапёров. Правда, поступить так получается не всегда. Места, где находим снаряды, обычно просто не трогаем.

Алексей Петров объяснил, почему отряд называется «Горящая земля»:
– Это, пожалуй, самый простой вопрос. Когда идут тяжёлые сражения, обычно говорят, что «земля горит». Отсюда и название отряда.
– Как вступить в отряд?
– Себя может попробовать каждый совершеннолетний желающий. Были бы энтузиазм и готовность к трудностям. Желательны навыки пеших походов, ориентирования на местности, умение работать с картой. Приветствуются знание истории, привычка к тяжёлым физическим нагрузкам. С каждым проводится собеседование, после которого и принимается соответствующее решение.
– Какие сложности возникают в «бумажной» работе?
– Самые ценные для меня документы при восстановлении имён и фамилий поднятых бойцов – донесения по безвозвратным потерям. Сейчас эти данные Минобороны для доступа закрыты. С остальными документами я могу работать только после официального запроса. Ещё год назад таких сложностей не было.
– Как поступают с останками немецких военнослужащих?
– Как правило, всё зависит от района работы и руководителя организации, которая проводит Вахту Памяти. Например,  в Смоленской области их не перезахоранивают. Место, где обнаружены останки, просто отмечается и данные по нему передаются в органы, занимающиеся поиском со стороны Германии. Я считаю это неправильным, поскольку каждый солдат, павший за Родину, какой бы она ни была, заслуживает уважения. Однако поскольку на Вахте я «в гостях», то должен действовать в установленном порядке.

  Благодаря этому поисковому отряду на обелиске, находящемся на Северном кладбище, должно появиться ещё 31 незаслуженно забытое имя.
  Все найденные вещи, обладающие исторической ценностью, передаются в музей при областной общественной поисковой организации «Курган», поскольку в Выксе у отряда нет собственного помещения.
   В ближайших планах «Горящей земли» очередная Вахта памяти в Смоленской области. Если поездка состоится, «ВР» обязательно расскажет об этом.

Ксения Абдулхакова. Фото из архива «Горящей земли»

blog comments powered by Disqus