Плохие ножи, лошадиные объедки и... Настя-Люленька

visibility
Краткий обзор январских публикаций «ВР», вышедших в печать 85 лет назад.

В августе 2020 года «Выксунский рабочий» отметит солидный юбилей – ровно 100 лет с момента основания газеты. Только представьте – целый век! За все эти славные годы были выпущены тысячи больших и малых статей на самые разные темы, опубликовано бесчисленное количество объявлений, фотографий и карикатур. Предлагаем читателям совершить небольшое путешествие в СССР и ознакомиться с избранными материалами «ВР» за январь 1935 года.

Традиционно середина зимы считалась самым спокойным периодом в довоенном Выксунском районе. До посевной кампании ещё добрых три месяца, торфоразработки в стужу не велись, поэтому тематика в новогодних выпусках «ВР» была стандартной – различные партийные постановления, заводские вести и культурно-про-светительская работа.

Плохие ножи,  лошадиные объедки  и... Настя-люленькаВероятно, самым приятным новогодним подарком для всех выксунцев была отмена хлебных карточек. Об этом наша газета радостно сообщала 1 января 1935 года: «Конец хлебным карточкам! Сегодня – первый день бескарточной торговли хлебом!».

«…С сегодняшнего дня каждый имеет возможность покупать хлеб свободно в любом магазине, – гласило пояснение в статье. – Это – величайшая победа нашей страны. Эту победу могут отрицать или охаивать только заклятые враги политики партии или соввласти».

К слову, в этом же первом январском выпуске «ВР» был опубликован результат проверки в магазине №10 (отдел рабочего снабжения металлургов; находился по адресу: г. Выкса, ул. Ленина, д. 16. – Прим. авт.). По словам заведующей Борзовой, в магазине плохо обстояло «дело с ножами для резки хлеба». Оказывается, у местных работников розничной торговли имелись ножи только низкого качества, которые не годились для работы.

«Нужно срочно заменить их, так как эта „мелочь“ может вызвать задержку в раздаче хлеба», – сообщал автор материала в конце заметки.

4 января 1935 года (№4) «ВР» писал о декабрьской проверке конного двора в колхозе «Оборона» Нижневерейского сельсовета. Результаты были неутешительные:

«…Уход за лошадьми поставлен плохо. Лошади по несколько дней не чистятся, конюхи установили свой порядок: чистить лошадь только перед выходом куда-либо на ней. Конюх Барутинов засыпает в кормушку овса и больше не проверяет – съела лошадь корм или нет. А когда обнаружили, что у лошадей, которых обслуживает Барутинов, скопилось в кормушках очень большое количество объедков, Барутинов на это ответил:

– Разве за всем доглядишь…»

30 января (№25) наша газета вышла с громкой передовицей: «Торговать, а не распределять!». Речь, как нетрудно догадаться, шла о перекосах в советской торговле: 

«Товарищ Сталин особенно сильно подчёркивал необходимость безостановочной циркуляции  товаров от производства к потребителю, расширения торговой сети, вовлечения в торговлю…»

«ВР» констатировал: «Подлинной советской торговли в Выксе ещё нет» и приводил распоряжение райкома о проведении в феврале двухдекадника «по ликвидации затоваривания». Время показало, что на общую ситуацию в местной торговле эти меры повлияли слабо: дефицитные вещи и продукты всё так же моментально сметались с прилавков, а серые и невзрачные товары по-прежнему месяцами пылились в магазинах…

Пожалуй, один из самых актуальных «народных» материалов был опубликован в этом же номере под названием «Настя-Люленька».

В небольшой заметке описывались случаи, когда в больницу в начале января за медпомощью обратились сразу пять женщин «с признаками одной и той же болезни – сильного кровотечения от аборта».

Оказывается, в Мотмосе на протяжении некоторого времени неграмотная гражданка Утинова по прозвищу Настя-Люленька делала аборты женщинам в домашних условиях. Одна из свидетельниц, гражданка Рогакова, позже вспоминала:

– 25 декабря я пришла к Утиновой и попросила сделать аборт. Недолго говоря, она повела меня в холодный и тёмный чулан, и там каким-то инструментом произвела аборт, после которого у меня начались сильные кровотечения. За это производство аборта Утинова с меня взяла 10 рублей.

Такие же показания дали и другие свидетельницы по этому делу. Учитывая, что действия Насти-Люленьки являлись «особенно социально опасными», местный суд приговорил Утинову к лишению свободы сроком на четыре года.

«Это дело свидетельствует о явном неблагополучии в районе с медицинской пропагандой, – резюмировал «ВР». – Районному отделу здравоохранения и врачам пора серьёзно подумать над этим вопросом».

Фото автора. Рисунок Александры Киселёвой

blog comments powered by Disqus