Жизнь прожил не зря

visibility
Считает капитан второго ранга в отставке Анатолий Панчеха

Человека военного можно узнать по статной фигуре, красивой осанке и всегда аккуратно и с иголочки одетого. Таков Анатолий Евгеньевич. В нашем городе он живёт с 1996 года, но его знают многие.

Когда он идёт в колонне ветеранов на майских демонстрациях, то ловишь себя на мысли, что невольно любуешься им. Он прост и приветлив в общении, предупредителен, всегда здоровается и непременно расспросит, как дела. Создаётся впечатление, что знаком со всеми. С одними – по дому, с другими соседствует на даче, с третьими водит дружбу военную. Сегодня он у нас в гостях.

– Судя по мягкому говору, Вы родом с Украины и принадлежите к поколению детей войны?

– Вы не ошиблись. Я родом из Винницкой области, из многодетной семьи. Восемь деток было у родителей, я самый старший. Когда началась война, мне было 10 лет. Помогая родителям, мы с ребятами ходили в ночное, пасли лошадей. И вдруг однажды услышали чужую речь. Это были немецкие диверсанты. А утром они спокойно шли по улице нашего села. Им никто не оказал сопротивления. Военных не было. Остановились они на ночлег в местной церквушке. Однако кто-то всё-таки сообщил пограничникам, и немцы были уничтожены. Но это был лишь эпизод, потом началась оккупация. Три года жили в страхе. А после войны голодали. Было так тяжело, что я не мог даже в школу ходить. Мама варила из крапивы щи, зерна – никакого. Держали корову, но всё молоко сдавали в колхоз. Себе оставляли стакан. А что такое стакан на семью? Суп «забелить» и только. Да, такая вот деталь тогдашней жизни. Наш дом стоял в центре посёлка, рядом с сельсоветом. Зайдут немцы, выгонят нас из дома, размещают свой штаб. Приходят советские войска, тоже живут в нашем доме. А мы так в сараях и перебивались.

– А как же так случилось, что Вы, деревенский парнишка, стали военным?

– Волею судьбы, наверное. После окончания неполной средней школы поступил в ФЗО при сахарном заводе. Потом стал работать слесарем-аппаратчиком там же и учиться в вечерней школе. Мне осталось сдать последний экзамен за 9-й класс, как взяли в армию. Сначала «учебка», потом нас восьмерых отправили на Балтику, в дивизию торпедных катеров. Служили тогда на флоте пять лет, а на третьем году ходили в отпуск. Будучи в армии, опять пошёл учиться в вечернюю школу. Закончил 10 классов. И то чуть было не провалилось моё образование, потому как вышел приказ маршала Жукова  о том, чтоб запретить «срочникам» обучение. Но там была оговорка, что, мол, кто имеет 9 классов, могут продолжать образование. Мне повезло.

– При вашей занятости, когда же Вы успели создать семью?

– Женился во время службы в Риге. Родился сын. А поскольку я всё время в море, жена моя решила на Украину вместе с сыном поехать к моим родителям. Такая отчаянная! Когда служил в Риге, поступил в Ленинградское военно-морское училище. После его окончания получил назначение на Тихоокеанский флот.

– Как Вы оказались на Камчатке?

– Служба такая. Направили из Риги сначала во Владивосток, куда мы добирались на поезде 12 дней! Через два года перевели на Камчатку. А через некоторое время и жена прилетела на самолёте со всем скарбом. Мне дали квартиру. Представляете, прилетает моя жена с сыном, а тут снегу выпало три метра! Так мы вещи в квартиру на третий этаж через окно втаскивали, так было удобнее.

– Три метра? А как из подъезда выходили?

– Как? Утром разбегаешься и с размаху вылетаешь! Снег-то мягкий и пушистый.

– Вы закончили Ленинградское училище?

– Да, в 28 лет. А когда служил в Хабаровске, так захотелось мне юристом стать! Вот пришла в голову такая блажь: хочу быть прокурором! (Смеётся). Закончил Всесоюзный заочный юридический институт. Но море опять потянуло к себе! Вновь – Прибалтика, Лиепая. Был там колхоз-миллионер, который купил большой морозильный траулер. Вот на него я и устроился первым помощником капитана-директора. Полгода ходили по Атлантике. Останавливались в портах Намибии, Марокко, Анголы. Ремонтная база у нас была в Экваториальной Гвинее. В общем, повидал мир.

– Неужели Вам не надоело море?

– Надоело! Наступил момент, когда я решил осесть на суше. На металлургическом заводе в Лиепае стал работать инспектором второго отдела по режиму, возглавлял заводской отдел ДОСААФ. Жизнь началась спокойная, осёдлая, с семьёй хоть стал жить. А то меня сыновья звали не иначе как… мама. Они же никого кроме мамы не видели, я постоянно в море и в море. А тут у меня появилась дача, работа в саду и огороде приносила мне радость. Я ходил за ягодами, грибами в лес. Это было счастье.

– Скажите, если бы Вы решили написать книгу о своей жизни, как бы Вы её назвали?

– «Жизнь прожил не зря».

– И про что была бы та книга?

– Про то, что детства у меня не было. Его украла война. Про то, как жили после войны. Про то, как я летом белил полотно, работал на 30 сотках огорода, нянчился с братьями и сёстрами, как в школе писали на церковных книгах в промежутках между строк, как вместо чернил – сок бузины, вместо ручки – перья из куриного хвоста…

– Какими чертами наградили Вас родители?

– Мои родители были удивительно добрые люди. Отец имел три класса церковно-приходской школы, а мама была неграмотная. Они всегда повторяли, что надо делать добро людям. Приходили гости – отдавали всё самое лучшее, даже нам, детям,  не доставалось. Вот такой всеобъемлющей и бескорыстной была их доброта. С этими качествами живут мои сыновья, так живу и я. Это наказ родителей.

– В Вашей жизни были такие испытания, которыми Вы можете гордиться?

– Однажды во время учений выходил из подводной лодки на поверхность с 200-метровой глубины. С надводного корабля опускался «колокол» и присасывался к люку подлодки. Затем я переходил в «колокол», который поднимался на поверхность воды. В другой раз на подлодке, где я служил заместителем командира, взорвалась аккумуляторная батарея во втором отсеке. Но нам удалось выбраться. 40 дней в госпитале отлежал, выговор получил, был снят с должности. Потом взыскание сняли. На Балтийском флоте служил два года в Палдиски, а затем в Лиепае. Службу закончил в 1977 году. Да, интересные цифры в этом году: 37 лет – на флоте, и столько же лет я на пенсии.

– Война – тяжёлое испытание для человека и государства. Какие качества необходимы на войне?

– Главное – дисциплина, уметь делать всё. Не бояться ни трудностей, ни испытаний.

– Как называть войну: Вторая мировая или Великая Отечественная?

– Для нас она была Великой Отечественной, потому что мы защищали своё Отечество. Для других стран она была Второй мировой. Но мы горды тем, что именно наша страна принесла всем мир и свободу.

– Что Вам помогает жить?

– Дисциплина и жизнь по расписанию. В одно и то же время завтрак, обед и ужин. Ничто не должно колебать это расписание.  

– Что Вы можете простить близкому человеку?

– Близкому могу простить всё.

– От чего стоит спасать мир?

– От войн, разрушений, от неразумного использования ресурсов, в основном, от человека, который не ведает, что творит по отношению к природе. А ведь плата может быть суровой.

– У Вас бывают минуты, когда Вы поёте?

– Я даже во сне пою! Пел всегда: в училище, во флотской самодеятельности, когда один и когда в гостях… Очень люблю «Подмосковные вечера», песни военных лет.

– Вы, украинцы, певучий народ… Переживаете за Украину? Кто из Вашей родни там остался?

– Сестра, брат, участник Афганской войны, инвалид, другой брат – полковник, живёт в Каменец-Подольском и ещё один – в Донбассе. Я с ними общаюсь по скайпу. Вчера спрашиваю сестру: «У тебя сколько денег из зарплаты высчитывают на ремонт майдана?» Она отвечает, что нисколько, у них, в Центральной Украине, жизнь идёт своим чередом..

– Ваш жизненный девиз?

– Улыбаться, не унывать ни при каких обстоятельствах!

 

Елена Липатова. Фото Ольги Поповой

 

blog comments powered by Disqus