Жить, чтоб помогать другим

visibility
или Какое счастье – человеком быть! Были дети мы войны, детства были лишены… Я пошла в посадку возле рынка… Будьте добрей, чтоб с вами всем было теплей!

Эти строчки из стихотворения Раисы Станиславовны Кузьминой очень точно характеризуют самого автора – человека увлечённого.

Она пишет стихи, хорошо поёт, любит живопись. В ней удивительным образом сочетается столько добра, тепла, света, что сразу же, при первой встрече, ощущаешь на себе их позитивный смысл.

Раиса Станиславовна – лёгкий в общении человек. И в то же время очень мудрый. А умудрённость – не только от прожитых лет, но и от невероятной насыщенности её судьбы событиями.

– Считаю, – говорит она, – я самая богатая: столько всего пережила!

 

Пишет Кузьмина, вспоминая себя, семилетнюю. Её беззаботные ребячьи года кончились именно в это время, когда в 1941 году в Житомирскую область, в с. Старый Любар, пришли немцы и заняли дом Качковских (девичья фамилия Раисы). Ещё пару дней назад ребятишки (их в семье было шестеро) старательно собирали спелую черешню, а теперь старших детишек мама спрятала в погребе, где хранился картофель, в саду немцы поставили кухню – готовили обед солдатам. Спустя некоторое время детей выпустили из укрытия. Новые хозяева их особо не трогали, но все в семье боялись лишний раз пройти по двору. Особенно Рая пугалась овчарок (до сих пор их опасается).

В 1942-м местную молодёжь начали забирать в Германию (такая участь постигла и старшую сестру Раи – Надю. Она пробыла там до марта 1945 г.). Поэтому семья решила скрыться в какой-нибудь отдалённой деревне. Ехали на телеге, кругом рвались снаряды, лежали убитые советские солдаты, лошадь вздрагивала, неслась, не слушаясь вожжей. А в деревне, куда, наконец, добрались – ни одного дома, всё сожжено. Что делать? Решили вернуться в своё поселение – хуже уже всё равно не будет.

На родном подворье немцы разрешили занять им одну комнату в доме. Ночью дети ложились всегда одетые, боялись бомбёжки – вдруг осколки полетят!

Раиса Станиславовна вспоминала, как фашисты едва не расстреляли маму из-за того, что она спрятала двух оставшихся гусей на чердаке в клетке (люди, несмотря ни на что, надеялись, что захватчики когда-нибудь уйдут). Услышав гоготанье птиц и обнаружив их, немцы рассвирепели, повели маму расстреливать. (А на днях соседа повесили за спрятанное сало). Дети схватили фрица за сапоги, облепили ему ноги, просили, плакали, умоляли отпустить её. Немец отшвыривал детей, ругался, но не смог отбросить вцепившихся в него ребятишек. И ушёл…

– У нас всех был нервный шок, – вспоминает Раиса Станиславовна, – но тогда психологов не было. Всё запекалось, наслаивалось на всю жизнь. И поэтому я очень люблю жизнь. Она не имеет цены. Это Божий дар!

Помнит Кузьмина и то, как в деревню пришли власовцы, что-то не поделили с немцами – дело едва не дошло до стрельбы. Так и жила семья до января 1944-го, пока захватчиков не выдворили. Люди начали сажать огороды, Рая стала учиться в первом классе.

 

Потом девушка закончила школу бухгалтеров в Радомышле, отработала год и в 1955 году приехала в отпуск в Выксу, куда ещё до войны перебралась на заработки на металлургический завод её дальняя родственница с Украины. Как-то отправились на рынок, вошли в посадку, и она поразила Раю своей зеленью, особым спокойствием. Девушка решила остаться в Выксе, но выживать здесь вновь пришлось самостоятельно. «Спасибо добрым людям, – рассказывала Раиса Станиславовна, – они всегда встречались и встречаются мне».

Устроилась на завод ДРО. Во многом помог начальник отдела кадров Купцов, отметивший после беседы с девушкой: «Дорогу ты в жизни пробьёшь». Работала токарем, дали ей место в общежитии на Щитках, затем взяли в расчётный отдел завода. Встретила замечательных людей – главного бухгалтера Михаила Ивановича Коробкова, старшего бухгалтера Александру Степановну Канышину, которая впоследствии взяла Раису к себе на работу в блок №4, многих других, ставших родными и близкими. Позже трудилась экономистом, уходила в трест-10. Стала очень грамотным бухгалтером, освоив все направления этой специальности. Но Кузьмину тянуло на родной «Дробмаш». И встретив начальника паросилового цеха завода Владимира Николаевича Глубокова, предложившего ей вернуться в ДРО, согласилась. Люди на «Дробмаше», по словам Раисы Станиславовны, очень добрые, участливые, какие-то особенные. Отсюда она и ушла на заслуженный отдых.

 

Полтора года назад Раиса Кузьмина выпустила книгу стихов «Живите в радости». Опять же – не без помощи добрых людей. Это закономерно, ведь Раиса Станиславовна как тот колосок, о которых рассказывала в детстве её бабуля Марцена Качковская: «Видишь, колоски торчат вверх, а другие вон как согнулись, они полные зёрнышек, поэтому наклонились. И люди умные – их не сразу узнаешь, они не выпячиваются, а пустые всегда вылезают. Узнавай людей по этим колоскам». Эти советы бабушки она помнит до сих пор. Они помогают ей жить и сегодня: любить людей и жизнь.

 

Лидия Козоедова. Фото из архива Р.С. Кузьминой

 

blog comments powered by Disqus