Силён не тот, кто поднимает штангу

account_circle
visibility
А тот, кто беды волен пережить…Эти строки невольно вспомнила, когда познакомилась с удивительной женщиной – Таисией Николаевной Руденковой. Знаете, в её трудовой биографии две профессии и обе считаются (и правильно...

А тот, кто беды волен пережить…

Эти строки невольно вспомнила, когда познакомилась с удивительной женщиной – Таисией Николаевной Руденковой. Знаете, в её трудовой биографии две профессии и обе считаются (и правильно считаются) мужскими: плотник и кузнец-штамповщик. Да, на эти хрупкие плечи легла тяжёлая ноша…

Таисия Николаевна родом из Кировской области. Жила на маленьком хуторке. Родители Николай Исаакович и Василиса Осиповна крестьянствовали, имели крепкое хозяйство. Тая – их первенец. Было это до вой-ны, в 1925 году. Тогда про колхозы ещё и речи не велось. Позже на хуторе у Руденковых родилось ещё семь детей, а Таиса стала маме первой помощницей. В 10 лет она лихо управлялась с лошадью, доила корову, косила, убирала лён и нянчила младших братьев и сестёр. За домашними хлопотами было не до учёбы, потому и смогла окончить только начальную школу.

В конце 30-х годов в их районе тоже началась коллективизация, хуторянам было предписано со всем домашним скарбом съезжаться в одно место, да тут война вмешалась. Николая Исааковича забрали в армию. Василиса Осиповна перебралась с детьми на железнодорожную станцию Опарино. Поселились в бараке. Она работала сторожем на станции, а Тая дом вела. От главы семьи пришла весточка, что он находится в Дзержинске Горьковской области, охраняет военные объекты.

Немного погодя Тая с мамой и младшими братьями перебрались в Архангельск. Вот тут, в Архстройуправлении, 16-летняя девушка и стала осваивать профессию плотника. Как шутливо заметила Таисия Николаевна, другой работы не нашлось, куда направили, туда и пошла. До 1949 года плотничала. Бойкую девчушку поставили бригадиром, парни были у неё в подчинении и ничего – слушались, видя, как она лихо с топором управляется. Жили впроголодь. Голова кружилась от голода, а план надо было делать, и делали.

Победу встретили криками «Ура!», а ещё радовались, что теперь хоть хлебушка вдосталь поедят. Когда война кончилась, отца Таи перевели в Выксу. Он стал работать в охране завода ДРО, на его попечении были овчарки. Здесь при питомнике и жил в маленькой комнатушке. Вскоре и жена с двумя младшими сыновьями к нему перебралась, а Таю из Архангельска отпустили к ним лишь в 1949 году и только потому, что она очень серьёзно травмировала руку – едва удалось спасти от ампутации.

На новом месте жительства сразу стала искать себе работу, чтобы не сидеть на шее у родителей – такой уж у неё характер независимый. Когда выяснилось, что она была плотником 4 разряда, её приняли на работу в ДРО, но она категорически отказалась опять плотничать. Тогда ей предложили стать штамповщицей. Тая тут же согласилась, наивно полагая, что будет на деталях штампы ставить – на судоверфи видела, как брёвна штампуют. Но в первый же день, когда её мастер в кузницу привёл, поняла, что попала «из огня да в полымя». Кузнецы решили подшутить над новенькой, напоминавшей нахохлившегося воробья, и выдали ей инструмент – здоровые клещи, которые не всякий мужчина долго удержит. Но девушка полную смену терпеливо училась управляться с рабочим инструментом у раскалённой печи. Откуда только силы брались! Домой кое-как дошла и рухнула на кровать. На второй день всё повторилось.

Постепенно втянулась, да так, что вскоре уже умело штамповала болты, гайки и другие детали. Полгода в учениках проходила, пока на термопрессовый участок новый мастер не пришёл – И. Юркин. Он сразу заметил, что Тая уже выросла из учеников, и помог получить разряд. Мастер не ошибся в девушке, постепенно она не хуже мужчин освоила все имеющиеся прессы и могла выполнить такую работу, где без отличного глазомера и смекалки не обойтись.

Когда Таиса вышла замуж и стала матерью, трудностей прибавилось – двухмесячного первенца удалось устроить в ясли, но теперь в обед надо было успеть сбегать его грудью покормить и опять к прессу. Двух сыновей, да каких молодцев, подняла Таисия Николаевна. Муж, конечно, помогал, да слишком часто в рюмку заглядывал, поэтому для Александра и Юрия именно мама была непререкаемым авторитетом. Она сама с ранних лет трудилась и в сыновьях трудолюбие воспитывала. Шутка ли – 42 года Таисия Николаевна проработала на прессах, а уволилась с завода, когда ей исполнилось 77 лет. За трудовые достижения её много раз награждали различными Почётными грамотами и подарками, но самая большая её гордость – сыновья и внуки.

blog comments powered by Disqus